ма­ри­на по­плав­ская

Ак­три­са «Ди­зель Шоу» на ка­на­ле ICTV Ма­ри­на По­плав­ская впер­вые рас­ска­зы­ва­ет о сво­их ари­сто­кра­ти­че­ских кор­нях, со­вет­ском дет­стве, ра­бо­те учи­те­лем в шко­ле, лю­би­мых лю­дях, ве­се и окон­ча­тель­ном при­ми­ре­нии с са­мой со­бой

Viva!Ukraine - - Люди - Та­тья­на Ви­тязь

Ак­три­са «Ди­зель Шоу» рас­ска­зы­ва­ет об ари­сто­кра­ти­че­ских кор­нях, ра­бо­те учи­те­лем, ве­се, лю­би­мых лю­дях и окон­ча­тель­ном при­ми­ре­нии с со­бой

Счи­та­ет­ся, что юмо­ри­сты долж­ны шу­тить все­гда и вез­де: не толь­ко на сцене, но и вне ее. В слу­чае с Ма­ри­ной По­плав­ской это не со­всем так. Моя со­бе­сед­ни­ца – че­ло­век сдер­жан­ный, об­сто­я­тель­ный и да­же стро­гий. Лич­но я ис­пы­ты­ва­ла неко­то­рую ро­бость, на­чи­ная раз­го­вор...

– Я слы­ша­ла, к вам об­ра­ща­лись: Ма­ри­на Фран­цев­на. Мне то­же с ва­ми по име­ни-от­че­ству? Не на­до. Зна­е­те, я уже дав­нень­ко в твор­че­ских кол­лек­ти­вах вво­жу нена­вяз­чи­вую тра­ди­цию на­зы­вать всех по име­ни-от­че­ству, невзи­рая на воз­раст. И она, к мо­ей ве­ли­кой ра­до­сти, при­жи­ва­ет­ся. Сей­час ко мне так об­ра­ща­ет­ся без ма­ло­го пол­стра­ны ( сме­ет­ся), и эта при­выч­ка сфор­ми­ро­ва­лась по­сле но­ме­ров в шоу, где я иг­раю «все­укра­ин­скую» те­щу или све­кровь. Но се­год­ня в ин­тер­вью поз­воль­те мне сыг­рать роль про­сто Ма­ри­ны По­плав­ской. – Раз­ре­шаю. От­че­ство у вас стро­гое. Муж­чин не от­пу­ги­ва­ет? Дай бог, что­бы их пу­га­ло по жиз­ни толь­ко это ( сме­ет­ся). Я мень­ше все­го пе­ре­жи­ваю по это­му по­во­ду. Франц – имя мо­е­го па­пы, это свя­то, по­это­му я не ду­маю, что оно долж­но от­пу­ги­вать. Ско­рее, лю­ди мо­гут ре­шить, что мы при­бы­ли в свое вре­мя из-за гра­ни­цы и я ка­ких-ни­будь бар­ских кро­вей… – А вы не бар­ских кро­вей? Мой пра­дед, Ви­цен­тий Ле­ван­дов­ский, по рас­ска­зам, был поль­ским ба­ро­ном. У него был «ма­е­ток», дом, ма­неж с ло­шадь­ми – все на­жи­то чест­ным ад­ским тру­дом: че­ло­век всю жизнь тя­же­ло ра­бо­тал сам и де­тей при­учал. А по­том, как го­во­рит­ся, при­шли лю­ди и ска­за­ли: «Пан Ле­ван­дов­ский, а да­вай­те-ка мы все раз­де­лим по-то­ва­ри­ще­ски?» И он был вы­нуж­ден от­дать, по­то­му что очень уж убе­ди­тель­но вы­гля­де­ли ви­зи­те­ры…

