25 лет в топ­ку ре­форм. Глав­ной про­бле­мой Украины все­гда бы­ла непо­мер­ная дань по­пу­лиз­му

1 де­каб­ря ис­пол­ни­лось 25 лет ре­фе­рен­ду­му о неза­ви­си­мо­сти Украины. То­гда на участ­ки при­шли 84,18% взрос­ло­го на­се­ле­ния Украины и 90,32% из них про­го­ло­со­ва­ли «за». Сра­зу же по­сле ре­фе­рен­ду­ма на­ча­лось ми­ро­вое при­зна­ние укра­ин­ской неза­ви­си­мо­сти. Уже 2 де­каб­ря

Vlast Deneg - - ЭКОНОМИЧЕСКАЯ АЛЬТЕРНАТИВА -

Умно­жить на ноль. Как бес­плат­ная при­ва­ти­за­ция пре­вра­ти­ла бо­га­тую стра­ну в ни­щую

К на­ча­лу 1990-х Укра­и­на име­ла не ме­нее или да­же бо­лее вы­со­кий уро­вень раз­ви­тия эко­но­ми­ки, чем за­пад­ные со­се­ди из раз­ва­лив­ше­го­ся соц­ла­ге­ря. И в пер­вое де­ся­ти­ле­тие неза­ви­си­мо­сти де­ла­ла вро­де бы то же,

что и они: стро­и­ла ры­ноч­ные от­но­ше­ния, про­во­ди­ла при­ва­ти­за­цию гос­пред­при­я­тий. Тем не ме­нее уже к кон­цу 1990-х укра­ин­ская эко­но­ми­ка оста­лась да­ле­ко по­за­ди по тем­пам вы­хо­да из кри­зи­са и при этом все силь­нее кон­цен­три­ро­ва­лась в ру­ках оли­гар­хов.

При­чи­ны это­го да­же не в по­ли­ти­ке или за­ко­но­да­тель­стве, а в об­ще­ствен­ной пси­хо­ло­гии. По­ля­ки, че­хи, сло­ва­ки, вен­гры вос­при­ни­ма­ли так на­зы­ва­е­мый «со­ци­а­ли­сти­че­ский строй» как ре­жим, на­вя­зан­ный извне. По­это­му они с оди­на­ко­вым эн­ту­зи­аз­мом осво­бож­да­лись от со­вет­ской ок­ку­па­ции, от­стра­ня­ли от вла­сти крем­лев­ских ма­ри­о­не­ток и из­бав­ля­лись от со­ци­а­лиз­ма. В Укра­ине бы­ло со­всем не так.

По­дав­ля­ю­щее боль­шин­ство укра­ин­цев в на­ча­ле 1990-х хо­те­ли не ры­ноч­ной сво­бо­ды, как при ка­пи­та­лиз­ме, а спра­вед­ли­во­сти. Смысл неза­ви­си­мо­сти ви­де­ли не в том, что­бы по­стро­ить нор­маль­ное ев­ро­пей­ское го­су­дар­ство, а в том, что­бы не де­лить­ся с Моск­вой. Смысл свободных вы­бо­ров ви­де­ли не в том, что­бы по­быст­рее по­рвать с то­та­ли­тар­ным про­шлым, а в том, что­бы из­брать тех, кто больше на­обе­ща­ет. Так­же и смысл при­ва­ти­за­ции ви­де­ли не в том, что­бы пред­при­я­тия об­ре­ли эф­фек­тив­ных соб­ствен­ни­ков, а в том, что­бы каж­дый по­лу­чал ка­кие-то ди­ви­ден­ды.

Несо­мнен­но, эти на­стро­е­ния нель­зя бы­ло иг­но­ри­ро­вать. Но бы­ло два спо­со­ба их ис­поль­зо­вать. Пер­вый за­клю­чал­ся в том,

что­бы сфо­ку­си­ро­вать все­об­щую жаж­ду спра­вед­ли­во­сти на про­бле­ме обес­пе­че­ния рав­ных стар­то­вых воз­мож­но­стей в хо­де при­ва­ти­за­ции. Ра­зу­ме­ет­ся, в та­ком слу­чае пред­при­я­тия пе­ре­да­ва­лись бы в част­ные ру­ки ис­клю­чи­тель­но за день­ги. Все укра­ин­цы зна­ли бы, что у них есть вы­бор: быть на­ем­ным ра­бот­ни­ком со ста­биль­ной зар­пла­той или же пред­при­ни­ма­те­лем, рис­ку­ю­щим соб­ствен­ны­ми сред­ства­ми. Есте­ствен­но, вна­ча­ле про­да­ва­лись бы мел­кие пред­при­я­тия, за­тем — сред­ние и по­сле них — круп­ные.

