Под се­нью Брекзи­та. Из­бе­жит ли Со­еди­нен­ное Ко­ро­лев­ство пре­вра­ще­ния в «Ма­ло­бри­та­нию»

Путь к вы­ступ­ле­нию Ели­за­ве­ты II в пар­ла­мен­те, пред­ва­ря­ю­ще­му со­зда­ние ед­ва ли не сла­бей­ше­го пра­ви­тель­ства за ее цар­ство­ва­ние, Бри­та­ния на­ча­ла за­дол­го до шо­ки­ру­ю­щих для то­ри соцо­про­сов. И да­же за­дол­го до Брекзи­та

Vlast Deneg - - КРОТ -

По­бе­да ев­рос­кеп­ти­ков вы­гля­де­ла и вы­гля­дит до сих пор, невзи­рая на все еще нестой­кую спе­ци­фи­че­скую ко­а­ли­цию кон­сер­ва­то­ров Те­ре­зы Мэй с пар­ти­ей де­мо­кра­ти­че­ских юни­о­ни­стов из Се­вер­ной Ир­лан­дии, пер­спек­ти­вой рас­па­да Ве­ли­ко­бри­та­нии Вам есть что ска­зать по те­ме ста­тьи? Пи­ши­те нам на элек­трон­ную по­чту maxim. mikhaylenko@ukr.net

Пре­мье­ри­а­да на дво­их

По­чти де­сять лет на­зад крес­ло пре­мьер­ми­ни­стра Со­еди­нен­но­го Ко­ро­лев­ства по­ки­нул То­ни Бл­эр — по­след­ний, тре­тий за ХХ ст. звезд­ный ру­ко­во­ди­тель го­су­дар­ства по­сле Уин­сто­на Чер­чил­ля и Мар­га­рет Тэт­чер. Еще в 2005 г. его друг и со­рат­ник по Лей­бо­рист­ской пар­тии лорд Дэ­вид Патт­нэм пред­ло­жил Бл­э­ру по­дать в от­став­ку и усту­пить свое ме­сто ми­ни­стру фи­нан­сов Гор­до­ну Бра­у­ну. «Пре­мьер-ми­нистр стал си­но­ни­мом Ира­ка, а из Ира­ка бу­дут при­хо­дить толь­ко пло­хие новости», — ска­зал он. По­ми­мо Ира­ка, рей­тин­гу Бл­э­ра по­вре­ди­ла сме­на по­зи­ции о необ­хо­ди­мо­сти ре­фе­рен­ду­ма по кон­сти­ту­ции Ев­ро­со­ю­за. Бри­тан­ский пре­мьер утвер­ждал ка­кое-то вре­мя, что он не ну­жен, а за­тем вдруг за­явил, что про­ве­дет его, да­же ес­ли осталь­ные чле­ны ЕС не ста­нут это­го де­лать. На­ко­нец, про­валь­ные для лей­бо­ри­стов ре­зуль­та­ты мест­ных вы­бо­ров окон­ча­тель­но ре­ши­ли судь­бу Бл­э­ра.

Меж­ду тем в 2006 г. по бри­тан­ско­му те­ле­ви­де­нию был по­ка­зан фильм «Сдел­ка». Клю­че­вая сце­на про­ис­хо­дит в лон­дон­ском ре­сто­ране «Гра­ни­та» в 1994-м. Это нечто вро­де пар­тий­ной ле­ген­ды: мо­ло­дые по­ли­ти­ки То­ни Бл­эр и Гор­дон Бра­ун за бо­ка­лом ми­не­раль­ной во­ды до­го­ва­ри­ва­ют­ся о раз­де­ле вла­сти. Они ре­ша­ют ото­рвать пар­тию от со­ци­а­ли­сти­че­ских кор­ней, что­бы обес­пе­чить ей под­держ­ку не толь­ко ле­вых, но и боль­шей ча­сти бри­тан­ско­го об­ще­ства. Бра­ун в филь­ме вы­гля­дит бо­лее се­рьез­ным по­ли­ти­ком. Он со­гла­ша­ет­ся на 10 лет усту­пить паль­му пер­вен­ства Бл­э­ру, ко­то­рый пред­став­ля­ет­ся бо­лее лег­ко­мыс­лен­ным, но ха­риз­ма­тич­ным. 10 лет ис­те­ка­ют, на этом мно­го­то­чии и за­вер­ша­ет­ся лен­та. Се­го­дня ка­жет­ся, что имен­но то­гда и за­кон­чи­лась счаст­ли­вая эпо­ха бри­тан­ской ис­то­рии в пе­ри­од по­сле хо­лод­ной вой­ны.

