Три эф­фек­та тре­тье­го тран­ша МВФ

Vlast Deneg - - СОДЕРЖАНИЕ -

По­ми­мо непо­сред­ствен­но­го эф­фек­та в ви­де по­ступ­ле­ния де­нег, воз­об­нов­ле­ние кре­дит­ной про­грам­мы МВФ обе­ща­ет еще два: в ви­де при­нуж­де­ния к ре­фор­мам и сиг­на­ла ин­ве­сто­рам. Од­на­ко в каж­дом из этих трех эф­фек­тов есть не толь­ко по­зи­тив, но и нега­тив — и вдо­ба­вок упу­щен­ные воз­мож­но­сти

По­ми­мо непо­сред­ствен­но­го эф­фек­та в ви­де по­ступ­ле­ния де­нег, воз­об­нов­ле­ние кре­дит­ной про­грам­мы МВФ обе­ща­ет еще два: в ви­де при­нуж­де­ния к ре­фор­мам и сиг­на­ла ин­ве­сто­рам. Од­на­ко в каж­дом из этих трех эф­фек­тов есть не толь­ко по­зи­тив, но и нега­тив — и вдо­ба­вок упу­щен­ные воз­мож­но­сти

Итак, Мин­фин 16 сен­тяб­ря отра­пор­то­вал о по­ступ­ле­нии на счет НБУ тре­тье­го тран­ша в раз­ме­ре $1 млрд от МВФ по про­грам­ме EFF. Че­ты­рех­лет­няя про­грам­ма EFF (Extended Fund Facility, или «ме­ха­низм рас­ши­рен­но­го фи­нан­си­ро­ва­ния») объ­е­мом $17,5 млрд бы­ла утвер­жде­на Со­ве­том ди­рек­то­ров МВФ 11 мар­та 2015 г. Пер­вый транш на сум­му $5 млрд был предо­став­лен сра­зу же по­сле утвер­жде­ния про­грам­мы. Вто­рой в раз­ме­ре $1,7 млрд по­сту­пил в на­ча­ле ав­гу­ста, и до кон­ца 2015 г. ожи­да­лись еще два та­ких тран­ша. Но тре­тий вы­де­лен толь­ко сей­час, при­чем в уре­зан­ном ви­де ($1 млрд вме­сто $1,7 млрд), а предо­став­ле­ние осталь­ных де­нег по про­грам­ме EFF ($9,8 млрд) обу­слов­ли­ва­ет­ся до­пол­ни­тель­ны­ми тре­бо­ва­ни­я­ми.

Это го­во­рит о том, что от­но­ше­ния Укра­и­ны и МВФ по-преж­не­му не без­об­лач­ны. Так же как и пер­спек­ти­вы эф­фек­тив­но­го ис­поль­зо­ва­ния по­лу­чен­ных кре­ди­тов.

День­ги на рас­хо­ды по ста­рым дол­гам

«Транш пой­дет в ре­зер­вы НБУ и бу­дет спо­соб­ство­вать ста­биль­но­сти кур­са грив­ни, а зна­чит, и ста­биль­но­сти фи­нан­со­вой си­сте­мы, — про­ком­мен­ти­ро­вал ми­нистр фи­нан­сов Алек­сандр Да­ни­люк. — Хо­чу так­же под­черк­нуть, что кре­ди­ты МВФ предо­став­ля­ют­ся под са­мые низ­кие воз­мож­ные про­цен­ты. Бо­лее то­го, эти кре­ди­ты име­ют це­лью по­мочь Укра­ине вос­ста­но­вить эко­но­ми­ку и в ре­зуль­та­те умень­шить дол­го­вую на­груз­ку».