О сво­их кор­нях я узна­ла от ро­ди­те­лей лет в два­дцать. Мои пред­ки – пред­ста­ви­те­ли поль­ской на­ции. Пра­ба­буш­ка и пра­дед – Фра­ня Аль­би­нов­на и Ви­цен­тий Ле­ван­дов­ские, ба­буш­ка и дед – Фе­лик­са Ви­цен­тьев­на и Петр Лю­дви­го­вич По­плав­ские. Мо­е­го дво­ю­род­но­го пра­де­да по от­цов­ской ли­нии до по­след­них дней на­зы­ва­ли па­ном. Он жил от­шель­ни­ком в ма­лень­ком до­ми­ке, и, на­вер­ное, на то бы­ли свои при­чи­ны. Рас­ска­зы­ва­ли, что до ре­во­лю­ции он ез­дил в Бра­зи­лию, ра­бо­тал там так­си­стом. По­том вер­нул­ся в Но­во­град-во­лын­ский рай­он (все мои пред­ки из Жи­то­мир­щи­ны), где и до­жи­вал свой век. Все ду­ма­ли, что он очень бо­гат, но пра­дед ни­че­го по­сле се­бя не оста­вил. Ес­ли что-то и бы­ло, то неяс­но, ку­да по­де­ва­лось. Но, го­во­рят, что по до­ку­мен­там он то­же был ба­ро­ном. Хо­те­лось бы узнать по­дроб­но­сти, ко­неч­но. – Так вы потом­ствен­ная ба­ро­нес­са? По­ка не уве­ре­на. Вре­мя по­ка­жет. Ну вот, еще при­ду­ма­ют мне ти­тул в юмо­ри­сти­че­ском шоу-биз­не­се: «ба­ро­нес­са». – Не са­мый худ­ший ва­ри­ант. Что­бы быть «уза­ко­нен­ной» ба­ро­нес­сой, на­до все же до­ку­мен­ты вос­ста­но­вить. Но да­же ес­ли я их и не най­ду, все рав­но гор­жусь сво­ей се­мьей. Пра­ба­буш­ка Фра­ня Аль­би­нов­на, ко­то­рая до­жи­ла до 96 лет и со­хра­ни­ла яс­ный ум, на­учи­ла ме­ня поль­ским и укра­ин­ским пес­ням, мо­лит­вам, и я очень ра­да, что ме­ня ду­хов­но вос­пи­та­ли. Я рос­ла сре­ди очень до­стой­ных, глу­бо­ко ве­ру­ю­щих лю­дей, пре­крас­ных хо­зя­ев, тру­же­ни­ков. Свет­лая им па­мять, ве­ли­кая бла­го­дар­ность за все и низ­кий по­клон до зем­ли за мою жизнь. – Эти лю­ди про­нес­ли свою куль­ту­ру и ве­ру че­рез го­ды советского ре­жи­ма … Я толь­ко те­перь по­ни­маю, как это бы­ло труд­но – со­хра­нить ли­цо, ко­гда у те­бя ото­бра­ли все! Ка­кой это ад­ский мо­раль­ный труд: не вы­дать свои мыс­ли ни сло­вом, ни де­лом, что­бы не под­ста­вить се­бя и близ­ких. Вме­сте с тем это лю­ди-ге­рои, ко­то­рые во вре­мя вой­ны за­щи­ща­ли Ро­ди­ну. Де­душ­ка Петр Лю­дви­го­вич был ко­мис­со­ван, но ра­бо­тал в три сме­ны на обо­рон­ном пред­при­я­тии, его бра­тья во­е­ва­ли. Дво­ю­род­ный де­душ­ка Франц Лю­дви­го­вич вер­нул­ся

с вой­ны ин­ва­ли­дом. Ма­мин отец Алек­сандр Мо­и­се­е­вич для ме­ня на­все­гда оста­нет­ся ге­ро­ем: он за­кон­чил вой­ну в Ке­нигсбер­ге, по­лу­чил три сквоз­ных ра­не­ния, но вы­жил. На­граж­ден ор­де­на­ми и ме­да­ля­ми. Си­дел в ла­ге­ре в Крас­но­яр­ске. Что­бы его спа­сти, ба­буш­ка Со­фия Алек­се­ев­на да­же про­би­лась на при­ем к Хру­ще­ву.

Де­душ­ка, ко­гда мы ве­ли се­бя не очень хо­ро­шо, ча­сто по­вто­рял од­ну фра­зу: «Ех, не ба­чи­ли ви сма­ле­но­го во­вка…» Толь­ко те­перь я по­ни­маю ее зна­че­ние.

К со­жа­ле­нию, мо­их ро­ди­те­лей уже нет в жи­вых, но я ста­ра­юсь чтить тра­ди­ции се­мьи. На­вер­ное, связь по­ко­ле­ний, доб­рое сло­во – это са­мое луч­шее, что я мо­гу сей­час сделать в па­мять о сво­их пред­ках. Кста­ти, это пер­вое ин­тер­вью, в ко­то­ром я го­во­рю о сво­их кор­нях. – Поль­ские тра­ди­ции, ка­то­ли­че­ская ве­ра… Как это сов­ме­ща­лось с ва­шим со­вет­ским дет­ством? У вас в се­мье не ви­тал дух ан­ти­со­вет­чи­ны, глу­хо­го со­про­тив­ле­ния вла­стям? Нет, по­то­му что бы­ло яс­но, чем это чре­ва­то. Что ка­са­ет­ся ме­ня, то я рос­ла обыч­ным ре­бен­ком, ко­то­рый лю­бил ту стра­ну, в ко­то­рой жил.

