СТО­ИТ ЛИ УСТРА­И­ВАТЬ БОЛЬ­ШУЮ РАСПРОДАЖУ

Vlast Deneg - - ЭКОНОМИЧЕСКАЯ АЛЬТЕРНАТИВА ТАТЬЯНА ОЧИМОВСКАЯ -

Пер­вый и глав­ный ар­гу­мент про­тив продажи го­си­му­ще­ства — кри­зис в стране и слиш­ком низ­кие це­ны на ак­ти­вы. Мол, пред­при­я­тия мо­гут уй­ти ин­ве­сто­рам за бес­це­нок, и госказ­на оста­нет­ся пу­стой. «Сей­час очень неудач­ный мо­мент для боль­шой при­ва­ти­за­ции. Це­ны на сы­рье­вые то­ва­ры низ­кие, а ин­те­рес ин­ве­сто­ров к раз­ви­ва­ю­щим­ся рын­кам очень сла­бый. Кро­ме то­го, на при­ва­ти­за­цию пред­ла­га­ют­ся не са­мые ин­те­рес­ные ак­ти­вы, за­ча­стую с мо­раль­но и фи­зи­че­ски уста­рев­шим обо­ру­до­ва­ни­ем. Для них нуж­но пред­ла­гать су­ще­ствен­ный дис­конт», — кон­ста­ти­ру­ет ана­ли­тик UniCredit Bank Ан­дрей При­ходь­ко. В ито­ге мо­жет ока­зать­ся, что ин­те­рес к тор­гам про­явят лишь спе­ку­ля­тив­ные ин­ве­сто­ры, при­вле­чен­ные де­ше­виз­ной ак­ти­вов и не за­ин­те­ре­со­ван­ные вкла­ды­вать сред­ства в их даль­ней­шее раз­ви­тие.

Во-вто­рых, кор­руп­ци­он­ные рис­ки все еще вы­со­ки. По­это­му аб­со­лют­но непо­нят­но, в чьих руках в кон­це кон­цов ока­жут­ся са­мые «вкус­ные» объ­ек­ты. «Усло­вия бу­дут очень об­щи­ми, без «экс­клю­зи­вов», — по­обе­щал гла­ва ФГИ Игорь Би­ло­ус. Од­на­ко про­стор для ма­ни­пу­ля­ций все же оста­нет­ся. «Мож­но объ­яв­лять пред­при­ва­ти­за­ци­он­ную под­го­тов­ку и рас­тя­ги­вать про­цесс продажи на го­ды (как, на­при­мер, с «Цен­тр­энер­го»), что­бы по­тен­ци­аль­ные за­пад­ные ин­ве­сто­ры «уста­ли» ждать и от­ка­за­лись от по­куп­ки. Мож­но и по­сто­ян­но ме­нять пла­ны. На­при­мер, идея про­дать то же «Цен­тр­энер­го» по ча­стям, ско­рее все­го, устро­ит мест­ных ин­ве­сто­ров (оли­гар­хов, лю­дей с вли­я­ни­ем), но точ­но умень­шит по­тен­ци­аль­ную при­вле­ка­тель­ность для мно­гих круп­ных за­пад­ных иг­ро­ков», — счи­та­ет гла­ва ана­ли­ти­че­ско­го де­пар­та­мен­та Dragon Capital Ан­дрей Бес­пя­тов.

В-тре­тьих, укра­ин­ские вла­сти так и не ре­ши­ли про­бле­му за­щи­ты прав ин­ве­сто­ров. В усло­ви­ях, ко­гда стра­ну со­тря­са­ют по­ли­ти­че­ские ка­та­клиз­мы, сде­лать это до­воль­но непро­сто. А зна­чит, и по­ку­па­те­ли бу­дут ве­сти се­бя крайне осто­рож­но. «Оста­нав­ли­ва­ет невоз­мож­ность про­гно­зи­ро­ва­ния ин­ве­сти­ци­он­ной де­я­тель­но­сти хо­тя бы в пре­де­лах од­но­го–трех лет, не го­во­ря уже о бо­лее дол­го­сроч­ном пла­ни­ро­ва­нии. Боль­шин­ство ин­ве­сто­ров бо­ят­ся ин­ве­сти­ро­вать в эко­но­ми­ку го­су­дар­ства, ес­ли впо­след­ствии мож­но отобрать у ин­ве­сто­ра объ­ект, в ко­то­рый тот уже успел осу­ще­ствить су­ще­ствен­ные вло­же­ния», — по­ла­га­ет ад­во­кат, управ­ля­ю­щий парт­нер АО Suprema Lex Вик­тор Мо­роз. В Фон­де го­си­му­ще­ства уже сей­час до­пус­ка­ют ве­ро­ят­ность на­ци­о­на­ли­за­ции при­ва­ти­зи­ро­ван­ных пред­при­я­тий в бу­ду­щем. На­при­мер, ес­ли по­сле сдел­ки вскро­ет­ся, что по­ку­па­тель свя­зан или яв­ля­ет­ся пред­ста­ви­те­лем стра­ны-агрес­со­ра (рос­сий­ские ком­па­нии не бу­дут иметь пра­ва по­да­вать свои за­яв­ки на кон­курс). Кто зна­ет, мо­жет, в пер­спек­ти­ве у вла­сти по­явят­ся и иные при­чи­ны для «экс­про­при­а­ции» ак­ти­вов?

