Без грив­ни. При­не­сет ли от­каз от на­ци­о­наль­ной ва­лю­ты сча­стье укра­ин­цам

Vlast Deneg - - ЭКОНОМИЧЕСКАЯ АЛЬТЕРНАТИВА -

В свое вре­мя глав­ный ко­ор­ди­на­тор ре­форм в Гру­зии Ка­ха Бен­ду­кид­зе уве­рял, что в ми­ре все­го око­ло де­сят­ка стран, ко­то­рым уда­лось со­здать и удер­жи­вать соб­ствен­ные пол­но­цен­ные и неза­ви­си­мые на­ци­о­наль­ные ва­лю­ты. В од­ном из ин­тер­вью неза­дол­го до смер­ти гру­зин­ский ре­фор­ма­тор за­явил, что Украине не сто­ит те­шить се­бя на­деж­дой на ка­че­ствен­ную гри­вню. «Цен­тро­банк раз­ви­ва­ю­щей­ся стра­ны, ко­то­рый пы­та­ет­ся ве­сти неза­ви­си­мую ва­лют­ную по­ли­ти­ку, — это как пу­ле­мет в ру­ках ре­бен­ка», — утвер­ждал Бен­ду­кид­зе. Может ли Укра­и­на са­мо­сто­я­тель­но удер­жать гри­вню в сво­их ру­ках или все же ей по­тре­бу­ет­ся раз­де­лить с кем-то но­шу цен­но­го гру­за?

Как НБУ не спра­вил­ся с ос­нов­ным за­да­ни­ем

По за­ве­там все то­го же гру­зин­ско­го ре­фор­ма­то­ра, рас­смот­ре­ние про­бле­мы необ­хо­ди­мо на­чи­нать с пра­виль­но­го ее обо­зна­че­ния, ко­гда ве­щи на­зы­ва­ют­ся сво­и­ми име­на­ми. Цен­траль­ным и осо­бым (как ука­за­но в за­коне об НБУ) ор­га­ном вла­сти, от­вет­ствен­ным за обес­пе­че­ние ста­биль­но­сти грив­ни, яв­ля­ет­ся На­ци­о­наль­ный банк Укра­и­ны.

За вре­мя су­ще­ство­ва­ния грив­ни, а ей все­го па­ру ме­ся­цев на­зад ис­пол­ни­лось 20 лет, со ста­биль­но­стью у нее сло­жи­лось не очень. Ко­неч­но, все по­зна­ет­ся в срав­не­нии. И наи­бо­лее эк­зо­ти­че­ским при­ме­ром яв­ля­ет­ся зим­баб­вий­ский дол­лар, но­ми­нал круп­ней­шей ку­пю­ры ко­то­ро­го неко­гда со­став­лял 100 000 000 000 000 (т. е. 100 трлн). Но все же за 20 лет су­ще­ство­ва­ния на­ци­о­наль­ная ва­лю­та Укра­и­ны по­де­ше­ве­ла по от­но­ше­нию к дол­ла­ру США бо­лее чем в 14 раз. При­чем про­ис­хо­ди­ло это скач­ко­об­раз­но, что как раз и поз­во­ля­ет по­ста­вить чет­кий ди­а­гноз: НБУ не справ­ля­ет­ся со сво­им глав­ным за­да­ни­ем.

Итак, в про­цес­се де­валь­ва­ции грив­ня про­де­ла­ла три скач­ка. Пер­вый при­шел­ся на 1998–1999 гг. По­сле плав­но­го сколь­же­ния в 1996–1998 гг., ко­гда курс сполз с 1,76 до 2,2 грн/$, в 1998–1999 гг. слу­чил­ся про­вал. За год на­ци­о­наль­ная ва­лю­та по­де­ше­ве­ла бо­лее чем в два ра­за. К 2000 г. курс со­став­лял 5,2–5,4 (НБУ в те да­ле­кие вре­ме­на воз­глав­лял Вик­тор Ющен­ко.)

Вто­рой ска­чок при­шел­ся на 2008–2009 гг. В се­ре­дине 2008-го на­ме­ти­лось укреп­ле­ние грив­ни — ее курс вы­шел на 4,6/$. Но уже с сентября на­чал­ся об­вал. В кон­це осе­ни на на­лич­ном рын­ке за дол­лар да­ва­ли 20 грн. К се­ре­дине 2009-го курс был ста­би­ли­зи­ро­ван на от­мет­ке 7,9–8,1. То­гда с обес­пе­че­ни­ем ста­биль­но­сти на­ци­о­наль­ной ва­лю­ты не спра­вил­ся гла­ва НБУ Вла­ди­мир Стель­мах.