В ка­че­стве бес­смен­но­го ми­ни­стра фи­нан­сов, «не пер­во­го, но и не вто­ро­го» че­ло­ве­ка в си­сте­ме вла­сти в стране, Гор­дон Бра­ун про­во­дил по­ли­ти­ку, при ко­то­рой бо­га­тые ста­ли еще бо­га­че, при этом их на­ло­ги со­кра­ти­лись. В свое вре­мя, еще в са­мом на­ча­ле ра­бо­ты пра­ви­тель­ства Бл­э­ра, Бра­ун вы­сту­пал сто­рон­ни­ком 50% мак­си­маль­но­го на­ло­га. С тех пор он ста­но­вил­ся все бо­лее уме­рен­ным. На­ча­лись со­кра­ще­ния на­ло­гов на при­рост ка­пи­та­ла, щед­рые на­ло­го­вые уступ­ки на лич­ные пен­сии и от­каз вклю­чить в чис­ло на­ло­го­пла­тель­щи­ков ино­стран­ных мил­ли­ар­де­ров, жи­ву­щих в Бри­та­нии.

Так или ина­че, Гор­дон Бра­ун стал пре­мье­ром без вы­бо­ров на 34 ме­ся­ца и взял на се­бя всю тя­жесть уда­ра гло­баль­но­го фи­нан­со­во­го кри­зи­са. Ему во мно­гом при­шлось про­во­дить ли­нию, об­рат­ную его соб­ствен­ным прин­ци­пам. По­это­му в 2010 г. Лей­бо­рист­ская пар­тия ста­ла жерт­вой элек­то­раль­ной ава­рии.

Кош­мар ко­а­ли­ций

Ра­ди объ­ек­тив­но­сти за­ме­тим, что из­би­ра­тель­ная си­сте­ма в Бри­та­нии ма­жо­ри­тар­ная, по­это­му в ана­мне­зе ухо­да лей­бо­ри­стов все же ока­за­лось недо­воль­ство бри­тан­цев кур­сом Да­у­нинг-стрит и пло­хая пар­тий­ная ра­бо­та. Впро­чем, здесь есть важ­ный ню­анс — о том, что Кэме­рон при­вел кон­сер­ва­то­ров к по­бе­де на вы­бо­рах, или о том, что то­ри во­об­ще вы­иг­ра­ли те вы­бо­ры, то­же го­во­рить не при­хо­дит­ся.

Хо­тя кон­сер­ва­то­ры и за­во­е­ва­ли 306 мест в пар­ла­мен­те, уве­ли­чив свое пред­ста­ви­тель­ство в Па­ла­те об­щин на 108 мест, они не взя­ли боль­шин­ства ман­да­тов. Пусть лей­бо­ри­сты и по­лу­чи­ли 258 мест (по­те­ряв 91), но упу­стив­шие пять мест по срав­не­нию с про­шлы­ми вы­бо­ра­ми ли­бе­раль­ные де­мо­кра­ты под ру­ко­вод­ством Ни­ка Клег­га со­хра­ни­ли це­лых 57. Имен­но они сыг­ра­ли первую скрип­ку в про­цес­се фор­ми­ро­ва­ния но­во­го ка­би­не­та.

