laud

Вла­да Ка­ра­щу­ка, ко­то­рый взял се­бе сце­ни­че­ский псев­до­ним LAUD, опре­де­лен­но мож­но на­звать счаст­лив­чи­ком. По­сле успеш­но­го уча­стия в те­ле­про­ек­те «Го­лос краї­ни» про­шло все­го два го­да, а он уже успел за­пи­сать де­бют­ный аль­бом «Му­зи­ка» и го­то­вит­ся к пер­во­му сольн

Viva!Ukraine - - Contents - Ири­на Пи­ку­ля

«Не люб­лю без­от­вет­ные чув­ства. Ес­ли я не ин­те­ре­сен де­вуш­ке, бу­дем ис­кать дру­гую. Это для ме­ня не про­бле­ма ».

Ота­ких, как Влад, го­во­рят: че­ло­век с хо­лод­ной го­ло­вой. В свои 20 лет па­рень очень ра­ци­о­наль­но под­хо­дит к жиз­ни: на пер­вом ме­сте – му­зы­ка и толь­ко по­том де­вуш­ки. И песни пи­шет неза­ви­си­мо от со­сто­я­ния влюб­лен­но­сти. «Не все­гда пес­ня рож­да­ет­ся под вли­я­ни­ем ка­ких-то вос­по­ми­на­ний или пе­ре­жи­ва­ний, это про­сто твоя фан­та­зия. Май­кл Джек­сон, на­при­мер, ни­ко­гда не по­ни­мал, по­че­му лю­ди счи­та­ют, что все, что он опи­сы­ва­ет в пес­нях, – со­бы­тия из его жиз­ни. Это не так. Ча­сто это про­сто иг­ра во­об­ра­же­ния. Мне то­же интересно пи­сать о вы­мыш­лен­ных ис­то­ри­ях».

– Влад, ска­жи, ты в жиз­ни при­дер­жи­ва­ешь­ся ка­ко­го-то пла­на, или про­сто все скла­ды­ва­ет­ся удачным об­ра­зом? Ведь мно­гие на­чи­на­ю­щие артисты про­хо­дят длин­ный путь по­ис­ка се­бя, сво­е­го сце­ни­че­ско­го псев­до­ни­ма, ма­те­ри­а­ла, ко­ман­ды… На са­мом де­ле это все слу­чай, ка­кие-то си­ту­а­ции, ко­то­рые про­ис­хо­дят в жиз­ни вне­зап­но. Кто-то по­зна­ко­мил ме­ня с му­зы­кан­та­ми, му­зы­кан­ты, в свою оче­редь, по­зна­ко­ми­ли ме­ня с мо­им про­дю­се­ром Иго­рем Тар­но­поль­ским. Он со­би­рал груп­пу, ко­то­рая мог­ла бы иг­рать ма­те­ри­ал кру­тых аме­ри­кан­ских со­ул-ис­пол­ни­те­лей. Это бы­ло еще че­ты­ре го­да на­зад, до мо­е­го уча­стия в «Го­лосі краї­ни». И вот с то­го мо­мен­та мы на­ча­ли об­щать­ся. Ес­ли те­перь по­смот­реть на это со сто­ро­ны, по­ни­ма­ешь, что все это це­поч­ка свя­зан­ных меж­ду со­бой со­бы­тий. – Ты из тех лю­дей, ко­то­рые по­сто­ян­но смот­рят в бу­ду­щее, или жи­вешь на­сто­я­щим? Я ста­ра­юсь най­ти ба­ланс. Все вре­мя ду­мать о бу­ду­щем – это хо­ро­шо: мно­гие го­во­рят, что ви­зу­а­ли­зи­ро­вать свои же­ла­ния – ра­бо­чая тех­ни­ка, но я не так ча­сто это де­лаю. Я по­лу­чаю удо­воль­ствие от про­ис­хо­дя­ще­го сей­час, в те­ку­щий мо­мент вре­ме­ни. Это же то­же важ­но. – Ты му­зы­кант в тре­тьем по­ко­ле­нии, но пер­вый, кто до­бил­ся при­зна­ния. У вас в се­мье есть культ Вла­да Ка­ра­щу­ка? Мо­жет, в ва­шем в до­ме все сте­ны уве­ша­ны пла­ка­та­ми с то­бой? Тако­го нет ( улы­ба­ет­ся). Мои ро­ди­те­ли до­ста­точ­но кри­тич­но от­но­сят­ся к лю­бым