Мы бы­ли твор­че­ски­ми, по­сто­ян­но чем-то за­ни­ма­лись: пе­ли, тан­це­ва­ли, хо­ди­ли на экс­кур­сии – и ни­че­го еще не зна­ли о боль­шом и про­ти­во­ре­чи­вом ми­ре. У нас не бы­ло столь­ко ап­па­ра­ту­ры, как сей­час, – один маг­ни­то­фон и тот не все­гда был сво­бо­ден. И моя пер­вая учи­тель­ни­ца На­деж­да Кон­стан­ти­нов­на Язы­ко­ва с улыб­кой го­во­ри­ла: «Ни­че­го страш­но­го, бу­дем петь «под язык». Так она это на­зы­ва­ла. И мы пе­ли. И от­лич­но по­лу­ча­лось. До сих пор пом­ню на­ши пес­ни стро­ем и мно­гое дру­гое. Па­мять дет­ства. На­деж­да Кон­стан­ти­нов­на бы­ла на­шей бе­ре­ги­ней, зна­ко­ми­ла нас с окру­жа­ю­щим ми­ром, учи­ла дру­жить. О том, что есть дис­си­дент­ство, то­гда ма­ло кто знал и слы­шал, и, че­го гре­ха та­ить, по­ни­мал. – А ка­кие меч­ты у вас бы­ли в дет­стве? Мне очень нра­ви­лись на­ши со­вет­ские филь­мы, и я меч­та­ла жить, как их ге­ро­и­ни. А ко­гда уже ста­ла взрос­леть, то без­на­деж­но бы­ла влюб­ле­на в на­ших хок­ке­и­стов. – Не в ак­те­ров? На удив­ле­ние, нет. В зна­ме­ни­тую пя­тер­ку «ЦСКА»: Ми­хай­ло­ва, Пет­ро­ва, Кру­то­ва, Ма­ка­ро­ва и Хар­ла­мо­ва. Еще я на­изусть зна­ла со­став хок­кей­ных сбор­ных Шве­ции, Фин­лян­дии и Че­хо­сло­ва­кии. – В то вре­мя все де­воч­ки увле­ка­лись фи­гур­ным ка­та­ни­ем, а вы – хок­ке­ем? Мой па­па его смот­рел, и я вме­сте с ним. Так и ока­за­лась в сре­де бо­лель­щи­ков. – Страсть к хок­кею оста­лась? Сей­час мень­ше: вре­ме­на и увле­че­ния ме­ня­ют­ся. – А фут­бо­лом увле­ка­е­тесь? Люб­лю смот­реть ми­ро­вые и ев­ро­пей­ские чем­пи­о­на­ты. Очень ак­тив­но бо­ле­ла за на­ших на «Ев­ро-2012». Не ду­ма­ла, что фут­бол мо­жет так за­хва­ты­вать! – По те­ле­ви­зо­ру или на ста­ди­оне? По те­ле­ви­зо­ру. – На ста­ди­оне бы­ва­ли на фут­бо­ле? Дав­но, бу­дучи сту­дент­кой, ко­гда ра­бо­та­ла в пи­о­нер­ском ла­ге­ре. Там от­ды­ха­ла дет­ская фут­боль­ная ко­ман­да, и од­на­жды ее тре­нер при­гла­сил нас, дев­чо­но­кво­жа­тых, на матч «Ди­на­мо–спар­так». Мы си­де­ли на три­буне и, как вы­яс­ни­лось поз­же, бы­ли един­ствен­ны­ми пред­ста­ви­тель­ни­ца­ми жен­ско­го по­ла в на­шем сек­то­ре. И тут свер­ху к нам «спу­сти­лась» бу­тыл­ка шам­пан­ско­го, а муж­чи­ны­бо­лель­щи­ки при­вет­ствен­но по­ма­ха­ли нам ру­кой. Та­ко­го мы, чест­но го­во­ря, уж ни­как не ожи­да­ли. Я за­пом­ни­ла матч на­дол­го, а вот кто вы­иг­рал – нет ( сме­ет­ся). – А в ре­сто­ра­нах вам при­но­сят ком­пли­мен­ты от со­сед­них сто­ли­ков? Ино­гда. Узна­ют, есте­ствен­но. – И как вы к это­му от­но­си­тесь? Это при­ят­но. Хо­тя мне в та­ком слу­чае немно­го неудоб­но, ведь я не упо­треб­ляю. Раз­ве что ино­гда в ком­па­нии близ­ких по­друг мо­гу вы­пить бо­кал хо­ро­ше­го ви­на или шам­пан­ско­го. От­каз от ал­ко­го­ля – от­лич­ный спо­соб сбро­сить лиш­нее. – Кто ва­ши по­дру­ги? У ме­ня несколь­ко ком­па­ний дру­зей, ко­то­ры­ми я чрез­вы­чай­но до­ро­жу: по­дру­ги по КВН, по­дру­ги по ин­сти­ту­ту и по­дру­ги школь­ные. Сей­час все очень за­ня­тые лю­ди. Но все рав­но мы ста­ра­ем­ся вы­кра­и­вать вре­мя для при­ят­ней­ших ду­шев­ных встреч. Нам есть что рас­ска­зать друг дру­гу.