Что ка­са­ет­ся офи­ци­аль­но­го кур­са грив­ни, то имен­но неяс­ность в во­про­се о тре­тьем тран­ше от МВФ бы­ла од­ним из фак­то­ров, вы­звав­ших обес­це­ни­ва­ние укра­ин­ской ва­лю­ты с 24,78 грн./$ по со­сто­я­нию на 2 ав­гу­ста до 26,85 грн./$ на 7 сен­тяб­ря. Па­де­ние грив­ни за­тор­мо­зи­лось, а за­тем да­ло обрат­ный ход по­сле про­зву­чав­ше­го 3 сен­тяб­ря за­яв­ле­ния Пет­ра По­ро­шен­ко, ко­то­рый вы­ска­зал убеж­ден­ность в по­ло­жи­тель­ном ре­ше­нии Со­ве­та ди­рек­то­ров МВФ по укра­ин­ско­му во­про­су. На 16 сен­тяб­ря курс улуч­шил­ся до 26,21 грн./$, а на 19 сен­тяб­ря (по­сле по­ступ­ле­ния тран­ша) — до 25,90 грн./$. Та­ким об­ра­зом, по­чти по­ло­ви­на па­де­ния отыг­ра­на на­зад, но все же это толь­ко ча­стич­ный эф­фект. И к то­му же за­ве­до­мо вре­мен­ный, по­сколь­ку еще с июля из­вест­но, что на 2017 г. НБУ пред­по­ла­га­ет сред­не­го­до­вой курс 27,20 грн./$. Ис­хо­дя имен­но из этой уста­нов­ки Нац­бан­ка, пра­ви­тель­ство вер­ста­ло про­ект гос­бюд­же­та-2017.

Что ка­са­ет­ся зо­ло­то­ва­лют­ных ре­зер­вов НБУ, то они, по дан­ным са­мо­го Нац­бан­ка, и без по­ступ­ле­ния де­нег от МВФ вы­рос­ли с $12,62 млрд на ко­нец ав­гу­ста 2015 г. до $14,08 млрд на ко­нец июля 2016 г. Это до­стиг­ну­то бла­го­да­ря ре­струк­ту­ри­за­ции дол­га по об­ли­га­ци­ям внеш­не­го го­су­дар­ствен­но­го зай­ма и «Фи­нин­про» (ГП «Фи­нан­си­ро­ва­ние ин­фра­струк­тур­ных про­ек­тов»). На ко­нец ав­гу­ста 2015 г. объ­ем пред­сто­я­щих вы­плат по дол­гам в срок до трех ме­ся­цев со­став­лял $5,25 млрд, в срок от трех ме­ся­цев до од­но­го го­да — $2,53 млрд. А на ко­нец июля 2016 г. эти объ­е­мы го­раз­до мень­ше: $0,8 млрд нуж­но вы­пла­тить в срок до трех ме­ся­цев и еще $1,3 млрд — до од­но­го го­да. Впро­чем, и эти сум­мы весь­ма су­ще­ствен­ны для то­щей укра­ин­ской каз­ны. Так что но­вый миллиард от МВФ в лю­бом слу­чае не бу­дет рас­хо­до­вать­ся на ва­лют­ные ин­тер­вен­ции на меж­бан­ке для под­держ­ки грив­ни. Он бу­дет пу­щен на об­слу­жи­ва­ние госдол­га, при­чем его хва­тит толь­ко на са­мые сроч­ные вы­пла­ты, а даль­ше по­на­до­бят­ся но­вые тран­ши от Меж­ду­на­род­но­го ва­лют­но­го фон­да.

Нелишне на­пом­нить, что круп­ней­шим кре­ди­то­ром Укра­и­ны яв­ля­ет­ся имен­но МВФ. Ему на ко­нец июля 2016 г., по дан­ным Мин­фи­на, на­ша стра­на бы­ла долж­на $7,2 млрд, что со­став­ля­ло 16,3% от об­ще­го объ­е­ма го­су­дар­ствен­но­го и га­ран­ти­ро­ван­но­го го­су­дар­ством дол­га Укра­и­ны ($44,2 млрд). Те­перь к этой сум­ме до­ба­вил­ся еще миллиард.

