Укра­ин­цы в Поль­ше. Как в Пе­ре­мыш­ле рас­тут поль­ские гир­ки­ны

За­жа­тые в тре­уголь­ни­ке ин­те­ре­сов Вар­ша­вы, Ки­е­ва и Моск­вы, укра­ин­цы Поль­ши предо­став­ле­ны са­ми се­бе. Но, что ху­же, ны­неш­ние поль­ские вла­сти ли­ши­ли их опо­ры, да­вав­шей ощу­ще­ние, что они — не граж­дане вто­ро­го сор­та

Vlast Deneg - - ГЕОПОЛИТИКА -

В 60-ты­сяч­ном Пе­ре­мыш­ле, все­го в 12 км от укра­ин­ской гра­ни­цы, о по­ли­ти­ке ма­ло кто хо­чет го­во­рить, да­же ано­ним­но. Ведь раз­го­вор о по­ли­ти­ке здесь неиз­беж­но вы­хо­дит на крайне бо­лез­нен­ный во­прос укра­ин­ско­го на­ци­о­наль­но­го мень­шин­ства: в этом древ­нем цен­тре кня­же­ской Ру­си укра­ин­ское со­об­ще­ство как ни­где ор­га­ни­зо­ва­но, го­род неофи­ци­аль­но на­зы­ва­ют «укра­ин­ской сто­ли­цей» в Поль­ше. Ни­где так хо­ро­шо не ощу­ща­лось про­ти­во­сто­я­ние Поль­ши и Укра­и­ны последней чет­вер­ти ве­ка, как в Пе­ре­мыш­ле. И в этом го­ду кон­фликт как ни­ко­гда остр.

Цер­ков­ная про­цес­сия или марш бан­де­ров­цев?

В кон­це июня несколь­ко де­сят­ков че­ло­век в Пе­ре­мыш­ле на­па­ли на про­цес­сию гре­ко­ка­то­ли­ков и пра­во­слав­ных, ко­то­рая шла на мест­ное укра­ин­ское во­ен­ное клад­би­ще, что­бы по­чтить по­хо­ро­нен­ных там сол­дат. На­па­дав­шие вы­кри­ки­ва­ли оскор­би­тель­ные вы­ра­же­ния, ком­мен­ти­руя на­ци­о­наль­ную при­над­леж­ность «бан­де­ров­цев».

Сле­ду­ет уточ­нить, что на во­ен­ном клад­би­ще в се­ле Пи­ку­ли­чи воз­ле Пе­ре­мыш­ля на­хо­дят­ся мо­ги­лы укра­ин­ских се­че­вых стрель­цов Укра­ин­ской га­лиц­кой ар­мии, ко­то­рые в 1918–1920 гг. во гла­ве с Си­мо­ном Пет­лю­рой и в со­юз­ни­че­стве с вой­ска­ми Юзе­фа Пил­суд­ско­го бо­ро­лись про­тив боль­ше­ви­ков. По­сле под­пи­са­ния в 1921 г. Риж­ско­го ми­ра меж­ду Поль­шей и Со­вет­ской Рос­си­ей сол­да­ты Пет­лю­ры бы­ли ин­тер­ни­ро­ва­ны, в том чис­ле в Пи­ку­ли­чи. Там боль­шин­ство из них умер­ло от ти­фа, они бы­ли по­хо­ро­не­ны на мест­ном клад­би­ще.

На­чи­ная с меж­во­ен­но­го пе­ри­о­да мест­ные укра­ин­цы тра­ди­ци­он­но при­хо­дят на эти мо­ги­лы, что­бы по­чтить па­мять погибших со­юз­ни­ков Поль­ши.

Про­бле­мы с «идео­ло­ги­че­ским на­пол­не­ни­ем» клад­би­ща на­ча­лись то­гда, ко­гда по ини­ци­а­ти­ве вар­шав­ско­го Со­ве­та по охране па­мя­ти борь­бы и му­че­ни­че­ства на некро­поль пет­лю­ров­цев бы­ли пе­ре­ве­зе­ны экс­гу­ми­ро­ван­ные остан­ки сол­дат УПА, ко­то­рые в ян­ва­ре 1946 и мае 1947 го­дов по­гиб­ли в се­лах Бир­ча и Лиш­на. Имен­но две эти брат­ские мо­ги­лы укра­ин­ских по­встан­цев ста­ли раз­дра­жать мест­ное со­об­ще­ство.