до­сти­же­ни­ям. Они ни­ко­гда не льстят, на­обо­рот, ука­зы­ва­ют на мои недо­стат­ки. То есть по­сле мо­е­го вы­ступ­ле­ния они не го­во­рят, что все бы­ло су­пер­кру­то, а от­ме­ча­ют, что им по­нра­ви­лось и ка­кие бы­ли недо­че­ты. – А как те­бя вос­пи­ты­ва­ли: хва­ли­ли или, на­обо­рот, кри­ти­ко­ва­ли ча­сто? И во­об­ще, ко­гда в те­бе за­ме­ти­ли та­лан­ты? Ну все­го по­не­мно­гу – и кри­ти­ко­ва­ли, и хва­ли­ли. Я счи­таю, что они со­блю­да­ли в этом смыс­ле ме­ру. Му­зы­каль­ные способности бы­ли оче­вид­ны, по­это­му в че­ты­ре го­да ме­ня от­да­ли на ги­та­ру, в семь я стал хо­дить на хор, а с де­вя­ти за­нял­ся эст­рад­ным во­ка­лом. – Не ра­но­ва­то в че­ты­ре на ги­та­ру? У пре­по­да­ва­те­ля, к ко­то­ро­му я по­пал, един­ствен­ная в Укра­ине си­сте­ма за­ня­тий ан­глий­ским язы­ком и ги­та­рой с ма­лень­ки­ми детьми. Из­вест­но, что ино­стран­ные языки луч­ше все­го учить с ран­не­го дет­ства. Это про­ис­хо­дит в иг­ро­вой фор­ме, с по­мо­щью пе­сен и сце­нок. Он уви­дел, что у ме­ня хо­ро­ший музыкальный слух, и пред­ло­жил ро­ди­те­лям: «Да­вай­те нач­нем учить его иг­рать на ги­та­ре». Так я стал осва­и­вать ин­стру­мент. – Обыч­но лет в 13 де­ти бун­ту­ют и уже не со­гла­ша­ют­ся хо­дить на те круж­ки, ку­да их за­пи­са­ли ро­ди­те­ли. У те­бя бы­ло та­кое? На­сто­я­ще­го бун­та у ме­ня не бы­ло, но я го­во­рил ро­ди­те­лям, что мне нравится, а что – нет. Ко­неч­но, в му­зы­каль­ной шко­ле я не все лю­бил. Соль­феджио, на­при­мер, не лю­бил и про­сто за­би­вал на него. Уже на­мно­го поз­же за­ин­те­ре­со­вал­ся гар­мо­ни­я­ми, по­гру­зил­ся в предмет, так ска­зать. В то вре­мя я мно­го за­ни­мал­ся на ги­та­ре, ино­гда по че­ты­ре ча­са в день. Так что ка­ких-то клас­си­че­ских пе­ре­лом­ных мо­мен­тов у ме­ня, на­вер­ное, не бы­ло. В 12–13 лет я как раз мно­го ез­дил на кон­кур­сы и фе­сти­ва­ли, при­чем и во­каль­ные, и ги­тар­ные, хо­дил на ан­глий­ский, ну, и учил­ся в об­ще­об­ра­зо­ва­тель­ной шко­ле, ко­неч­но. Интересно, по­че­му я не бун­то­вал? На­вер­ное, мне нра­ви­лась та­кая жизнь ( улы­ба­ет­ся). – Ска­жи, а все эти кон­кур­сы в столь юном воз­расте нуж­ны? Или, на­обо­рот, они держат ре­бен­ка в стрес­се? Чем рань­ше ты на­чи­на­ешь про­фес­си­о­наль­ную де­я­тель­ность, тем уве­рен­нее чув­ству­ешь се­бя на сцене. Мне это очень мно­го да­ло. Са­мо­об­ла­да­ние пе­ред важ­ны­ми