– Что за ин­сти­тут вы окон­чи­ли? Жи­то­мир­ский пе­да­го­ги­че­ский. Фил­фак по спе­ци­аль­но­сти «Укра­ин­ский язык и ли­те­ра­ту­ра». Окон­чив ин­сти­тут с крас­ным ди­пло­мом, я по­сту­пи­ла на ра­бо­ту в 26-ю, а за­тем в 33-ю шко­лу, в ко­то­рой уже боль­ше два­дца­ти лет пре­по­даю. – Вы до сих пор пре­по­да­е­те?! Удив­ле­ны? Да, так бы­ва­ет! Па­рал­лель­но с «Ди­зель Шоу» у ме­ня есть несколь­ко ча­сов. У нас в шко­ле пре­крас­ный кол­лек­тив, чу­дес­ный ди­рек­тор, Йо­сип Пав­ло­вич Ос­ниц­кий. Мои кол­ле­ги гор­дят­ся тем, что я ра­бо­таю с ни­ми, и я очень гор­жусь. И бла­го­дар­на всем за по­ни­ма­ние и под­держ­ку. – По­слу­шай­те, это неве­ро­ят­но: звез­да юмо­ри­сти­че­ско­го шоу – учи­тель­ни­ца! В жиз­ни все­гда есть ме­сто уди­ви­тель­но­му ( улы­ба­ет­ся). В свое вре­мя не смог­ла по­сту­пить в те­ат­раль­ный: это бы­ло нере­аль­но. Но по­ня­ла, что про­фес­сия пе­да­го­га во мно­гом срод­ни ак­тер­ству. Ко­гда-то од­на моя кол­ле­га ска­за­ла: «Ты зна­ешь, а ведь это хо­ро­шо, что ты ар­тист­ка, это по­мо­га­ет в ра­бо­те. Учи­тель обя­зан быть немно­го ар­ти­стом». Ну, а как же ина­че увлечь ре­бят?! Урок – это шоу, ко­то­рое нужно и сре­жис­си­ро­вать, и отыг­рать.

Со­вре­мен­ный учи­тель уже да­ле­ко не тот, ко­то­ро­го ас­со­ци­и­ру­ют с фра­за­ми: «Доб­рий день. Сі­дай­те. Дзві­нок для вчи­те­ля. Урок за­кін­че­но. Хто чер­го­вий?» Это со­вре­мен­ный че­ло­век, раз­би­ра­ю­щий­ся в га­д­же­тах, куль­ту­ре, му­зы­ке, кино. Он уме­ет и смеш­ную ис­то­рию «в те­му» рас­ска­зать, и по­шу­тить – тон­ко, мяг­ко, удач­но. Он зна­ет со­вре­мен­ных ис­пол­ни­те­лей и их пес­ни. И ес­ли пе­да­гог де­мон­стри­ру­ет осве­дом­лен­ность да­же в та­ком во­про­се, то на него смот­рят еще с бóль­шим ува­же­ни­ем: «Ты смот­ри, ру­лит!» ( Улы­ба­ет­ся) – Вы так увле­чен­но рас­ска­зы­ва­е­те о пе­да­го­ги­ке. Зна­е­те, пе­да­го­ги­ка – де­ло мо­ей жиз­ни, я не мо­гу ее бро­сить. Она у ме­ня на рав­ных с ак­тер­ством. Мне ко­гда-то го­во­ри­ли: «КВН – это не про­фес­сия, а увле­че­ние». По­ни­ма­е­те, у каж­до­го че­ло­ве­ка есть увле­че­ние и есть де­ло жиз­ни. Вот у ме­ня все пе­ре­пле­лось. Сим­би­оз. – Как, по ва­шим на­блю­де­ни­ям, по­ме­ня­лись де­ти по срав­не­нию с про­шлы­ми по­ко­ле­ни­я­ми? Они бо­лее от­кры­тые, сво­бод­ные. У них бес­пре­пят­ствен­ный до­ступ к ин­фор­ма­ции. Я в свое вре­мя го­то­ви­лась к эк­за­ме­нам, об­ло­жив­шись стоп­ка­ми книг до по­тол­ка, а сей­час Ин­тер­нет от­крой – и впе­ред! С до­бы­чей ин­фор­ма­ции у них сей­час про­ще. Но, с дру­гой сто­ро­ны, на­уч­но-тех­ни­че­ский про­гресс на­но­сит се­рьез­ный удар по нерв­ной си­сте­ме, по­это­му на­ших де­тей на­до обе­ре­гать, хо­лить, ле­ле­ять, кон­тро­ли­ро­вать, ча­сто с ни­ми бе­се­до­вать. – По­вез­ло ва­шим уче­ни­кам: та­кая ло­яль­ность к де­тям и та­кая лю­бовь! Я да­ле­ко не иде­ал учи­те­ля. Есть пе­да­го­ги го­раз­до опыт­нее ме­ня. Я мно­го­му учусь у сво­их кол­лег, пе­ре­ни­маю их опыт, вос­хи­ща­юсь пе­да­го­ги­че­ским ма­стер­ством. – А у ко­го-то из ак­те­ров вы пе­ре­ни­ма­е­те сек­ре­ты ма­стер­ства? Ко­неч­но! Лю­би­тель­ский КВН вы­рос до уров­ня про­фес­си­о­наль­но­го ак­тер­ства, а это тре­бу­ет по­сто­ян­но­го тре­нин­га. Недав­но мы с кол­ле­га­мид­ру­зья­ми по «Ди­зель Шоу» по­се­ща­ли кур­сы Иван­ны Чаб­бак. Это ве­ду­щий пре- по­да­ва­тель в Гол­ли­ву­де, у ко­то­рой за­ни­ма­лись Джим Кер­ри, Бр­эд Питт, Шар­лиз Те­рон, Хол­ли Бер­ри.