На­ка­нуне ре­ли­ги­оз­ной про­цес­сии в этом го­ду — сно­ва под­черк­ну, что ме­ро­при­я­тие про­хо­дит еже­год­но с 30-х го­дов про­шло­го ве­ка — в се­ти Facebook был объ­яв­лен пи­кет, «контр­ма­ни­фе­ста­ция укра­ин­ско­му по­хо­ду». «Тео­ре­ти­че­ски тор­же­ство про­во­дит­ся для празд­но­ва­ния со­ю­за Пил­суд­ско­го и Пет­лю­ры, — утвер­жда­ли ор­га­ни­за­то­ры контр­ма­ни­фе­ста­ции. — На са­мом же де­ле там со­сто­ит­ся про­слав­ле­ние за­пре­щен­ных поль­ским за­ко­ном ор­га­ни­за­ций ОУН-УПА и шо­ви­ни- сти­че­ской идео­ло­гии укра­ин­ско­го на­ци­о­на­лиз­ма». К при­зы­ву для яр­ко­сти бы­ло до­бав­ле­но ви­део, на ко­то­ром представлены съем­ки про­цес­сии в про­шлые го­ды и крас­но­чер­ные фла­ги УПА — их обыч­но при­во­зят с со­бой участ­ни­ки тор­же­ства, при­ез­жа­ю­щие на це­ре­мо­нию с За­пад­ной Укра­и­ны.

Сто­ит ли уточ­нять, что ре­ак­ция «поль­ских пат­ри­о­тов» на сло­во «УПА» и со­че­та­ние крас­но­го с чер­ным цве­тов срав­ни­ма с ре­ак­ци­ей «укра­ин­ских пат­ри­о­тов» на ра­дуж­ный флаг и Марш ра­вен­ства в Ки­е­ве? У пат­ри­о­тов, как из­вест­но, рас­ша­тан­ные нер­вы неза­ви­си­мо от на­ци­о­наль­но­сти.

В по­та­сов­ке по­ля­ки разо­рва­ли на од­ном из участ­ни­ков про­цес­сии ру­баш­ку — за то, что бы­ла вы­ши­та в «бан­де­ров­ские» крас­ный и чер­ный цве­та. По утвер­жде­нию Объ­еди­не­ния укра­ин­цев в Поль­ше, по­ли­ция без­дей- ство­ва­ла, по утвер­жде­нию «поль­ских пат­ри­о­тов» — ме­ша­ла «на­сто­я­щим по­ля­кам» вер­шить пра­вое де­ло.

В мест­ной по­ли­ции за­яви­ли, что не бы­ло необ­хо­ди­мо­сти при­ме­нять си­лу.

Пра­во­охра­ни­те­ли про­ве­ри­ли удо­сто­ве­ре­ния на­па­дав­ших, од­на­ко, по сло­вам по­ли­ции, контр­ма­ни­фе­стан­ты «не иден­ти­фи­ци­ру­ют се­бя с ка­кой-ли­бо груп­пой». В Объ­еди­не­нии укра­ин­цев в Поль­ше утвер­жда­ют, что на­па­да­ю­щие бы­ли в фут­бол­ках с сим­во­ли­кой поль­ских ра­ди­каль­ных групп, в част­но­сти «Все­поль­ской мо­ло­де­жи». Это, кста­ти, мож­но уви­деть на мно­го­чис­лен­ных фо­то­гра­фи­ях, сде­лан­ных во вре­мя столк­но­ве­ния.

Па­мят­ни­ки раз­до­ра

На во­сто­ке Поль­ши вдоль укра­ин­ской гра­ни­цы на­хо­дит­ся нема­ло па­мят­ни­ков и во­ен­ных за­хо­ро­не­ний укра­ин­цев, уста­нов­лен­ных си­ла­ми об­ще­ствен­ных ини­ци­а­тив в 1990-е го­ды. Неко­то­рые из них по­свя­ще­ны по­гиб­шим сол­да­там УПА. Поль­ские го­су­дар­ствен­ные чи­нов­ни­ки счи­та­ют их неле­галь­ны­ми, ука­зы­вая, что по со­гла­ше­нию меж­ду Поль­шей и Укра­и­ной на та­ких за­хо­ро­не­ни­ях не долж­ны упо­ми­нать­ся во­ен­ная сим­во­ли­ка и во­ин­ские зва­ния, а над­пи­си долж­ны быть пе­ре­ве­де­ны на поль­ский язык.

