Кри­зис толь­ко на­чи­на­ет­ся. В лучший но­вый мир по­па­дут не все

По­пу­ли­сты, стре­ми­тель­но ин­те­гри­ру­ю­щи­е­ся в по­ли­ти­че­скую эли­ту по все­му ми­ру, — не при­чи­на, а ин­ди­ка­тор гря­ду­ще­го гло­баль­но­го кри­зи­са

Vlast Deneg - - ГЕОПОЛИТИКА -

При­зрак бро­дит по Ев­ро­пе — при­зрак по­пу­лиз­ма. Впро­чем, бро­дит он не толь­ко по Ев­ро­пе. По­пу­лизм в последние го­ды стал ве­ду­щим по­ли­ти­че­ским трен­дом во всем ми­ре. Но мож­но ли го­во­рить о нем как об од­ном и том же яв­ле­нии, с об­щи­ми кор­ня­ми, или «ми­ро­вой по­пу­лизм» — все­та­ки фик­ция и на­ли­цо чи­сто внеш­нее сход­ство?

По­пу­ли­сты все­гда име­ют успех в мо­мен­ты кри­зи­са по­ли­ти­че­ской си­сте­мы, эко­но­ми­ки и об­ще­ства в це­лом. Ко­гда по­ли­ти­ки «ста­рой вол­ны» не мо­гут об­ра­тить­ся к мас­сам с по­нят­ны­ми ре­цеп­та­ми вы­хо­да из си­ту­а­ции, а са­ми мас­сы дез­ори­ен­ти­ро­ва­ны и пло­хо по­ни­ма­ют суть про­ис­хо­дя­ще­го, то­гда на сце­ну вы­хо­дят по­пу­ли­сты.

Но, несмот­ря на то что по­пу­лизм — яв­ле­ние очень древ­нее, для со­вре­мен­но­го по­пу­лиз­ма ха­рак­те­рен ряд осо­бен­но­стей, не имев­ших ме­ста ра­нее.

Осо­бен­но­сти со­вре­мен­ных кри­зи­сов

свя­то­сти и непри­кос­но­вен­но­сти лю­бой част­ной соб­ствен­но­сти. То есть вме­сто об­ще­ства с несколь­ки­ми вер­ти­каль­ны­ми свя­зя­ми, каж­дая из ко­то­рых ру­ко­во­ди­ма сво­им во­ждем — рас­пре­де­ли­те­лем благ, воз­ни­ка­ет на­сы­щен­ное го­ри­зон­таль­ны­ми свя­зя­ми про­стран­ство рав­но­прав­ных соб­ствен­ни­ков, по са­мой сво­ей при­ро­де тя­го­те­ю­щее к гло­ба­ли­за­ции.

Эти две си­сте­мы цен­но­стей и от­но­ше­ний со­пер­ни­ча­ли друг с дру­гом, а внут­ри каж­дой из них та­к­же шла борьба за до­ступ к вла­сти и ре­сур­сам. Это­го вполне хва­та­ло для до­ста­точ­но слож­ных кон­флик­тов, вы­зы­вав­ших се­рьез­ные кри­зи­сы. Од­на­ко на­чи­ная с се­ре­ди­ны про­шло­го ве­ка в этом про­ти­во­сто­я­нии по­яви­лась и ста­ла ма­ло­по­ма­лу на­би­рать си­лу тре­тья сто­ро­на: пост­ин­ду­стри­аль­ная си­сте­ма цен­но­стей, воз­ник­шая в свя­зи со зна­чи­тель­ным ро­стом до­ли ин­тел­лек­ту­аль­но­го про­дук­та в об­щей сто­и­мо­сти ми­ро­во­го про­из­вод­ства. Ин­тел­лек­ту­аль­ный про­дукт об­ла­да­ет ря­дом спе­ци­фи­че­ских черт, ко­то­рые пре­пят­ству­ют его вклю­че­нию в си­сте­му ин­ду­стри­аль­ных от­но­ше­ний. Вы­па­дая из нее, он по­рож­да­ет си­сте­му, в ко­то­рой выс­шая цен­ность — пра­во лич­но­сти на ин­тел­лек­ту­аль­ное и твор­че­ское са­мо­вы­ра­же­ние. Внут­ри этой си­сте­мы та­к­же идет и борьба за ре­сур­сы, и борьба клас­сов — точ­но та­кая же, как в до­ин­ду­стри­аль­ной и пост­ин­ду­стри­аль­ной си­сте­мах. Та­ким об­ра­зом, вме­сто двух со­пер­ни­ча­ю­щих си­стем на ми­ро­вой сцене по­яви­лось три.