Пра­ви­тель­ство бы­ло об­ре­че­но ли­бо стать ко­а­ли­ци­он­ным, ли­бо не со­сто­ять­ся и от­пра­вить бри­тан­цев на по­втор­ные вы­бо­ры. По­ли­ти­че­ский класс вы­брал вто­рой ва­ри­ант. И, воз­мож­но, зря: ведь с мо­мен­та при­хо­да к вла­сти ко­а­ли­ци­он­но­го ка­би­не­та эко­но­ми­ка Аль­био­на пе­ре­хо­ди­ла от стаг­на­ции в пре­де­лах 1% к всплес­кам ро­ста. На этом фоне Лон­дон по­сто­ян­но ссо­рил­ся с Брюс­се­лем, с тру­дом сдер­жи­вал це­лост­ность Со­еди­нен­но­го Ко­ро­лев­ства и в 2013 г. под­верг со­мне­нию су­ще­ство­ва­ние Ат­лан­ти­че­ско­го во­ен­но­го со­ю­за, от­ка­зав­шись под­дер­жать Ба­ра­ка Оба­му в Си­рии.

Но в 2015-м лей­бо­ри­сты ли­ди­ро­ва­ли в рей­тин­гах и вдруг опять ка­та­стро­фи­че­ски про- иг­ра­ли: то­ри взя­ли од­но­пар­тий­ное боль­шин­ство. Как же это про­изо­шло?

А так, что Дэ­вид Кэме­рон в по­гоне за пти­цей элек­то­раль­но­го сча­стья без­от­вет­ствен­но по­шел на по­во­ду у по­пу­ли­стов. Он по­обе­щал им ре­фе­рен­дум по во­про­су вы­хо­да из ЕС. Так что в этот кап­кан ка­би­нет Кэме­ро­на за­гнал се­бя вполне са­мо­сто­я­тель­но. Идея ре­фе­рен­ду­ма о це­ле­со­об­раз­но­сти со­хра­не­ния Ве­ли­ко­бри­та­нии в со­ста­ве ЕС воз­ник­ла не вче­ра, она фи­гу­ри­ро­ва­ла сре­ди глав­ных пунк­тов про­грам­мы кон­сер­ва­то­ров с мо­мен­та их воз­вра­ще­ния к вла­сти в мае 2010 г. При этом сто­ит от­ме­тить, что и в 2010-м, и в 2015-м то­ри по­лу­чи­ли власть во­все не за счет ан­ти­ев­ро­пей­ских ло­зун­гов.

Даль­ней­шее раз­ви­тие со­бы­тий по­ка­за­ло, что для ли­бе­раль­ных де­мо­кра­тов, пар­тии от­чет­ли­во про­ев­ро­пей­ской, этот со­юз стал ошиб­кой. В част­но­сти, по­то­му, что ев­рос­кеп­ти­че­ская по­ли­ти­ка стар­ше­го парт­не­ра в этом аль­ян­се все­гда под­ры­ва­ла их по­зи­ции. Так, в 2011 г. Лон­дон впер­вые в сво­ей ис­то­рии в со­ста­ве ЕС за­бло­ки­ро­вал ев­ро­пей­ское со­гла­ше­ние о тес­ном фис­каль­ном со­ю­зе.

В 2016 г. Клегг при­зы­вал уже лей­бо­ри­стов дать чет­кий сиг­нал сво­им из­би­ра­те­лям о под­держ­ке кам­па­нии за про­дол­же­ние член­ства Ве­ли­ко­бри­та­нии в ЕС. Тре­во­га от­став­но­го по­ли­ти­ка бы­ла по­нят­ной — опро­сы бы­ли крайне про­ти­во­ре­чи­вы­ми, неко­то­рые из них ука­зы­ва­ли на пре­об­ла­да­ние ев­рос­кеп­ти­ков, а но­вый ли­дер лей­бо­ри­стов Дже­ре­ми Кор­бин ра­нее неод­но­крат­но кри­ти­ко­вал по­ли­ти­ку Брюс­се­ля. Ес­ли бы не па­нам­ский скан­дал с фир­ма­ми род­ствен­ни­ков Ос­бор­на и Кэме­ро­на (в об­щем, они про­сто оп­ти­ми­зи­ро­ва­ли упла­ту на­ло­гов, кор­руп­ции в этих ма­те­ри­а­лах так и не бы­ло об­на­ру­же­но) и не по­ли­ти­че­ская тех­но­ло­гия, со­сто­я­щая в ис­поль­зо­ва­нии ев­рос­кеп­ти­циз­ма в ка­че­стве сти­му­ла под­держ­ки кон­сер­ва­то­ров, по­бе­ди­те­ли недав­них вы­бо­ров не нуж­да­лись бы в под­держ­ке ле­вых. А так — ока­за­лись с ни­ми в од­ной лод­ке.