Од­на­ко со­гла­ше­ние бы­ло под­пи­са­но в се­ре­дине де­вя­но­стых, а к то­му вре­ме­ни на по­гра­ни­чье уже бы­ло уста­нов­ле­но нема­ло укра­ин­ских па­мят­ни­ков. Они «за­вис­ли в воз­ду­хе» — вро­де бы за­кон счи­тал их неле­галь­ны­ми, но об­рат­ной си­лы у него нет. Та­ких «по­лу­ле­галь­ных», но уже поль­ских па­мят­ни­ков нема­ло и в за­пад­ных об­ла­стях Укра­и­ны.

По­сле крым­ских со­бы­тий укра­ин­ские па­мят­ни­ки в во­сточ­ной Поль­ше на­ча­ли один за од­ним уни­что­жать­ся (то есть укра­ин­цы не мо­гут вос­ста­но­вить их в бы­лом ви­де, со­глас­но уже дей­ству­ю­ще­му за­ко­ну). Толь­ко за 2015 г. за­фик­си­ро­ва­но до де­сят­ка по­доб­ных ак­тов ван­да­лиз­ма. В боль­шин­стве сво­ем ху­ли­га­ны дей­ству­ют вбли­зи Пе­ре­мыш­ля, а их «жерт­ва­ми» ста­но­вят­ся па­мят­ни­ки бой­цам УПА. На од­ном из па­мят­ни­ков еще в 2014-м по­яви­лась над­пись, на­ме­ка­ю­щая, что укра­ин­цы в 1943 г. бы­ли «па­ла­ча­ми

По­хо­же, ны­неш­нее по­ко­ле­ние поль­ской вла­сти еще не со­всем осмыс­ли­ло «па­ра­докс Яну­ко­ви­ча»: на неко­то­рых эта­пах его прав­ле­ния, как и се­го­дня в Поль­ше, эко­но­ми­че­ские по­ка­за­те­ли дей­стви­тель­но улуч­ша­лись. Вот толь­ко на­стро­е­ния, несмот­ря на ци­фер­ки, бы­ли как-то не очень

Во­лы­ни». Сей­час ак­цен­ты по­ра­зи­тель­ным об­ра­зом сме­сти­лись: те­перь они — еще и «па­ла­чи Дон­бас­са».

Ван­да­лы не про­сто раз­ру­ша­ют па­мят­ни­ки — про­цесс сни­ма­ет­ся на ви­део и вско­ре пуб­ли­ку­ет­ся в ин­тер­не­те. Ин­фор­ма­ция об ин­ци­ден­те впер­вые неред­ко по­яв­ля­ет­ся на поль­ско­языч­ной вер­сии про­рос­сий­ско­го пор­та­ла Novorossia Today. Ле­том про­шло­го го­да осквер­не­ние па­мят­ни­ка в поль­ской глу­бин­ке, на уда­лен­ном от по­се­ле­ния хол­ме Мо­на­стырь, да­же про­ком­мен­ти­ро­вал небезыз­вест­ный де­я­тель дон­бас­ских се­па­ра­ти­стов Па­вел Гу­ба­рев.

Па­мят­ни­ки, к сло­ву, ча­сто на­хо­дят­ся в от­да­лен­ных ме­стах (на­при­мер, на опуш­ках ле­са), по­это­му их очень труд­но охра­нять, а уж тем бо­лее еже­днев­но сле­дить за их со­сто­я­ни­ем. По мне­нию укра­ин­ской об­ще­ствен­но­сти Поль­ши ор­га­ни­за­то­ры по­доб­ных дей­ствий пы­та­ют­ся «столк­нуть лба­ми» укра­ин­цев и по­ля­ков, что­бы по­ка­зать уве­ли­че­ние «ан­ти­укра­ин­ских на­стро­е­ний» в Поль­ше, рассо­рив та­ким об­ра­зом Ки­ев и Вар­ша­ву.

Еще во вре­ме­на ком­му­ни­сти­че­ской Поль­ши Москва ис­поль­зо­ва­ла по­доб­ные про­во­ка­ции и те­му Во­лын­ской трагедии для то­го, что­бы УПА ас­со­ци­и­ро­ва­лась с пре­ступ­ле­ни­я­ми и на­циз­мом, а весь укра­ин­ский на­род — с УПА.