вы­ступ­ле­ни­я­ми по­яви­лось имен­но бла­го­да­ря кон­кур­сам. Я ви­жу мно­гих сво­их од­но­курс­ни­ков, ко­то­рые учат­ся в ин­сти­ту­те Гли­е­ра, им, как и мне, 20 лет, но у них со­вер­шен­но нет сце­ни­че­ско­го опы­та. Неко­то­рые во­об­ще толь­ко в ин­сти­ту­те на­ча­ли за­ни­мать­ся музыкой. Тео­рия есть, а прак­ти­ки ни­ка­кой. – Те­бе по­счаст­ли­ви­лось бук­валь­но сра­зу по­сле «Го­ло­са» на­чать ра­бо­тать с Иго­рем Тар­но­поль­ским, про­дю­се­ром Джа­ма­лы. Рас­ска­жи о ва­шем со­труд­ни­че­стве. Я уже упо­ми­нал про музыкальный про­ект, на ко­то­ром мы по­зна­ко­ми­лись. Ви­ди­мо, он оце­нил мои во­каль­ные воз­мож­но­сти, а по­сле «Го­ло­са краї­ни» пред­ло­жил мне со­труд­ни­че­ство. Я при­слал ему несколь­ко де­мок, ему очень по­нра­ви­лись песни, и он при­гла­сил ме­ня на встре­чу. По­го­во­ри­ли, по­ду­ма­ли, что мож­но из все­го это­го сде­лать, и в ито­ге со­шлись на том, что мож­но по­про­бо­вать по­ра­бо­тать вме­сте. – Как ра­бо­тать с Иго­рем? Очень лег­ко. У него очень объ­ек­тив­ный и ре­а­ли­стич­ный под­ход. Он все­гда про­счи­ты­ва­ет на­пе­ред как по­зи­тив­ный, так и нега­тив­ный сце­на­рии. Это боль­шой плюс, на мой взгляд. Еще он ни­ко­гда не вме­ши­ва­ет­ся в музыкальный про­цесс, не ру­ко­во­дит им, так что у ме­ня пол­ная сво­бо­да твор­че­ства. – Ска­жи, а по­че­му по­сле про­ек­та «Го­лос краï­ни» у те­бя не по­лу­чи­лось со­труд­ни­че­ство с тво­им тре­не­ром Ива­ном Дор­ном? Я от­пра­вил ему дем­ки, он по­слу­шал и ска­зал, что это не его му­зы­ка, не то, что ему нравится. И я рад, что в ито­ге все сло­жи­лось имен­но так. – Рас­ска­жи, с ка­ки­ми мыс­ля­ми ты сей­час про­сы­па­ешь­ся по утрам? Рань­ше я про­сы­пал­ся с мыс­лью, как бы все успеть. Мне бы­ло ре­аль­но тя­же­ло, по­тому что очень ча­сто ты ста­вишь пе­ред со­бой мно­го за­дач и по­ни­ма­ешь, что у те­бя про­сто нет вре­ме­ни на это все. Бы­ло слож­но пра­виль­но рас­став­лять при­о­ри­те­ты. Сей­час с этим про­ще. Я на­чал рас­счи­ты­вать свое вре­мя, осо­знал, что сде­лать все невоз­мож­но, по­это­му нуж­но кон­цен­три­ро­вать­ся на са­мом важ­ном. – Ко­гда у те­бя что-то не по­лу­ча­ет­ся, ты психу­ешь? И ес­ли да, то как вы­плес­ки­ва­ешь свою злость? Во­об­ще, я очень ред­ко психую. Но ко­гда чув­ствую, что на­ки­пе­ло, иду в спорт­зал. У ме­ня есть тренер, чемпион по борь­бе. Мы с ним ино­гда за­ни­ма-