На­ко­нец, что ка­са­ет­ся усло­вий кре­ди­та МВФ по про­грам­ме EFF, то про­цент­ная став­ка дей­стви­тель­но срав­ни­тель­но не­вы­со­кая — 3% го­до­вых плюс сер­вис­ный сбор в раз­ме­ре 0,5% от сум­мы тран­ша. Каж­дый транш зай­ма по­га­ша­ет­ся сле­ду­ю­щим об­ра­зом: три го­да длит­ся льгот­ный пе­ри­од, ко­гда еже­квар­таль­но осу­ществ­ля­ет­ся толь­ко вы­пла­та про­цен­тов, да­лее по­га­ше­ние ос­нов­ной сум­мы (те­ла кре­ди­та) про­из­во­дит­ся рав­ны­ми ча­стя­ми еже­квар­таль­но в те­че­ние двух лет. Но эти срав­ни­тель­но при­вле­ка­тель­ные фи­нан­со­вые усло­вия отя­го­ще­ны до­пол­ни­тель­ны­ми тре­бо­ва­ни­я­ми об эко­но­ми­че­ской по­ли­ти­ке, ко­то­рую долж­на про­во­дить Укра­и­на. Хо­те­лось бы ве­рить Да­ни­лю­ку, что эти тре­бо­ва­ния «име­ют це­лью по­мочь Укра­ине вос­ста­но­вить эко­но­ми­ку». Но не зря го­во­рит­ся, что бла­ги­ми на­ме­ре­ни­я­ми вы­мо­ще­на до­ро­га в ад.

Ре­фор­мы и псев­до­ре­фор­мы

Во­об­ще, принуждение к ре­фор­мам мо­жет быть эф­фек­тив­ным те­ра­пев­ти­че­ским средством. Мож­но вспом­нить 2003–2007 гг., ко­гда Укра­и­на, ссы­ла­ясь на улуч­ше­ние эко­но­ми- чес­кой си­ту­а­ции, об­хо­ди­лась без кре­ди­тов МВФ — и про­тран­жи­ри­ла это бла­го­при­ят­ное вре­мя, не про­ве­дя ни­ка­ких ре­форм, по­ка в 2008 г. не гря­нул ми­ро­вой фи­нан­со­вый кри­зис, вы­ну­див­ший за­нять у МВФ $10,6 млрд и при­сту­пить-та­ки к непо­пу­ляр­ным ме­рам эко­но­мии гос­средств. В 2014–2016 гг. крайне тя­же­лая фи­нан­со­вая си­ту­а­ция и перспектива де­фол­та не оста­ви­ли иной аль­тер­на­ти­вы, кро­ме как за­ни­мать у МВФ и вы­пол­нять его тре­бо­ва­ния.

Мож­но на­звать на­гляд­ное до­сти­же­ние — чу­дес­ную ме­та­мор­фо­зу, слу­чив­шу­ю­ся с «Наф­то­га­зом Украї­ни», ко­то­рый в пер­вом по­лу­го­дии 2016 г. впер­вые с 2006 г. вме­сто убыт­ков по­лу­чил чи­стую при­быль в 2,18 млрд грн. В 2016 г. за­ни­жен­ная це­на на газ обо­шлась бы го­су­дар­ству в 170 млрд грн. на до­та­цию «Наф­то­га­за». Вме­сто это­го пра­ви­тель­ство пред­по­чло вы­де­лить 40 млрд грн. на суб­си­дии. Раз­ни­ца — 130 млрд грн. — это сред­ства, ко­то­рые те­перь не во­ру­ют­ся, а идут на обо­ро­ну и без­опас­ность, ин­фра­струк­ту­ру и со­ци­аль­ную сфе­ру. В 2017 г. объ­ем суб­си­дий бу­дет до­ве­ден до 50 млрд грн., ко­то­рых вполне до­ста­точ­но для под­дер­жа­ния тех, кто не смо­жет са­мо­сто­я­тель­но пла­тить по но­вым та­ри­фам.

Но есть и при­ме­ры псев­до­ре­форм. Са­мый пе­чаль­ный — про­ве­ден­ное гла­вой НБУ Ва­ле­ри­ей Гон­та­ре­вой «оздо­ров­ле­ние» бан­ков­ской си­сте­мы, по­сле ко­то­ро­го бо­лезнь уси­ли­лась — на­ли­цо фак­ти­че­ский ее крах и пол­ный па­ра­лич кре­ди­то­ва­ния.