Посколь­ку на­ка­нуне вы­бо­ров глав­ной угро­зой для се­бя кон­сер­ва­то­ры со­чли изо­ля­ци­о­нист­скую и ев­ро­фоб­скую UKIP, с этой пар­ти­ей то­ри и начали со­пер­ни­чать за из­би­ра­те­ля, экс­плу­а­ти­руя ее ло­зун­ги. За три ме­ся­ца до вы­бо­ров 2015 г. опро­сы по­ка­зы­ва­ли, что пар­тия Кэме­ро­на усту­пит в пар­ла­мен­те лей­бо­ри­стам. Но то­ри круп­но по­вез­ло, и до недав­не­го вре­ме­ни их стра­те­ги гор­ди­лись та­кой изящ­ной по­ли­ти­че­ской ком­би­на­ци­ей. Пра­ви­тель­ство Кэме­ро­на не толь­ко удер­жа­лось у вла­сти, но и по­лу­чи­ло од­но­пар­тий­ное боль­шин­ство.

Рас­кол как тех­но­ло­гия

Из вы­ше­ска­зан­но­го ста­но­вит­ся яс­но, что на са­мом де­ле ев­рос­кеп­ти­цизм кон­сер­ва­то­ров — при­чем до сих пор — яв­ля­ет­ся ис­клю­чи­тель­но внут­рен­ней по­ли­ти­че­ской тех­но­ло­ги­ей, на­прав­лен­ной на дрес­си­ров­ку соб­ствен­но­го элек­то­ра­та. При этом оче­вид-

но, что Кэме­рон не про­во­дил бы из­ну­ри­тель­ных пе­ре­го­во­ров с До­наль­дом Тус­ком и дру­ги­ми ев­ро­пей­ски­ми ли­де­ра­ми, вы­тор­го­вы­вая спе­ци­аль­ное со­гла­ше­ние с ЕС (ко­то­рое, за ис­клю­че­ни­ем неко­то­рых ню­ан­сов со­ци­аль­ной по­ли­ти­ки, при­ме­ни­тель­но к ино­стран­цам, бы­ло вполне ба­наль­ным и по­вто­ря­ло це­ли и на­ме­ре­ния Лон­до­на в рам­ках ев­ро­пей­ской ин­те­гра­ции), ес­ли бы был ис­крен­ним изо­ля­ци­о­ни­стом.

Ис­пу­гав­шись де­ла рук сво­их, Кэме­рон стал ярост­но вы­сту­пать за то, что­бы ко­ро­лев­ство оста­лось в со­ста­ве ЕС, по­зи­ци­о­ни­руя се­бя как по­ли­ти­ка, ко­то­рый «из­ме­нил ЕС в поль­зу Бри­та­нии». И ока­зал­ся бес­си­лен про­тив соб­ствен­ных из­би­ра­те­лей.