Я мо­гу бес­ко­неч­но смот­реть филь­мы с Фа­и­ной Ра­нев­ской и Та­тья­ной Ва­си­лье­вой! Лия Ахеджа­ко­ва – ве­ли­кая ак­три­са, ко­то­рая оста­ет­ся вер­на се­бе, име­ет чет­кую граж­дан­скую по­зи­цию. Из на­ших ак­те­ров я пре­кло­ня­юсь пе­ред ма­стер­ством Алек­сея Вер­тин­ско­го и Та­ма­ры Яцен­ко. По­ис­ти­не на­род­ные ар­ти­сты Укра­и­ны!

А Люд­ми­ла Гур­чен­ко... Че­ло­век, ко­то­ро­го «за­бы­ли» на дол­гие 15 лет, но она не сло­ма­лась, вы­сто­я­ла и вер­ну­лась в про­фес­сию с три­ум­фом!

Те­перь я по­ни­маю, что озна­ча­ет это сло­во – «три­умф». По­сле ак­тив­ной фа­зы КВН у нас был пе­ре­рыв лет один­на­дцать. Ко­гда мы по­па­ли в Юр­ма­лу в 2011 го­ду и на юби­лей­ном фе­сти­ва­ле, по­свя­щен­ном 50-ле­тию КВН, за­во­е­ва­ли тре­тье ме­сто с номером «Шен­ген­ская зо­на», это был имен­но три­умф!

Ме­ня ча­сто спра­ши­ва­ют, чем я гор­жусь? Я су­ме­ла предот­вра­тить рас­цвет нена­ви­сти и нелюб­ви к се­бе в са­мой се­бе. Я про­сти­ла внут­рен­не­го ребенка... Что­бы по­сле воз­лю­бить ближ­не­го.

Лю­ди до сих пор пом­нят вы­ступ­ле­ние «Дев­чо­нок из Жи­то­ми­ра». – Да, я то­же пом­ню эту ко­ман­ду. ( Улы­ба­ясь) Да, это бы­ла ко­ман­да дру­зей по пед­ин­сти­ту­ту. Мы по сей день друж­ны. Встре­ча­ем­ся, прав­да, неча­сто, но с пре­ве­ли­ким удо­воль­стви­ем и ра­до­стью.

Я боль­ше 20 лет про­ра­бо­та­ла в ас­со­ци­а­ции «КВН Укра­и­ны», ко­то­рая сыг­ра­ла огром­ную роль в мо­ем ста­нов­ле­нии как ак­три­сы, как чле­на жю­ри; ко­то­рая по­зна­ко­ми­ла ме­ня с гео­гра­фи­ей Укра­и­ны и Ев­ро­пы – мы по­чти всю ее ис­ко­ле­си­ли.