Обра­ща­ясь к ана­ло­гии, мож­но ска­зать, что с се­ре­ди­ны XX в. за­да­ча двух тел — двух вза­и­мо­дей­ству­ю­щих цен­ност­ных си­стем, ко­то­рую мож­но опи­сать в точ­ных ма­те­ма­ти­че­ских вы­ра­же­ни­ях и пол­но­стью, вполне од­но­знач­но, рас­счи­тать дви­же­ние тел друг от­но­си­тель­но дру­га, — пре­вра­ти­лась в за­да­чу трех тел, для ко­то­рой не су­ще­ству­ет точ­но­го опи­са­ния. Мир услож­нил­ся. Про­гно­зи­ро­ва­ние и по­ни­ма­ние ми­ро­вых про­цес­сов, и ра­нее до­ста­точ­но непро­стое, ста­ло еще бо­лее непро­стым. От­сут­ствие адек­ват­ной тео­рии дез­ори­ен­ти­ру­ет сегодня да­же тех, кто при­чис­ля­ет се­бя к про­фес­си­о­наль­ным по­ли- ти­кам и эко­но­ми­стам. При этом зна­чи­тель­ная часть та­ких про­фес­си­о­на­лов все еще жи­вет ста­рым ба­га­жом и неспо­соб­на при­ни­мать пра­виль­ные ре­ше­ния в но­вых усло­ви­ях. Что ка­са­ет­ся непро­фес­си­о­на­лов, то да­же от­но­си­тель­но об­ра­зо­ван­ная часть об­ще­ства за­ча­стую не в со­сто­я­нии хоть сколь-ни­будь адек­ват­но оце­ни­вать и ин­тер­пре­ти­ро­вать про­ис­хо­дя­щее. По­ли­ти­че­ское и эко­но­ми­че­ское опи­са­ние со­вре­мен­но­го мира пе­ре­жи­ва­ет пе­ри­од кри­зи­са. Оно неспо­соб­но дать цель­ную кар­ти­ну, опи­сы­вая лишь ее фраг­мен­ты и от­дель­ные яв­ле­ния. Меж­ду тем сте­пень гло­ба­ли­за­ции, вы­зван­ная про­грес­сом ком­му­ни­ка­ций во всех от­рас­лях жиз­ни, воз­рос­ла необы­чай­но.

Все это вме­сте взя­тое по­ро­ди­ло це­лую се­рию кри­зис­ных яв­ле­ний, ма­ло-по­ма­лу пе­ре­шед­шую в пер­ма­нент­ный об­ще­ми­ро- вой управ­лен­че­ский, по­ли­ти­че­ский и эко­но­ми­че­ский кри­зис. А он, в свою оче­редь, стал по­сто­ян­ным ис­точ­ни­ком недо­воль­ства масс, что и по­ро­ди­ло по­сто­ян­ный спрос на по­пу­лизм.

У по­пу­ли­стов нет стра­те­гии, они де­ла­ют став­ку на «здесь и сей­час», на блиц без по­пыт­ки про­счи­тать бо­лее чем на ход впе­ред. Это вы­во­дит на первую ли­нию ми­ро­вой по­ли­ти­ки весь­ма спе­ци­фи­че­ский тип лич­но­сти — без­от­вет­ствен­но­го лгу­на и де­ма­го­га, на­по­ло­ви­ну ак­те­ра, на­по­ло­ви­ну афе­ри­ста, ра­зи­тель­но кон­тра­сти­ру­ю­ще­го с по­ли­ти­ка­ми про­шло­го

Новые пра­ви­ла иг­ры

Итак, шах­мат­ная пар­тия на двух иг­ро­ков пе­ре­шла в сра­же­ние пре­фе­ран­си­стов. Ана­ло­гия бу­дет тем пол­нее, что у нас есть и чет­вер­тый иг­рок, си­дя­щий на при­ку­пе, — меж­ду­на­род­ная бю­ро­кра­тия. Но по­ка со­сре­до­то­чим­ся на вза­и­мо­дей­ствии цен­ност­ных си­стем.

Все три — все­объ­ем­лю­щие. Они дик­ту­ют за­ко­ны всей че­ло­ве­че­ской де­я­тель­но­сти: и эко­но­ми­ки, и по­ли­ти­ки, и мо­раль­но­эти­че­ско­го на­бо­ра, сло­вом, каж­дая их них пре­тен­ду­ет на то, что­бы за­пол­нить со­бой весь мир. А по­сколь­ку каж­дая из них ис­клю­ча­ет две дру­гие, то борьба си­стем идет во всех сфе­рах жиз­ни.

С дру­гой сто­ро­ны, при­пер­тые к стене по­ли­ти­ки мо­гут за­клю­чать тактические со­ю­зы и со сво­и­ми есте­ствен­ны­ми про­тив­ни­ка­ми. Кро­ме то­го, воз­мож­ны го­су­дар­ства-хи­ме­ры, со­че­та­ю­щие до­ин­ду­стри­аль­ные си­сте­мы цен­но­стей во внут­рен­ней

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.