О том, что При­ватбанк нуж­да­ет­ся в су­ще­ствен­ной до­ка­пи­та­ли­за­ции или на­ци­о­на­ли­за­ции, го­во­рят экс­пер­ты ве­ду­щих ауди­тор­ских ком­па­ний. На него при­хо­дит­ся 21,4% ак­ти­вов бан­ков­ской си­сте­мы — это боль­ше, чем ак­ти­вы всех ра­нее за­кры­тых банков вме­сте взя­тых. Фор­маль­но по­ка­зы­вая при­быль, он зна­чи­тель­но от­ста­ет от кол­лег по по­ка­за­те­лю фор­ми­ро­ва­ния ре­зер­вов под проблем­ные зай­мы и име­ет су­ще­ствен­ную часть кре­ди­тов свя­зан­ным ли­цам.

У гос­бан­ков, круп­ней­ших кре­ди­то­ров эко­но­ми­ки, де­ла об­сто­ят осо­бен­но пла­чев­но. По дан­ным меж­ду­на­род­но­го агент­ства Fitch, на ко­нец пер­во­го квар­та­ла 2016 г. нера­бо­та­ю­щие кре­ди­ты со­ста­ви­ли 39% порт­фе­ля Укр­эк­сим­бан­ка и 47% — Ощад­бан­ка (на эти два круп­ней­ших гос­фи­н­учре­жде­ния при­хо­дит­ся по­чти 27% ак­ти­вов бан­ков­ской си­сте­мы). Со­глас­но оцен­ке Fitch, ес­ли их ак­ти­вы про­дол­жат ухуд­шать­ся, судь­ба гос­бан­ков бу­дет на­пря­мую за­ви­сеть от воз­мож­но­стей го­су­дар­ства под­дер­жать их пла­те­же­спо­соб­ность.

Осталь­ным кре­ди­то­рам то­же не до спа­се­ния эко­но­ми­ки. В два­дцат­ку круп­ней­ших по ак­ти­вам вхо­дит, на­при­мер, чет­вер­ка банков с рос­сий­ским ка­пи­та­лом: на Сбер­банк, Про­мин­вест­банк, ВТБ, Аль­фа-Банк (с уче­том одоб­рен­ной НБУ по­куп­ки Укр­соц­бан­ка) сум­мар­но при­хо­дит­ся по­ряд­ка 200 млрд грн. ак­ти­вов, что со­став­ля­ет око­ло 25% от ак­ти­вов осталь­ных пла­те­же­спо­соб­ных банков Ук­ра-

Вме­сто ва­лют­ной де­ре­гу­ля­ции Нац­банк пред­по­чи­та­ет во­е­вать с экс­пор­те­ра­ми, на­се­ле­ни­ем и им­пор­те­ра­ми

ины. И хо­тя в НБУ их ак­тив­но за­щи­ща­ют, рос­сий­ским «доч­кам» сей­час яв­но не с ру­ки под­ни­мать укра­ин­ские пред­при­я­тия.

Убыт­ки дей­ству­ю­щих фи­н­учре­жде­ний в про­шлом го­ду по­ста­ви­ли аб­со­лют­ный ре­корд, пре­вы­сив 66 млрд грн. До­ля «пло­хих» кре­ди­тов в си­сте­ме при­бли­жа­ет­ся к 50%. Ра­зу­ме­ет­ся, что в та­ких усло­ви­ях не мо­жет быть и ре­чи о кре­ди­то­ва­нии ре­аль­но­го сек­то­ра. По дан­ным НБУ, в ян­ва­ре–июле это­го го­да порт­фель грив­не­вых кре­ди­тов юр­ли­цам вы­рос все­го на 0,5%, а объ­ем ва­лют­ных зай­мов со­кра­тил­ся по­чти на 5%. За­ем­ные ре­сур­сы оста­ют­ся за­об­лач­но до­ро­ги­ми, и все, на что мо­жет рас­счи­ты­вать биз­нес, — это про­лон­ги­ро­вать за­ем или пе­ре­кре­ди­то­вать­ся в дру­гом бан­ке на чуть бо­лее вы­год­ных усло­ви­ях.