Спа­си­бо тем лю­дям, ко­то­рые встре­ти­лись в мо­ей жиз­ни и сде­ла­ли для ме­ня мно­го добра. Я учи­лась, учи­лась и учи­лась у них. А в 2015 го­ду по­лу­чи­ла при­гла­ше­ние в «Ди­зель Шоу». Ес­ли бы не бы­ло про­шлой жиз­ни в КВН, ко­то­рая дер­жа­ла ме­ня мно­го лет в то­ну­се, на­вер­ное, не бы­ло бы и этой. Я бла­го­да­рю про­шлое за на­сто­я­щее. Но лю­ди, ко­то­рые бы­ли со мной то­гда, и сей­час со мной. Они, сла­ва бо­гу, все мое на­сто­я­щее. – Ва­ше ам­плуа и тан­дем с Ев­ге­ни­ем Смори­ги­ным в «Ди­зель Шоу» сра­зу сло­жи­лись? По­сте­пен­но. Рань­ше мы не ра­бо­та­ли вме­сте. У ме­ня ам­плуа «бы­ва­лой» по­дру­ги: я про­нес­ла этот «свет­лый образ» из КВН че­рез го­да в «Ди­зель Шоу» ( улы­ба­ет­ся). – Как сло­жил­ся этот образ? Он чи­сто фак­тур­ный. По­смот­ри­те на ме­ня: ну, ка­кая из ме­ня Джу­льет­та? – Джу­льетт пол­но, а та­ких вот «опыт­ных по­друг» не так и мно­го. Да, мне ко­гда-то зав­ка­фед­рой ак­тер­ско­го ма­стер­ства Ни­на Ро­сто­ва ска­за­ла: «Де­воч­ка моя, уяс­ни чет­ко: тон­ких и звон­ких мно­го, а вот харáк­тер­ных ак­трис ма­ло». Бу­ду со­вер­шен­ство­вать­ся. То­му есть сти­мул. – Ма­ри­на, у вас вы­со­кие тре­бо­ва­ния к се­бе и к окру­жа­ю­щим? Я ли­бе­рал, но к се­бе тре­бо­ва­тель­на. Ко­гда да­же нет сил, все рав­но утром встаю, со­би­ра­юсь и иду укра­шать мир ( улы­ба­ет­ся). Как бы труд­но ни бы­ло. Для ме­ня очень важ­но сло­во «на­до». Зна­е­те, че­му на­учи­ло нас то вре­мя? Обя­за­тель­но­сти. Бо­лен ты, здо­ров – ты все рав­но идешь, бе­жишь, спе­шишь, из­ви­ни­те, пол­зешь на ра­бо­ту. Я не хва­лю то вре­мя все­це­ло. По­че­му – зна­ют все, и эта те­ма да­же не об­суж­да­ет­ся… Я о дру­гом: мы научились быть обя­за­тель­ны­ми и пунк­ту­аль­ны­ми. Мы не мо­жем не явить­ся на встре­чу, не пре­ду­пре­дить, что за­дер­жи­ва­ем­ся. Мы до­ро­жим ра­бо­той, до­ро­жим мне­ни­ем лю­дей о се­бе. Не знаю, мо­жет это и несо­вре­мен­но. – Вам важ­но, что о вас го­во­рят, пи­шут? Я очень че­сто­лю­би­ва. Слу­ча­лись, ко­неч­но, ин­ци­ден­ты­фо­то­фей­ки в Ин­тер­не­те. Оче­вид­но, это сво­е­го ро­да рас­пла­та за сла­ву и успех. Его, по сло­вам Гур­чен­ко, не про­ща­ют. Дру­зья ме­ня убе­ди­ли: «Ты пуб­лич­ная лич­ность, это и плюс и ми­нус…» Ко­неч­но, я не бу­ду раз­ма­хи­вать пла­ка­та­ми и до­ка­зы­вать что-то. За­чем? Моя право­та – на сцене. И зри­тель ви­дит, кто он для ме­ня и как я от­но­шусь к нему: мое ува­же­ние к зри­те­лю без­гра­нич­но и не за­ви­сит от гео­гра­фии. – Вы ве­ри­те, что че­ло­век мо­жет из­ме­нить­ся? Ко­неч­но! Ино­гда слы­шишь: «Я та­кой че­ло­век, я уже не из­ме­нюсь». Да ерун­да все это! Заставь се­бя, по­про­буй, по­ло­май «че­рез ко­ле­но», как го­во­рит­ся, по­бе­ди сам се­бя! – А что вы в се­бе по­бе­ди­ли? Я всю жизнь бы­ла, мяг­ко го­во­ря, да­ле­ко не ху­дая: при­чи­ны не толь­ко в еде (не бу­дем сей­час углуб­лять­ся в во­про­сы здо­ро­вья и ЗОЖ, это ни­ко­му не ин­те­рес­но). И под­да­лась все­об­ще­му мне­нию: пол­ная – ужас и на­все­гда. Ска­жу чест­но и свер­хот­кро­вен­но: мне ка­за­лось, что за пол­но­ту да­же нена­ви­дят. – Как мож­но за это нена­ви­деть?! Мож­но. Ска­жу боль­ше: я са­ма воз­не­на­ви­де­ла свое те­ло. Мо­ло­дая бы­ла, мак­си­ма­лист­ка с син­дро­мом от­лич­ни­цы. Но со вре­ме­нем я опом­ни­лась и во­шла в «ре­зо­нанс с ми­ро­вым эфи­ром» ( иро­нич­но улы­ба­ет­ся). Я по­бе­ди­ла в се­бе эту при­ста­ву­чую мысль – и вдруг мне ста­ло про­ще жить!