ем­ся бок­сом, ино­гда он мне по­ка­зы­ва­ет бор­цов­ские при­е­мы, за­хва­ты вся­кие. Не мо­гу ска­зать, что это мое лю­би­мое вре­мя­про­вож­де­ние, но за­то хо­ро­ший способ из­ба­вить­ся от нега­тив­ных эмоций. Во­об­ще, я ни­ко­гда не лю­бил драть­ся. Хо­тя в дет­стве хо­дил на тх­эквон­до, да­же по­лу­чил чер­ный по­яс, но ни­ко­гда спар­рин­ги не лю­бил.

Призна­юсь, для ме­ня лучший от­дых – най­ти ка­кое-то ин­те­рес­ное ме­сто, на­при­мер уют­ную ко­фей­ню, и спо­кой­но по­си­деть, по­ду­мать, по­меч­тать, по­со­чи­нять песни. Или по­гу­лять по го­ро­ду, по­слу­шать му­зы­ку в на­уш­ни­ках. – А ал­ко­голь? Я его прак­ти­че­ски не упо­треб­ляю. ЗОЖ, зна­е­те ли ( улы­ба­ет­ся). – Рас­ска­жи, ка­кие у те­бя сей­час от­но­ше­ния с по­клон­ни­ца­ми, уме­ешь ли ты го­во­рить им «нет», или лучший способ – это про­сто мо­ро­зить­ся? Мо­ро­зить­ся? Нет, так я ни­ко­гда не по­сту­паю! Ес­ли мне кто-то пи­шет в соц­се­тях, я все­гда от­ве­чаю. Я люб­лю об­ще­ние. Я, на­вер­ное, из тех лю­дей, ко­то­рым слож­но дол­го оста­вать­ся на­едине с са­мим со­бой. По­это­му с по­клон­ни­ца­ми у ме­ня вы­стра­и­ва­ют­ся очень при­ят­ные от­но­ше­ния ( улы­ба­ет­ся). Слу­ча­ев, ко­гда мне за­хо­те­лось ко­му-то ска­зать «нет», я не пом­ню. – Два го­да на­зад, ко­гда мы встре­ча­лись с то­бой по­сле фи­на­ла «Го­ло­са краï­ни», ты го­во­рил, что у те­бя есть лю­би­мая де­вуш­ка, ко­то­рая те­бя под­дер­жи­ва­ет в стрем­ле­нии стать по­пу­ляр­ным артистом. Рас­ска­жи, как об­сто­ят де­ла на лич­ном фрон­те сей­час? Как дав­но это бы­ло… Мне ка­жет­ся, что боль­шин­ству де­ву­шек важ­на в первую оче­редь их соб­ствен­ная по­пу­ляр­ность, а бу­дет ли по­пу­ляр­ным артистом их па­рень, это уже вто­рич­но. С той де­вуш­кой мы уже рас­ста­лись, и со сле­ду­ю­щей то­же. Сей­час у ме­ня нет се­рьез­ных от­но­ше­ний, я в сво­бод­ном по­ле­те ( улы­ба­ет­ся). И зна­е­те что? Мне очень нравится! – Ес­ли ты та­кой обя­за­тель­ный в ра­бо­те, мо­жет, ты и в от­но­ше­ни­ях та­кой же. Ка­кие те­бе де­вуш­ки нра­вят­ся? Те, что у те­бя сни­ма- ют­ся в кли­пе, внешне до­воль­но необыч­ные. В кли­пы мо­де­лей под­би­ра­ет ре­жис­сер – та­ких, ко­то­рых счи­та­ет нуж­ным. Хо­тя, по­жа­луй, они мне все то­же нра­ви­лись. Кра­со­та – вещь субъ­ек­тив­ная, как го­во­рят «кра­со­та – в гла­зах смот­ря­ще­го». У ме­ня нет чет­ких пред­по­чте­ний в от­но­ше­нии