Тем не ме­нее МВФ та­кая «ре­фор­ма» устра­и­ва­ет. 14 сен­тяб­ря на за­се­да­нии ис­пол­ни­тель­но­го со­ве­та Фон­да, где бы­ло при­ня­то ре­ше­ние о вы­де­ле­нии Укра­ине $1 млрд, ди­рек­тор-рас­по­ря­ди­тель МВФ Кри­стин Ла­гард по­ста­ви­ла в один ряд «сме­лые ша­ги по по­вы­ше­нию энер­ге­ти­че­ских та­ри­фов до уров­ня воз­ме­ще­ния се­бе­сто­и­мо­сти» и «ме­ро­при­я­тия по оздо­ров­ле­нию бан­ков­ской си­сте­мы», слов­но они бы­ли оди­на­ко­во успеш­ны­ми. На­зва­ла она и за­да­чи на бу­ду­щее. В част­но­сти, по ее сло­вам, «ор­га­нам вла­сти необ­хо­ди­мо до­пол­ни­тель­но укре­пить бан­ков­скую си­сте­му пу­тем ре­ка­пи­та­ли­за­ции банков, лик­ви­да­ции по­зи­ций по кре­ди­то­ва­нию свя­зан­ных лиц и уре­гу­ли­ро­ва­ния про­бле­мы обес­це­нен­ных ак­ти­вов». Как г-жа Гон­та­ре­ва уме­ет «укреп­лять», уже из­вест­но.

Кри­стин Ла­гард так­же сфор­му­ли­ро­ва­ла за­да­чу «па­ра­мет­ри­че­ской пен­си­он­ной ре­фор­мы», ко­то­рая «име­ет ре­ша­ю­щее зна­че­ние для умень­ше­ния боль­шо­го струк­тур­но­го де­фи­ци­та Пен­си­он­но­го фон­да, со­дей­ствия сни­же­нию бюд­жет­но­го де­фи­ци­та и го­су­дар­ствен­но­го дол­га и со­зда­ния воз­мож­но­стей для то­го, что­бы со вре­ме­нем до­ве­сти раз­ме­ры пен­сий до устой­чи­вых уров­ней». Од­на­ко это тре­бо­ва­ние, неза­ви­си­мо от сте­пе­ни его обос­но­ван­но­сти, бу­дет крайне слож­но учесть в про­ек­те гос­бюд­же­та-2017, ко­то­рый уже вне­сен в пар­ла­мент.

Эф­фект сиг­на­ла: ин­ве­сто­ры

В свя­зи с оче­ред­ным тран­шем МВФ по­де­лил­ся оп­ти­миз­мом пре­зи­дент Укра­и­ны. Он от­ме­тил, что ре­ше­ние Фон­да от­кры­ва­ет путь к вы­де­ле­нию фи­нан­со­вой по­мо­щи со сто­ро­ны США в объ­е­ме $1 млрд, Ев­ро­со­ю­за — 600 млн евро, дру­гих меж­ду­на­род­ных фи­нан­со­вых ор­га­ни­за­ций «и, что еще го­раз­до бо­лее важ­но, — оно от­кры­ва­ет ок­но воз­мож­но­стей для при­вле­че­ния ино­стран­ных ин­ве­сти­ций в укра­ин­скую эко­но­ми­ку». В том, что за­пад­ные кре­ди­то­ры дей­ству­ют со­гла­со­ван­но, со­мне­ний нет. Но что ка­са­ет­ся ино­стран­ных ин­ве­сто­ров — для них од­но­го сиг­на­ла МВФ ма­ло.

Кста­ти, сам Фонд по­сле ре­во­лю­ции в Ки­е­ве то­же рас­счи­ты­вал, что вслед за его кре­ди­та­ми по про­грам­мам Stand-by и EFF в Укра­и­ну пой­дут и круп­ные день­ги за­пад­но­го биз­не­са. Пер­вый транш Standby был по­лу­чен Ки­е­вом в на­ча­ле мая 2014 г., од­на­ко боль­шо­го при­то­ка ин­ве­сти­ций в стра­ну до сих пор не на­блю­да­ет­ся. Хоть и есть от­дель­ные по­ло­жи­тель­ные при­ме­ры, но они не де­ла­ют по­го­ды.