На­деж­да укра­ин­цев на ша­ро­вые до­хо­ды при этом сыг­ра­ла бы ис­клю­чи­тель­но по­ло­жи­тель­ную роль. Все зна­ли бы, что раз­мер пен­сий, сти­пен­дий, раз­лич­ных по­со­бий, а так­же суб­си­дий на ком­му­наль­ные услу­ги на­пря­мую за­ви­сит от при­то­ка в каз­ну при­ва­ти­за­ци­он­ных по­ступ­ле­ний. По­это­му все зор­ко сле­ди­ли бы за тем, что­бы пред­при­я­тия про­да­ва­лись как мож­но до­ро­же (есте­ствен­но, вме­сте с зе­мель­ны­ми участ­ка­ми — для по­вы­ше­ния це­ны), на чест­ных кон­кур­сах. Пен­си­о­не­ры с без­ра­бот­ны­ми и про­чи­ми ма­ло­иму­щи­ми пер­вы­ми бы тре­бо­ва­ли, что­бы к уча­стию в кон­кур­сах до­пус­ка­лись со­лид­ные за­пад­ные ком­па­нии, го­то­вые за­пла­тить больше. А по­пыт­ка ка­кой-ли­бо пар­тии за­бло­ки- ро­вать при­ва­ти­за­цию бы­ла бы рав­но­силь­на по­ли­ти­че­ско­му са­мо­убий­ству.

Но вме­сто это­го был ре­а­ли­зо­ван вто­рой спо­соб. Жаж­да спра­вед­ли­во­сти бы­ла сфо­ку­си­ро­ва­на на де­ле­же. Ак­ции сред­них и круп­ных гос­пред­при­я­тий раз­да­ва­лись по силь­но за­ни­жен­ной цене или во­об­ще бес­плат­но: сна­ча­ла — тру­до­вым кол­лек­ти­вам (ре­аль­но — ди­рек­то­рам), за­тем — яко­бы на­се­ле­нию за сер­ти­фи­ка­ты (в дей­стви­тель­но­сти — до­ве­ри­тель­ным фон­дам). В ито­ге пред­при­я­тия, так и не об­ре­тя эф­фек­тив­ных соб­ствен­ни­ков, по­про­сту обанк­ро­ти­лись вме­сте со сво­и­ми ди­рек­то­ра­ми и тру­до­вы­ми кол­лек­ти­ва­ми или же за бес­це­нок пе­ре­шли в ру­ки оли­гар­хов, ко­то­рые под­ня­лись со­всем на дру­гих схе­мах (на пе­ре­про­да­же га­за, неф­ти, ме­тал­ла). До­ве­ри­тель­ные фон­ды ока­за­лись вла­дель­ца­ми ни­че­го не сто­я­щих бу­ма­жек — ни­ку­да не вло­жен­ных сер­ти­фи­ка­тов и ак­ций ра­зо­рив­ших­ся пред­при­я­тий. А на­род про­фу­кал соб­ствен­ность, ко­то­рая со­зда­ва­лась тру­дом несколь­ких по­ко­ле­ний.

Эта пе­чаль­ная ис­то­рия долж­на на­учить хо­тя бы од­ной ве­щи. У на­ро­да есть кол­лек­тив­ная во­ля, и ее нель­зя иг­но­ри­ро­вать. Но для то­го и нуж­на эли­та, что­бы най­ти наи­луч­ший путь к то­му, че­го хо­чет на­род. И ес­ли эли­та пред­ло­жи­ла путь, ко­то­рый за­вел в ни­ку­да, то ви­но­ва­та тут толь­ко эли­та.

На ра­дость спе­ку­лян­там. Как го­су­дар­ство, раз­дав квар­ти­ры, ока­за­лось в долж­ни­ках

Сре­ди про­блем, ко­то­рые пред­сто­я­ло ре­шить неза­ви­си­мой Укра­ине, од­ной из неот­лож­ных бы­ла жи­лищ­ная реформа. Раз­го­су­дар­ствле­ние эко­но­ми­ки тре­бо­ва­ло и раз­го­су­дар­ствле­ния жи­лья. Укра­и­на уже не мог­ла на­прав­лять огром­ные бюд­жет­ные до­та­ции на со­дер­жа­ние жи­лищ­но­го фон­да и под­дер­жа­ние низ­ких та­ри­фов на ком­му­наль­ные услу­ги.