внеш­но­сти. Го­раз­до важ­нее, что у че­ло­ве­ка внут­ри. Ко­гда я встре­ча­юсь с кем- то, уже с пер­вой встре­чи по­ни­маю: мой это че­ло­век или нет. Мне да­же необязательно с де­вуш­кой раз­го­ва­ри­вать, я опре­де­ляю это по де­та­лям: одеж­де, взгля­ду, ма­не­ре раз­го­во­ра, по ка­ким- то дру­гим ве­щам. Я сра­зу ви­жу: под­хо­дит она мне или нет. Это мо­жет быть очень кра­си­вая де­вуш­ка, про­сто бо­ги­ня, но мы об- ща­ем­ся, и я по­ни­маю, что мне неин­те­рес­но. И то­гда уже ее кра­со­та не ра­бо­та­ет. Ес­ли те­бе с че­ло­ве­ком неин­те­рес­но, ни­че­го с этим не по­де­ла­ешь. – А ка­кой твой ти­паж? Не знаю, ни­ко­гда для се­бя не опре­де­лял. Ес­ли мне кто-то по-на­сто­я­ще­му по­нра­вил­ся, я про­во­жу «во­каль­ный тест»: на­чи­наю петь и сле­жу за ре­ак­ци­ей де­вуш­ки. Ес­ли она улы­ба­ет­ся, зна­чит, пер­спек­ти­ва есть ( улы­ба­ет­ся). – То есть ты про­ве­ря­ешь сво­им пе­ни­ем? Да! Это ре­аль­но по­ка­за­тель для ме­ня. Ко­гда мы, на­при­мер, си­дим в ка­фе с де­вуш­кой, и я вдруг на­чи­наю петь, а она ши­ка­ет: «Да ну, не пой! Что ты…» Эта ре­ак­ция сра­зу го­во­рит о том, что мы вряд ли сой­дем­ся ( сме­ет­ся). Ведь му­зы­ка – это вся моя жизнь! – А как ты от­но­сишь­ся к без­от­вет­ной люб­ви? Не люб­лю без­от­вет­ную лю­бовь ( улы­ба­ет­ся). Чест­но, я при­вык сра­зу рас­став­лять все точ­ки над «і». Ес­ли я не ин­те­ре­сен де­вуш­ке, бу­дем ис­кать дру­гую ( сме­ет­ся). Это не про­бле­ма. Ес­ли я уха­жи­ваю за де­вуш­кой, а она не отве­ча­ет вза­им­но­стью, то воз­ни­ка­ет во­прос: нуж­ны ли мне эти слож­но­сти?

Я на­учил­ся при­ни­мать и от­пус­кать лю­бые си­ту­а­ции. Не за­цик­ли­вать­ся. Рань­ше с этим слож­нее бы­ло спра­вить­ся. Я при­шел к вы­во­ду, что лег­кость в сер­деч­ных де­лах – за­лог успе­ха.

Да и нравиться аб­со­лют­но всем невоз­мож­но. А в твор­че­стве важ­но най­ти свою це­ле­вую ауди­то­рию и с ней ра­бо­тать!

Я при­шел к вы­во­ду, что лег­кость в сер­деч­ных де­лах – за­лог успе­ха. В кон­це кон­цов, невоз­мож­но нравиться аб­со­лют­но всем.

Для ме­ня лучший от­дых – най­ти ка­кое-то ин­те­рес­ное ме­сто, на­при­мер уют­ную ко­фей­ню, и спо­кой­но по­си­деть, по­ду­мать, по­меч­тать, по­со­чи­нять песни

У ме­ня нет чет­ких пред­по­чте­ний в от­но­ше­нии внеш­но­сти де­вуш­ки. Го­раз­до важ­нее, что у че­ло­ве­ка внут­ри.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.