Ча­сто мож­но услышать, что при­чи­на в кор­руп­ции. Од­на­ко кор­руп­ция бы­ла и рань­ше, но да­же во вре­ме­на Яну­ко­ви­ча она не яв­ля­лась ре­ша­ю­щим фак­то­ром. Бо­лее се­рьез­ная при­чи­на — вой­на на во­сто­ке. Од­на­ко ве­ро­ят­ность пол­но­мас­штаб­ной вой­ны, ко­то­рая охва­ти­ла бы всю Укра­и­ну, в 2015 г. рез­ко сни­зи­лась. Но за­пад­ный ин­ве­стор так и не при­шел.

Глав­ная при­чи­на за­клю­ча­ет­ся все же не в кор­руп­ции и не в войне, а в дру­гом. Это от­сут­ствие сво­бод­но­го обо­ро­та средств, то есть то­го, что на­зы­ва­ет­ся ва­лют­ной де­ре­гу­ля­ци­ей. Нац­банк сна­ча­ла по­вел вой­ну с экс­пор­те­ра­ми (мол, те скры­ва­ют ва­лют­ную вы­руч­ку), за­тем — с на­се­ле­ни­ем (мол, оно па­ни­че­ски сни­ма­ет день­ги с де­по­зи­тов), за­тем — с им­пор­те­ра­ми (мол, они ви­нов­ны в ро­сте кур­са дол­ла­ра и евро). Но в эко­но­ми­ку, где нет сво­бод­но­го об­ра­ще­ния средств, не за­хо­чет вкла­ды­вать ни за­пад­ный, ни оте­че­ствен­ный ин­ве­стор. На­обо­рот, бу­дет про­ис­хо­дить от­ток ка­пи­та­ла, что и на­блю­да­лось уже в ря­де слу­ча­ев. При этом бан­ков­ская си­сте­ма вви­ду по­те­ри кли­ен­тов и ро­ста рис­ков то­же непри­вле­ка­тель­на для ин­ве­сти­ций.

Ди­рек­тор-рас­по­ря­ди­тель МВФ, го­во­ря о про­бле­мах укра­ин­ско­го фи­нан­со­во­го сек­то­ра, за­яви­ла о необ­хо­ди­мо­сти «со­зда­ния воз­мож­но­стей для по­сте­пен­ной от­ме­ны ад­ми­ни­стра­тив­ных мер, ко­то­рые оста­ют­ся». Мож­но на­де­ять­ся, что ка­кие-то ша­ги в этом на­прав­ле­нии бу­дут сде­ла­ны. Но ин­ве­сто­ры — на­род недо­вер­чи­вый, а неред­ко и зло­па­мят­ный. Для вос­ста­нов­ле­ния их до­ве­рия нуж­но нечто боль­шее, чем осто­рож­ные ша­ги на­встре­чу.

Ес­ли уж го­во­рить о сиг­на­лах ин­ве­сто­рам, то наи­луч­шим по­ло­жи­тель­ным сиг­на­лом бы­ла бы сме­на ру­ко­вод­ства НБУ и кар­ди­наль­ный пе­ре­смотр по­ли­ти­ки Нац­бан­ка. Это сви­де­тель­ство­ва­ло бы о се­рьез­но­сти на­ме­ре­ний ру­ко­вод­ства Укра­и­ны со­здать стране имидж ев­ро­пей­ско­го рая для ин­ве­сти­ций. Де­лать это нуж­но, ко­неч­но, не ра­ди ин­ве­сто­ров, а ра­ди са­мой Укра­и­ны. По­то­му что кре­ди­ты МВФ — это вре­мен­ное спа­се­ние, их, как и дру­гие дол­ги, при­дет­ся от­да­вать, а без боль­шо­го при­то­ка ин­ве­сти­ций это бу­дет невоз­мож­но.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.