Ну и тре­тий об­вал все пом­нят еще очень хо­ро­шо. Гри­вню на­ча­ло ли­хо­ра­дить на за­ка­те пе­ри­о­да прав­ле­ния «ста­биль­ных и по­сле­до­ва­тель­ных» лю­дей с до­нец­кой про­пис­кой. Для удер­жа­ния кур­са то­гда бы­ли ис­поль­зо­ва­ны ме­то­ды «дер­жать и не пу­щать». Вер- ну­ли обя­за­тель­ную про­да­жу экс­пор­те­ра­ми ва­лют­ной вы­руч­ки, вме­сте с тем для обыч­ных граж­дан вве­ли огра­ни­че­ния на по­куп­ку ва­лю­ты. В пер­вой по­ло­вине 2014-го курс несколь­ко раз сва­ли­вал­ся до от­ме­ток 16–18 грн/$ — по­чти син­хрон­но с тем, как НБУ при­ни­мал ре­ше­ния о вы­да­че мил­ли­ард­ных сумм на ре­фи­нан­си­ро­ва­ние ком­мер­че­ским бан­кам. В на­ча­ле 2015 г. курс на­чал ста­вить ре­кор­ды — в от­дель­ные дни он до­хо­дил до от­мет­ки 40 грн/$. По­ло­же­ние ста­би­ли­зи­ро­ва­лось толь­ко в на­ча­ле 2016-го, и с тех пор курс пре­бы­ва­ет в ко­ри­до­ре 25–27 грн/$. В ре­во­лю­ци­он­ный и по­стре­во­лю­ци­он­ный пе­ри­од Нац­бан­ком ру­ко­во­ди­ли Игорь Сор­кин, Сте­пан Ку­бив и Ва­ле­рия Гон­та­ре­ва.

В пер­вых двух слу­ча­ях об­ва­лу кур­са грив­ни по­спо­соб­ство­ва­ли вол­ны ми­ро­вых эко­но­ми­че­ских кри­зи­сов. В 1998-м ее до­стал «эф­фект до­ми­но», ко­гда од­на за дру­гой из-за от­то­ка за­ру­беж­но­го ка­пи­та­ла ста­ли об­ру­шать­ся сла­бые ва­лю­ты стран Юго-Во­сточ­ной Азии: пер­вым по­стра­дал тай­ский бат, за­тем на­стал че­ред ин­до­не­зий­ской ру­пии и ма­ла­зий­ско­го ринг­ги­та, по­том за­це­пи­ло рос­сий­ский рубль, а за­тем и на­шу ва­лю­ту. НБУ от­ка­зал­ся от ва­лют­ных ин­тер­вен­ций для под­держ­ки кур­са, и де­валь­ва­ция на­ча­ла съе­дать де­по­зи­ты граж­дан, раз­ме­щен­ные в бан­ках. Фак­ти­че­ски грив­не­вые на­коп­ле­ния на­се­ле­ния на бан­ков­ских сче­тах и ста­ли той по­душ­кой, на ко­то­рую, в кон­це кон­цов, при­зем­ли­лась грив­ня. По­сле че­го несколь­ко лет граж­дане толь­ко ух­мы­ля­лись в от­вет на при­зы­вы «хра­нить сбе­ре­же­ния в сбе­ре­га­тель­ных кас­сах».

Осе­нью 2008-го, по­сле несколь­ких спо­кой­ных лет, ко­гда рост цен на сы­рье за­бро­сил на неви­дан­ные вы­со­ты до­хо­ды укра­ин­ских ме­тал­лур­ги­че­ских и гор­но­руд­ных ком­би­на­тов, слу­чил­ся рез­кий спад. К то­му вре­ме­ни мно­гие укра­ин­цы не то что пе­ре­ста­ли бо­ять­ся де­по­зи­тов, они при­вык­ли к кре­ди­там — на недви­жи­мость, ав­то­мо­би­ли, ме­бель, бы­то­вую тех­ни­ку, при­чем как бы для умень­ше­ния вы­плат по про­цен­там мно­гие бра­ли кре­ди­ты в дол­ла­рах США, ев­ро и да­же в швей­цар­ских фран­ках. Но уже вес­на 2009 г. по­ка­за­ла, кто в ка­кую ва­лют­ную непри­ят­ность по­пал. Все­го за несколь­ко ме­ся­цев грив­ня по­де­ше­ве­ла с 4,6 до по­чти 9 грн/$. По­лу­чав­шие до­хо­ды в грив­нях за­ем- щи­ки, еще недав­но рас­ска­зы­вав­шие друг дру­гу о том, как «раз­ве­сти банк на кре­дит в свис­сах под ми­ни­маль­ный про­цент», вдруг за­го­во­ри­ли о «сго­во­ре бан­ков» и о том, что «на­рож­да­ю­щий­ся сред­ний класс гу­бят в за­ро­ды­ше». В этом слу­чае НБУ вел се­бя так­же до­ста­точ­но пас­сив­но в пи­ко­вой ча­сти ва­лют­но­го кри­зи­са: как ока­за­лось, фи­нан­со­вый ре­гу­ля­тор не на­ко­пил до­ста­точ­но зо­ло­то­ва­лют­ных ре­зер­вов, что­бы удер­жи­вать ста­биль­ный курс. Бе­да и в том, что в пред­ше­ству­ю­щие го­ды кре­дит­но­го бу­ма, на­чи­ная с 2005 г., фи­нан­со­во-кре­дит­ная по­ли­ти­ка Нац­бан­ка во мно­гом спо­соб­ство­ва­ла без­огляд­но­му рас­кру­чи­ва­нию ма­хо­ви­ка ва­лют­но­го кре­ди­то­ва­ния как ком­па­ний, так и на­се­ле­ния (по­дроб­нее см. ком­мен­та­рий Алек­сандра Дер­ка­ча).