Та­ким об­ра­зом, 40-ты­сяч­ное со­об­ще­ство укра­ин­цев Поль­ши ока­за­лось за­лож­ни­ком не толь­ко на­тя­ну­тых от­но­ше­ний Вар­ша­вы

и Ки­е­ва, но и ди­ри­жи­ро­вав­шей ими Моск­вы. Соб­ствен­но, сей­час для них ма­ло что из­ме­ни­лось.

Укра­ин­цы слиш­ком мно­го­го хо­тят?

В Объ­еди­не­нии укра­ин­цев в Поль­ше пря­мо ука­зы­ва­ют: впер­вые по­сле тя­же­ло­го пе­ри­о­да 1990-х в стране на­столь­ко силь­но обост­ри­лись ан­ти­укра­ин­ские на­стро­е­ния и дей­ствия. К «при­выч­но­му» уже хейт-спи­чу в ин­тер­не­те до­ба­ви­лось раз­ру­ше­ние па­мят­ни­ков и фи­зи­че­ское на­си­лие про­тив укра­ин­цев по на­ци­о­наль­но­му при­зна­ку.

Поль­ский пар­ла­мент за­ин­те­ре­со­вал­ся про­бле­мой в свя­зи с июль­ской ре­зо­лю­ци­ей ка­са­тель­но Во­лын­ской трагедии: од­на­ко со­вер­шен­но не так, как хо­те­лось бы поль­ским укра­ин­цам. Так, 6 июля в сей­ме Бер­на­дет­та Кри­ниц­кая из пра­вя­щей пар­тии «Пра­во и Спра­вед­ли­вость» утвер­жда­ла: «УПА не бо­ро­лась с немец­ким ок­ку­пан­том, бо­лее то­го, она му­чи­ла поль­ских граж­дан. Ува­жа­е­мые, у нас за­фик­си­ро­ва­но нема­ло слу­ча­ев про­слав­ле­ния УПА на тер­ри­то­рии Поль­ши! Это, в част­но­сти, око­ло 200 неле­галь­ных па­мят­ни­ков, ко­то­рые ста­вят ло­каль­ные пред­ста­ви­те­ли мень­шин­ства из Укра­и­ны [вме­сто укра­ин­ско­го мень­шин­ства в Поль­ше.— «ВД»]. В Поль­ше по­яв­ля­ет­ся то­же нема­ло пуб­ли­ка­ций на поль­ском язы­ке, в ко­то­рых про­слав­ля­ет­ся УПА».

Обес­по­ко­ен­ность де­пу­та­тов «ПиС» ис­кренне раз­де­ли­ла оп­по­зи­ция, в част­но­сти де­пу­тат Мал­го­жа­та Пем­пек из «Граж­дан­ской плат­фор­мы» него­до­ва­ла: «Обя­зан­но­стью поль­ско­го пра­ви­тель­ства яв­ля­ет­ся за­щи­та поль­ских ин­те­ре­сов, в том чис­ле охра­на па­мя­ти жертв укра­ин­ско­го ге­но­ци­да, ко­то­рый имел ме­сто в 1939–1948 го­дах и был ис­пол­нен бан­ди­та­ми и убий­ца­ми из ОУН и УПА. Объ­еди­не­ние по за­щи­те па­мя­ти пе­ре­мышль­ских ор­лят воз­му­ще­но по­ве­де­ни­ем поль­ской по­ли­ции 26 июня, во вре­мя по­хо­да укра­ин­ских на­ци­о­на­ли­стов в Пе­ре­мыш­ле под при­кры­ти­ем цер­ков­ной про­цес­сии. Я хо­те­ла спро­сить, бу­дет след­ствие по это­му де­лу?».

В на­ча­ле сен­тяб­ря Объ­еди­не­ние укра­ин­цев в Поль­ше со­зва­ло спе­ци­аль­ную сес­сию ко­мис­сии по де­лам на­ци­о­наль­ных мень­шинств поль­ско­го пар­ла­мен­та. Гла­ва объ­еди­не­ния Петр Ты­ма об­ра­щал вни­ма­ние, что цен­траль­ные поль­ские вла­сти не осу­ди­ли ак­ты агрес­сии про­тив укра­ин­цев на во­сто­ке Поль­ши, мест­ные же вла­сти взя­лись за­щи­щать ата­ку­ю­щих, а не их жертв. Ты­ма так­же пред­ста­вил ви­део на­па­де­ния на укра­ин­цев в Пе­ре­мыш­ле, при­ме­ры ан­ти­укра­ин­ских стра­ниц в ин­тер­не­те, пес­ни, в од­ной из ко­то­рых го­во­рит­ся, что «хо­ро­ший укра­и­нец — это мерт­вый укра­и­нец».