Ко­неч­но, очень спор­ным был во­прос о спо­со­бе при­ва­ти­за­ции квар­тир. На пер­вый взгляд, сле­до­ва­ло бы про­да­вать квар­ти­ры их жиль­цам. Еще в 1988 г. вы­шло по­ста­нов­ле­ние Сов­ми­на СССР «О про­да­же граж­да­нам в соб­ствен­ность квар­тир в домах го­су­дар­ствен­но­го и об­ще­ствен­но­го жи­лищ­но­го фон­да». Но, несмот­ря на объ­яв­лен­ные до­воль­но низ­кие це­ны, этой воз­мож­но­стью вос­поль­зо­ва­лись немно­гие. Ес­ли бы Укра­и­на оста­но­ви­лась на ва­ри­ан­те при­ва­ти­за­ции жи­лья за день­ги, по­дав­ля­ю­щее боль­шин­ство се­мей, про­жи­ва­ю­щих в го­су­дар­ствен­ных квар­ти­рах, по­про­сту пред­по­чли бы ста­тускво, то есть оста­лись арен­да­то­ра­ми го­сжи­лья.

С точ­ки зре­ния ин­те­ре­сов бюд­же­та стра­те­ги­че­ски бо­лее важ­ным бы­ло как мож­но ско­рее пе­ре­дать жи­лищ­ный фонд в част­ные ру­ки, а за­од­но — и от­вет­ствен­ность за те­ку­щий и ка­пи­таль­ный ре­мон­ты мно­го­квар­тир­ных до­мов, об­слу­жи­ва­ние подъ­ез­дов, лиф­тов, лест­нич­ных кле­ток и дру­гих мест об­ще­го поль­зо­ва­ния, со­дер­жа­ние при­до­мо­вых тер­ри­то­рий вме­сте с дет­ски­ми и спор­тив­ны­ми пло­щад­ка­ми. То бы­ла воз­мож­ность из­ба­вить го­ро­жан от со­вет­ской при­выч­ки быть ижди­вен­ца­ми у го­су­дар­ства и под­толк­нуть их к со­зда­нию объ­еди­не­ний со­вла­дель­цев мно­го­квар­тир­ных до­мов (ОСМД), ко­то­рые взя­ли бы на се­бя про­бле­му ми­ни­ми­за­ции экс­плу­а­та­ци­он­ных рас­хо­дов и по­вы­ше­ния энер­го­эф­фек­тив­но­сти.

Вме­сто это­го был из­бран аб­со­лют­но по­пу­лист­ский ва­ри­ант, не впи­сы­ва­ю­щий­ся ни в ка­кую эко­но­ми­че­скую ло­ги­ку. В июне 1992 г. был при­нят За­кон «О при­ва­ти­за­ции го­су­дар­ствен­но­го жи­лищ­но­го фон­да», во ис­пол­не­ние ко­то­ро­го квар­ти­ры быст­ро от­да­ли в соб­ствен­ность их жиль­цам. Пик при­ва­ти­за­ции жи­лья при­шел­ся на 1993–1994 гг., а к 2000-му она уже фак­ти­че­ски за­вер­ши­лась. И толь­ко по­сле это­го, в но­яб­ре 2001 г., был при­нят за­кон об ОСМД.

Та­ким об­ра­зом, го­су­дар­ство раз­да­ло квар­ти­ры (хо­тя они мог­ли бы при­но­сить ему как соб­ствен­ни­ку до­ход в ви­де аренд­ной пла­ты), но оста­ви­ло на се­бе все рас­хо­ды на со­дер­жа­ние жи­лищ­но­го фон­да и по-преж­не­му фи­нан­си­ро­ва­ло из бюд­же­та под­дер­жа­ние низ­ких та­ри­фов на ком­му­наль­ные услу­ги. Ни­ка­ких до­пол­ни­тель­ных обя­зан­но­стей на но­во­ис­пе­чен­ных квар­ти­ро­вла­дель­цев не бы­ло воз­ло­же­но, и по­это­му не­уди­ви­тель­но, что они не спе­ши­ли со­зда­вать ОСМД.

По­пыт­ки го­су­дар­ства как-то сти­му­ли­ро­вать этот про­цесс оста­лись ма­ло­успеш­ны­ми.

По­дав­ля­ю­щее боль­шин­ство укра­ин­цев в на­ча­ле 1990-х хо­те­ли не ры­ноч­ной сво­бо­ды, как при ка­пи­та­лиз­ме, а спра­вед­ли­во­сти. Смысл неза­ви­си­мо­сти ви­де­ли не в том, что­бы по­стро­ить нор­маль­ное ев­ро­пей­ское го­су­дар­ство, а в том, что­бы не де­лить­ся с Моск­вой

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.