Тре­тий ва­лют­ный кри­зис по­ка­зал, что ре­гу­ля­тор не толь­ко не может вы­пол­нить свою ос­нов­ную функ­цию, но да­же во мно­гом сам де­ста­би­ли­зи­ру­ет си­ту­а­цию на де­неж­ном рын­ке. То есть на­сту­пил мо­мент, ко­гда кре­дит­но-де­неж­ный пу­ле­мет в «дет­ских ру­ках» ру­ко­во­ди­те­лей укра­ин­ско­го цен­тро­бан­ка на­чал па­лить по сво­им.

В ожи­да­нии чет­вер­то­го кри­зи­са

Раз­ви­тие трех ва­лют­ных кри­зи­сов по­ка­зы­ва­ет, что они ста­но­вят­ся все бо­лее мас­штаб­ны­ми. И ес­ли НБУ уже не толь­ко не может ни­ве­ли­ро­вать их мас­шта­бы, но и, по­хо­же, «под­но­сит па­тро­ны» спе­ку­лян­там, необ­хо­ди­мо ис­кать кар­ди­наль­ное ре­ше­ние про­бле­мы.

Экс­пер­ты, свя­зан­ные с цен­тро­бан­ком, го­во­рят о том, что необ­хо­ди­мо обес­пе­чить по­ли­ти­че­скую неза­ви­си­мость ру­ко­вод­ства это­го осо­бо­го ор­га­на. Для че­го сле­ду­ет уве­ли­чить про­дол­жи­тель­ность ка­ден­ции гла­вы НБУ и рас­ши­рить ар­се­нал ин­стру­мен­тов, необ­хо­ди­мых для фи­нан­со­вой ста­би­ли­за­ции. «Нуж­на эф­фек­тив­ная си­сте­ма при­ня­тия ре­ше­ний по мо­не­тар­ной по­ли­ти­ке и мощ­ный ме­ха­низм ее ана­ли­ти­че­ской под­держ­ки. За по­след­ние 20–30 лет ве­ду­щие цен­траль­ные бан­ки по­сте­пен­но пре­вра­ти­лись в учре­жде­ния, ко­то­рые по сво­е­му ин­тел­лек­ту­аль­но­му уров­ню не усту­па­ют луч­шим уни­вер­си­те­там и ана­ли­ти­че­ским цен­трам сво­их стран»,— от­ме­ча­ют в сво­ем ис­сле­до­ва­нии на VoxUkraine про­фес­сор из Ка­ли­фор­ний­ско­го уни­вер­си­те­та Берк­ли Юрий Го­род­ни­чен­ко и за­ме­сти­тель гла­вы НБУ Дмит­рий Со­ло­губ. Та­кой цен­тро­банк дол­жен спра­вить­ся с пра­виль­ным ис­поль­зо­ва­ни­ем са­мо­го мод­но­го на се­го­дняш­ний день ин­стру­мен­та фи­нан­со­во­го ре­гу­ли­ро­ва­ния — ре­жи­ма ин­фля­ци­он­но­го тар­ге­ти­ро­ва­ния. «Ин­фля­ци­он­ное тар­ге­ти­ро­ва­ние на­столь­ко успеш­но, что к нему пе­ре­шли ФРС, Ев­ро­пей­ский цен­траль­ный банк (ЕЦБ), Банк Ан­глии и де­сят­ки дру­гих цен­тро­бан­ков»,— ука­зы-