Од­на­ко кон­струк­тив­ной дис­кус­сии не по­лу­чи­лось — за­мгла­вы ко­мис­сии из «ПиС» Ши­мон Ги­жинь­ский ис­кренне удив­лял­ся то­му, на что жа­лу­ют­ся укра­ин­цы: мол, Поль­ша так по­мо­га­ет Укра­ине, че­го вы еще хо­ти­те? Уси­лия оп­по­нен­тов Ги­жинь­ско­го до­ка­зать, что де­ло ка­са­ет­ся не меж­го­су­дар­ствен­ных от­но­ше­ний, а кон­флик­та од­них поль­ских граж­дан с дру­ги­ми, про­сто укра­ин­ской на­ци­о­наль­но­сти, не увен­ча­лись успе­хом.

Пар­тий­ная кол­ле­га Ги­жинь­ско­го Юзе­фа Щу­рек-Же­ляз­ко «с со­жа­ле­ни­ем на­блю­да­ла за под­хо­дом гос­по­ди­на Ты­мы к во­про­су со­труд­ни­че­ства меж­ду дву­мя на­ро­да­ми».

— Я ни­ко­гда не слы­ша­ла слов бла­го­дар­но­сти за то, что поль­ский на­род сде­лал для укра­ин­ско­го мень­шин­ства, — воз­му­ща­лась она. — В то же вре­мя я на­блю­даю лишь ка­кие-то тре­бо­ва­ния со сто­ро­ны укра­ин­цев.

Че­го ожи­дать даль­ше

Под­кар­пат­ское во­е­вод­ство, к ко­то­ро­му при­над­ле­жит Пе­ре­мышль и ко­то­рое все­гда бы­ло ис­точ­ни­ком обостре­ния меж­ду по­ля­ка­ми и укра­ин­ца­ми Поль­ши, — это ба­зо­вый ре­ги­он для пра­вых кон­сер­ва­то­ров из «Пра­ва и Спра­вед­ли­во­сти». Да­же во вре­ме­на, ко­гда пар­тия на­хо­ди­лась в глу­бо­кой оп­по­зи­ции, в этом ре­ги­оне у нее бы­ло боль­шин­ство.

Во­прос укра­ин­ско­го на­ци­о­наль­но­го мень­шин­ства в го­ро­де все­гда был во­про­сом по­ли­ти­че­ским. По­то­му се­го­дня, ко­гда «ПиС» дер­жит власть не толь­ко в ре­ги­оне, но и во всей стране (а по­ли­ти­ки этой пар­тии на Под­кар­па­тье в осо­бой друж­бе с укра­ин­ца­ми за­ме­че­ны не бы­ли), на­се­ле­ние го­ро­да бо­ит­ся.

Бо­ит­ся от­кры­то вы­ра­зить под­держ­ку. Бо­ит­ся вы­ра­зить со­ли­дар­ность с мест­ны­ми укра­ин­ца­ми — в этом го­ду по­чти все из­вест­ные лю­ди го­ро­да пе­ре­ста­ли при­хо­дить на укра­ин­ские ме­ро­при­я­тия. Бо­ит­ся, в кон­це кон­цов, по­го­во­рить с жур­на­ли­стом, да­же ано­ним­но (мол, у нас в го­ро­де не так уж мно­го ак­тив­ных жи­те­лей, ме­ня вы­чис­лят, мо­гут уничтожить биз­нес, уво­лить с ра­бо­ты).

Мест­ные немно­го­чис­лен­ные укра­ин­цы вновь ста­ли за­лож­ни­ка­ми трех сто­лиц. В Вар­ша­ве го­во­рят, что де­ла­ют все воз­мож­ное: ну, не го­ло­вы же ру­бить на­па­да­ю­щим на укра­ин­ские па­мят­ни­ки и про­цес­сии.

В Москве си­ту­а­цию пы­та­ют­ся пред­ста­вить как борь­бу угне­та­е­мо­го эли­та­ми поль­ско­го на­ро­да с «бан­де­ров­ской» идео­ло­ги­ей: мол, ко­му как не нам знать, что эта идео­ло­гия спо­соб­на сде­лать, по­смот­ри­те на Дон­басс.