«Су­деб­ные/юри­ди­че­ские рис­ки оста­ют­ся од­ни­ми из са­мых глав­ных внут­рен­них рис­ков при­ва­ти­за­ци­он­но­го про­цес­са. Су­деб­ные за­пре­ты мо­гут воз­ник­нуть в лю­бой мо­мент по лю­бо­му объ­ек­ту», — кон­ста­ти­ру­ет ру­ко­во­ди­тель ана­ли­ти­че­ско­го от­де­ла Concorde Capital Алек­сандр Па­ра­щий. В от­но­ше­нии ря­да пред­при­я­тий, ко­то­рые го­то­вят­ся к про­да­же, уже ве­дут­ся су­деб­ные тяж­бы. Сре­ди них, на­при­мер, «Цен­тр­энер­го», «Су­мы­хим­пром», порт «Юж­ный», Одес­ский при­пор­то­вый за­вод. По­след­ний за­дол­жал Group DF Дмит­рия Фир­та­ша $190 млн за по­став­лен­ный при­род­ный газ. В ре­зуль­та­те 31 мар­та 2016 г. Сток­гольм­ский ар­бит­раж удо­вле­тво­рил хо­да­тай­ство Ostchem Holding Limited Фир­та­ша и при­ка­зал ПАО «Одес­ский при­пор­то­вый за­вод» до 31 ав­гу­ста 2016 г. воз­дер­жать­ся от от­чуж­де­ния ли­бо обре­ме­не­ния ка­ким-ли­бо об­ра­зом сво­их необо­рот­ных ак­ти­вов.

Чет­вер­тый и не ме­нее важ­ный ас­пект успеш­ной при­ва­ти­за­ции — про­ве­де­ние струк­тур­ных ре­форм в эко­но­ми­ке. Но и об этом го­су­дар­ство за­бо­тит­ся сла­бо. Так, в пер­вом квар­та­ле 2017 г. ФГИ пла­ни­ру­ет про­дать ПАО «Цен­тр­энер­го» — един­ствен­ную го­су­дар­ствен­ную ге­не­ри­ру­ю­щую ком­па­нию. «Од­на­ко сей­час ге­не­ри­ру­ю­щие пред­при­я­тия вы­нуж­де­ны про­да­вать элек­тро­энер­гию го­су­дар­ству (ГП «Энер­го­ры­нок») по та­ри­фам,

Су­деб­ные рис­ки оста­ют­ся од­ни­ми из са­мых глав­ных внут­рен­них рис­ков при­ва­ти­за­ци­он­но­го про­цес­са

ко­то­рые уста­нав­ли­ва­ют­ся го­сор­га­ном — НКРЭКУ. В та­ких усло­ви­ях ни один меж­ду­на­род­ный ин­ве­стор не за­ин­те­ре­су­ет­ся этим ак­ти­вом. Ин­те­рес мо­жет воз­ник­нуть лишь в слу­чае, ес­ли в Укра­ине бу­дет вве­ден сво­бод­ный ры­нок продажи элек­тро­энер­гии и ге­не­ри­ру­ю­щие ком­па­нии смо­гут про­да­вать элек­три­че­ство на­пря­мую по­тре­би­те­лям по це­нам, ко­то­рые опре­де­ля­ют­ся на сво­бод­ном рын­ке», — го­во­рит Ан­дрей При­ходь­ко.

И, на­ко­нец, пя­тый фак­тор, о ко­то­рый мо­гут спо­ткнуть­ся по­ку­па­те­ли-нере­зи­ден­ты — ва­лют­ные огра­ни­че­ния, вве­ден­ные НБУ. До недав­не­го вре­ме­ни ин­ве­сто­ры в прин­ци­пе не име­ли воз­мож­но­сти по­ку­пать и вы­во­дить из стра­ны ва­лю­ту для вы­пла­ты ди­ви­ден­дов. Толь­ко в на­ча­ле июня бан­ков­ский ре­гу­ля­тор все же ре­шил­ся осла­бить за­прет. Нац­банк при­нял по­ста­нов­ле­ние №342, поз­во­лив­шее по­ку­пать и пе­ре­чис­лять ва­лю­ту для вы­пла­ты ди­ви­ден­дов по кор­по­ра­тив­ным пра­вам и ак­ци­ям за 2014 и 2015 гг. Но и для та­ких пла­те­жей был уста­нов­лен по­то­лок в раз­ме­ре $5 млн в ме­сяц. Впро­чем, это со­всем не зна­чит, что ин­ве­сто­ры так­же по­лу­чат доб­ро на вы­вод ди­ви­ден­дов за те­ку­щий год. За­во­дить в стра­ну ва­лю­ту, зная, что ее по­том бу­дет невоз­мож­но за­брать, — на это ин­ве­сто­ры вряд ли ре­шат­ся.

5

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.