Тре­тий ва­лют­ный кри­зис по­ка­зал, что НБУ не толь­ко не может вы­пол­нить свою ос­нов­ную функ­цию, но да­же во мно­гом сам де­ста­би­ли­зи­ру­ет си­ту­а­цию на де­неж­ном рын­ке. То есть на­сту­пил мо­мент, ко­гда кре­дит­но-де­неж­ный пу­ле­мет в «дет­ских ру­ках» ру­ко­во­ди­те­лей укра­ин­ско­го цен­тро­бан­ка на­чал па­лить по сво­им

ва­ют экс­пер­ты. Та­ким об­ра­зом, фо­кус пе­ре­во­дит­ся со ста­биль­но­сти на­ци­о­наль­ной ва­лю­ты на ме­ры, на­прав­лен­ные на кон­троль уров­ня ин­фля­ции в стране. И глав­ную роль при этом от­во­дят ма­ни­пу­ли­ро­ва­нию учет­ной про­цент­ной став­кой, то есть став­кой то­го са­мо­го ре­фи­нан­си­ро­ва­ния. С ту­ман­ной ис­то­ри­ей ис­поль­зо­ва­ния ко­то­ро­го в со­всем недав­нем 2014 г. так до кон­ца и не разо­бра­лись ни в Ге­не­раль­ной про­ку­ра­ту­ре, ни в НАБУ.

То есть нам пред­ла­га­ют по­до­ждать, по­ка в НБУ по­вы­сят свой ин­тел­лек­ту­аль­ный уро­вень и на­бьют ру­ку до уров­ня, необ­хо­ди­мо­го для гра­мот­но­го ис­поль­зо­ва­ния ин­фля­ци­он- но­го тар­ге­ти­ро­ва­ния. При ны­неш­нем ру­ко­вод­стве Нац­бан­ка это пред­став­ля­ет­ся не са­мой луч­шей стра­те­ги­ей, чре­ва­той но­вы­ми по­тря­се­ни­я­ми для грив­ни.

Ра­ди­каль­ный спо­соб

С уче­том мы­тарств на­ци­о­наль­ной ва­лю­ты пред­став­ля­ет­ся небезын­те­рес­ным по­го­во­рить об опы­те стран, во­все та­ко­вой не об­ла- да­ю­щих. Ко­неч­но, они име­ют весь­ма огра­ни­чен­ный ин­стру­мен­та­рий для обес­пе­че­ния са­мо­сто­я­тель­ной эко­но­ми­че­ской по­ли­ти­ки, в част­но­сти, сти­му­ли­ро­ва­ния от­дель­ных от­рас­лей эко­но­ми­ки и ре­а­ли­за­ции бюд­жет­ных про­грамм раз­ви­тия. С дру­гой сто­ро­ны, их граж­дане бо­лее чем спо­кой­ны за свои сбе­ре­же­ния в бан­ках.

В 1999 г. Чер­но­го­рия от­ка­за­лась от сво­ей на­ци­о­наль­ной ва­лю­ты, ко­то­рая на­зы­ва­лась ди­нар, что­бы спра­вить­ся с ин­фля­ци­ей. Есть так­же мне­ние, что по­сте­пен­ный пе­ре­ход на дру­гую ва­лю­ту на­чал­ся еще со вре­мен вой­ны в Юго­сла­вии, ко­гда НАТО вве­ли ми­ро­твор- чес­кие вой­ска. То­гда сол­да­ты Гер­ма­нии пу­сти­ли в оби­ход свои немец­кие мар­ки. И Чер­но­го­рия с раз­ре­ше­ния Бер­ли­на офи­ци­аль­но пе­ре­шла на них в 2000 г. Этот шаг поз­во­лил ста­би­ли­зи­ро­вать эко­но­ми­че­скую си­ту­а­цию в стране. В даль­ней­шем, по­сле офи­ци­аль­но­го вве­де­ния в Гер­ма­нии ев­ро, у Чер­но­го­рии уже нет дру­го­го вы­хо­да как так­же пе­рей­ти на ев­ро «за ком­па­нию» — в 2002 г. немец­кая мар­ка пре­кра­ти­ла свое су­ще­ство­ва­ние.

Нам пред­ла­га­ют по­до­ждать, по­ка в НБУ по­вы­сят свой ин­тел­лек­ту­аль­ный уро­вень и на­бьют ру­ку до уров­ня, необ­хо­ди­мо­го для гра­мот­но­го ис­поль­зо­ва­ния ин­фля­ци­он­но­го тар­ге­ти­ро­ва­ния. При ны­неш­нем ру­ко­вод­стве Нац­бан­ка это пред­став­ля­ет­ся не са­мой луч­шей стра­те­ги­ей, чре­ва­той но­вы­ми по­тря­се­ни­я­ми для грив­ни

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.