Ки­ев пы­та­ет­ся со­блю­дать ди­стан­цию и воз­дер­жи­вать­ся от непо­сред­ствен­но­го вме­ша­тель­ства в кон­фликт, по­ни­мая, что во­прос скольз­кий, по­ли­ти­че­ская при­быль от за­щи­ты 40 тыс. граж­дан дру­го­го го­су­дар­ства — ну­ле­вая, а гро­зит ссо­рой с дру­же­ствен­ной стра­ной с на­се­ле­ни­ем 40 млн. Да и кон­но­та­ции с тем, что Москва на­зы­ва­ет «за­щи­той за­ру­беж­ных со­оте­че­ствен­ни­ков», крайне неже­ла­тель­ны.

Укра­ин­цы Поль­ши предо­став­ле­ны са­ми се­бе. Не в пер­вый раз — од­на­ко во вре­мя преды­ду­ще­го обостре­ния меж­на­ци­о­наль­но­го на­пря­же­ния вме­ши­ва­лась как раз цен­траль­ная власть из Вар­ша­вы, один раз — да­же па­па Ио­анн Па­вел ІІ.

Го­ло­са­ми несколь­ких силь­ных, ав­то­ри­тет­ных по­ли­ти­ков центр по­ка­зы­вал ре­ги­о­ну, что сла­бых бить нель­зя. Что на­би­вать про­цент на их сла­бо­сти — под­ло. Что не ви­деть сво­их соб­ствен­ных оши­бок — ли­це­мер­но.

Имен­но этой во­ли сей­час в Вар­ша­ве нет. Та­ким об­ра­зом, ис­чез­ла един­ствен­ная опо­ра, ко­то­рая да­ва­ла укра­ин­цам Поль­ши ощу­ще­ние, что они в этой стране — не граж­дане вто­ро­го сор­та.

На­про­тив, власть сво­им мол­ча­ни­ем да­ет сиг­нал ра­ди­каль­ным груп­пи­ров­кам, осо­бен­но в поль­ских ре­ги­о­нах: да, сей­час ваш звезд­ный час. И ка­са­ет­ся это не толь­ко укра­ин­цев — их же в тол­пе не от­ли­чишь от поль­ско­го боль­шин­ства. В те­че­ние по­след­них дней в вар­шав­ском об­ще­ствен­ном транс­пор­те бы­ла со­вер­ше­на се­рия на­па­де­ний на лю­дей ис­клю­чи­тель­но по на­ци­о­наль­но­му и ра­со­во­му при­зна­ку: на ази­а­ток, на «слиш­ком тем­ную» поль­ку, да­же на уни­вер­си­тет­ско­го пре­по­да­ва­те­ля — за то, что по те­ле­фо­ну го­во­рил с за­ру­беж­ным кол­ле­гой по-немец­ки.

Не­пра­ви­тель­ствен­ные ор­га­ни­за­ции бьют тре­во­гу: вол­на ра­сист­ских и ксе­но­фоб­ских на­стро­е­ний в Поль­ше уси­ли­ва­ет­ся. Власть про­дол­жа­ет петь ста­рую пе­сен­ку: да и при «па­пе­ред­ни­ках» не луч­ше бы­ло, мы столь­ко де­ла­ем и бла­го­дар­но­сти не по­лу­ча­ем, сколь­ко, в кон­це кон­цов, с пре­тен­зи­я­ми мож­но, оставь­те спо­ры и зай­мем­ся дей­стви­тель­но важ­ным. То бишь эко­но­ми­кой.

По­хо­же, ны­неш­нее по­ко­ле­ние поль­ской вла­сти еще не со­всем осмыс­ли­ло «па­ра­докс Яну­ко­ви­ча»: на неко­то­рых эта­пах его прав­ле­ния, как и се­го­дня в Поль­ше, эко­но­ми­че­ские по­ка­за­те­ли дей­стви­тель­но улуч­ша­лись. Вот толь­ко на­стро­е­ния, несмот­ря на ци­фер­ки, бы­ли как-то не очень. Ведь есть та­кие моменты в ис­то­рии, ко­гда ат­мо­сфе­ра ку­да важ­нее эко­но­ми­че­ских по­ка­за­те­лей.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.