Я, ко­неч­но, ком­плек­со­ва­ла еще, но уже бы­ло не так все бо­лез­нен­но и тра­гич­но, как преж­де. Хо­тя каж­дый встреч­ный-по­пе­реч­ный ста­рал­ся ме­ня под­деть. Ну, а ко­гда я ста­ла бо­лее из­вест­на, не вся­кий уже ре­шал­ся на «иро­низ­мы» и ком­пли­мен­ты ти­па «хо­ро­ше­го че­ло­ве­ка долж­но быть мно­го». Преж­де чем что-то по­доб­ное ска­зать, че­ло­век по­ду­ма­ет: «Сей­час уже ее не за­це­пишь, по­то­му что она так от­ве­тит, что «муж­чи­на вый­дет че­рез за­кры­тую дверь» (пом­ни­те от­ры­вок о суб­тиль­ных школь­ни­цах у ве­ли­ко­го Жва­нец­ко­го?..).

Ме­ня спра­ши­ва­ют, чем я гор­жусь? Я су­ме­ла предотвра-

Я к се­бе тре­бо­ва­тель­на. Да­же ко­гда нет сил, все рав­но утром встаю, со­би­ра­юсь и иду укра­шать мир. Как бы труд­но ни бы­ло, есть сло­во «на­до».

тить нена­висть и нелю­бовь к се­бе в са­мой се­бе. Я про­сти­ла внут­рен­не­го ребенка... Что­бы по­сле воз­лю­бить ближ­не­го ( улы­ба­ет­ся). Я ви­жу, как ко мне от­но­сят­ся зри­те­ли, по­чи­та­те­ли, лю­би­мые лю­ди, и не мо­гу их оби­деть нелю­бо­вью к се­бе. Да, я та­кая, ка­кая есть. Да, во мне лиш­ние ки­ло­грам­мы. Но я люб­лю се­бя. Во как! По­де­люсь ре­цеп­том: воз­лю­би се­бя, в кон­це-то кон­цов! – Это плод ва­шей… … очень дол­гой и пло­до­твор­ной ра­бо­ты. – Са­мо­сто­я­тель­ной или же бы­ли лю­ди, ко­то­рые по­мо­га­ли вам об­ре­сти уве­рен­ность в се­бе? Ко­неч­но, по­мо­га­ли. Дру­зья, сест­ра, ро­ди­те­ли, ко­то­рых уже нет… Они лю­би­ли ме­ня по умол­ча­нию, за то, что я есть. Вспо­ми­наю ма­му и па­пу – не мо­гу сдер­жать чувств. Как бы я хо­те­ла, что­бы от­кры­лась дверь и они сто­я­ли на по­ро­ге! По­это­му вто­рое, что я по­со­ве­тую всем, кто с ро­ди­те­ля­ми в не очень хо­ро­ших от­но­ше­ни­ях: по­зво­ни­те и по­ез­жай­те к ма­ме и па­пе! Дру­гих не бу­дет. – Бы­ту­ет мнение, что лю­ди, ко­то­рые ве­се­лят нас со сце­ны, долж­ны быть та­ки­ми же ве­сель­ча­ка­ми и в жиз­ни. У каж­до­го зри­те­ля до­ма своя грусть и пе­чаль, по­это­му, ко­гда он вклю­ча­ет те­ле­ви­зор, ар­тист про­сто обя­зан его раз­ве­се­лить, раз уж вы­брал та­кой путь! И зри­тель во­все не обя­зан знать, что у него на ду­ше. Та­кая ве­се­лая про­стая слож­ная судь­ба ар­ти­ста. – Зна­чит, вы бе­лый кло­ун, улыб­ка сквозь сле­зы? Ско­рее, да. Но ес­ли мне ин­те­рес­на ком­па­ния, я пою­мо­рить мо­гу, и ку­раж я люб­лю, и эпа­таж ино­гда. По­че­му бы и нет? – А как вы от­но­си­тесь к лю­дям без чув­ства юмо­ра? В них то­же есть соль… Бы­ту­ет та­кая ав­тор­ская фра­за: «За­ме­ча­тель­ный че­ло­век! Аб­со­лют­но без чув­ства юмо­ра!» Это же ге­ни­аль­но! Зна­чит, в нем что-то дру­гое есть, че­го нету в те­бе. – В ва­шем спис­ке тре­бо­ва­ний к лю­дям, что долж­но быть обя­за­тель­но? То­ле­рант­ное от­но­ше­ние к че­ло­ве­ку. Не на­до ме­ня силь­но лю­бить (у ме­ня есть кому это де­лать), про­сто ува­жи­тель­но ко мне от­но­си­тесь. И все. Встре­чай­те доб­ро­же­ла­тель­но: и по одеж­ке, и по уму. Ко­гда ты встре­ча­ешь ува­жи­тель­ное от­но­ше­ние к се­бе, ты и ду­шу мо­жешь от­крыть… Сей­час мод­но да­вать чест­ные ин­тер­вью: что ты лю­бишь, что не лю­бишь, чем жи­вешь, к че­му стре­мишь­ся… Для то­го что­бы рас­крыть­ся на та­ком ин­тер­вью, ты же дол­жен чув­ство­вать рас­по­ло­же­ние к че­ло­ве­ку. – О чем вы ни­ко­гда не за­хо­ти­те го­во­рить? О лич­ной жиз­ни, на то она и лич­ная. Кста­ти, она не толь­ко моя, хоть и на­зы­ва­ет­ся «лич­ной». Она у ме­ня есть. Как не­уди­ви­тель­но с та­кой неор­ди­нар­ной внеш­но­стью ( иро­нич­но улы­ба­ет­ся).

Ко­гда да­ешь очень уж от­кро­вен­ное ин­тер­вью, то все­гда нужно на­зы­вать име­на близ­ких, дру­зей, лю­би­мых. Ука­зы­вать их про­фес­сии и увле­че­ния. От этого не от­вер­тишь­ся, толь­ко ес­ли ты пуб­лич­но «за­све­тил­ся».

Един­ствен­ное, чем мо­гу по­де­лить­ся с до­сто­по­чтен­ной пуб­ли­кой: мой лю­би­мый – со­лид­ный ува­жа­е­мый че­ло­век, и про­жи­ва­ет не в Укра­ине.

Ес­ли мне ин­те­рес­на ком­па­ния, я и по­шу­тить мо­гу, и пою­мо­рить, и ку­раж я люб­лю, и эпа­таж ино­гда. По­че­му бы и нет?

С кол­ле­гой по «Ди­зель Шоу» Его­ром Кру­то­го­ло­вым

Ак­тер­ским на­вы­кам Ма­ри­на По­плав­ская обя­за­на 20-лет­ней шко­ле КВН

«С та­кой фак­ту­рой не иг­ра­ют Джу­льетт, – иро­ни­зи­ру­ет По­плав­ская. – Мое ам­плуа «бы­ва­лая по­дру­га».

Мои пред­ки – пред­ста­ви­те­ли поль­ской на­ции. Пра­ба­буш­ка и пра­дед – Фра­ня Аль­би­нов­на и Ви­цен­тий Ле­ван­дов­ские, ба­буш­ка и дед – Фе­лик­са Ви­цен­тьев­на и Петр Лю­дви­го­вич По­плав­ские. Па­па – Франц Пет­ро­вич По­плав­ский. Ма­ма – Ни­на Алек­сан­дров­на Фи­лип­по­ва, дочь сол­да­та Вто­рой ми­ро­вой вой­ны Алек­сандра Мо­и­се­е­ви­ча Фи­лип­по­ва и Со­фии Алек­се­ев­ны.

Что­бы быть ба­ро­нес­сой, на­до все же до­ку­мен­ты вос­ста­но­вить, то­гда я смо­гу тор­же­ствен­но их предъ­явить. Но най­ду я до­ку­мен­ты или нет – я все рав­но гор­жусь сво­ей се­мьей.

Не на­до ме­ня силь­но лю­бить (у ме­ня есть кому это де­лать), про­сто ува­жи­тель­но ко мне от­но­си­тесь. И все. Встре­чай­те доб­ро­же­ла­тель­но: и по одеж­ке, и по уму, и по все­му. То­ле­рант­ность и ува­же­ние – это глав­ное, что долж­но быть в каж­дом и по от­но­ше­нию к каж­до­му.

Ко­гда-то зав­ка­фед­рой ак­тер­ско­го ма­стер­ства Ни­на Ро­сто­ва ска­за­ла: «Ты, де­воч­ка моя, долж­на уяс­нить чет­ко: тон­ких и звон­ких мно­го, а вот харáк­тер­ных ак­трис очень ма­ло». Бу­ду со­вер­шен­ство­вать­ся. То­му есть сти­мул.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.