При­ме­ча­тель­но, что уже во вре­мя ли­хо­ра­доч­ных пе­ре­го­во­ров Кэме­ро­на с ЕС, по­сле объ­яв­ле­ния да­ты ре­фе­рен­ду­ма и на­ко­нец не­по­сред­ствен­но пе­ред ним, про­зву­ча­ли симп­то­ма­ти­че­ские се­па­ра­тист­ские за­яв­ле­ния. Так, ли­дер Шот­ланд­ской на­ци­о­наль­ной пар­тии Ни­ко­ла Стер­джен за­яви­ла, что в слу­чае вы­хо­да Ве­ли­ко­бри­та­нии из Ев­ро­со­ю­за Шот­лан­дия про­ве­дет вто­рой ре­фе­рен­дум по во­про­су вы­хо­да из Ве­ли­ко­бри­та­нии. В Оль­сте­ре, в свою оче­редь, член­ство Ве­ли­ко­бри­та­нии в ЕС рас­смат­ри­ва­ют как га­ран­тию непо­вто­ре­ния зверств бри­тан­ско­го спец­на­за в про­шлом сто­ле­тии. Ины­ми сло­ва­ми, по­бе­да ев­рос­кеп­ти­ков (а го­во­ря пря­мо — ев­ро­фо­бов) вы­гля­де­ла и вы­гля­дит до сих пор, невзи­рая на все еще нестой­кую спе­ци­фи­че­скую ко­а­ли­цию кон­сер­ва­то­ров Те­ре­зы Мэй с пар­ти­ей де­мо­кра­ти­че­ских юни­о­ни­стов из Се­вер­ной Ир­лан­дии, пер­спек­ти­вой рас­па­да Ве­ли­ко­бри­та­нии.

Но во­прос, ра­зу­ме­ет­ся, в ско­ро­сти та­ко­го рас­па­да, его по­ли­ти­че­ской глу­бине и эко­но­ми­че­ской цене. Ведь да­же сам по се­бе кош­мар слу­чив­ше­го­ся Брекзи­та по­се­ял ха­ос в по­ли­ти­че­ской си­сте­ме Со­еди­нен­но­го Ко­ро­лев­ства. Этот ха­ос, ис­те­ри­ки на обо­их флан­гах бри­тан­ско­го по­ли­ти­ку­ма, толь­ко уси­лен­ные неожи­дан­ной по­бе­дой До­наль­да Трам­па, ко­то­рая как бы про­дол­жи­ла про­цесс са­мо­раз­ру­ше­ния ан­гло­сак­сон­ской ча­сти За­па­да и неуступ­чи- вость Брюс­се­ля, толк­ну­ли но­во­го пре­мье­ра Те­ре­зу Мэй к рис­ко­ван­ной иг­ре.

Фак­ти­че­ски Мэй при­шла ру­ко­во­дить по­тен­ци­аль­ной «Ма­ло­бри­та­ни­ей». Она все­ля­ла ве­ру в об­ще­ство как мог­ла, и еще пол­то­ра ме­ся­ца на­зад от­рыв то­ри от лей­бо­ри­стов в рей­тин­гах был та­ким огром­ным, что Мэй ре­ши­лась объ­явить до­сроч­ные вы­бо­ры. Что­бы по­лу­чить соб­ствен­ный ав­то­ри­тет как пре­мьер, свое боль­шин­ство в пар­ла­мен­те и дол­го­сроч­ный ман­дат на жест­кую схват­ку с разъ­ярен­ным Брюс­се­лем, тре­бу­ю­щим за­пла­тить за бан­кет по мак­си­маль­ной став­ке. А во гла­ве оп­по­зи­ции встал ста­ро­ре­жим­ный со­ци­а­лист из 70-х Дже­ре­ми Кор­бин, про­тив­ник НАТО, кор­по­ра­ций, меч­та­ю­щий о на­ци­о­на­ли­за­ции про­мыш­лен­но­сти, при­вет­ству­ю­щий объ­еди­не­ние Ир­лан­дии, в об­щем, фрик фри­ком. Это лег­кая до­бы­ча — так со­чли на Да­у­нинг-стрит.

Как под­ве­сить пар­ла­мент

Ока­за­лось, впро­чем, что раз­дер­ган­ный из­би­ра­тель уто­мил­ся — все обе­ща­ния изо­ля­ци­о­ни­стов ока­за­лись вра­ньем, стра­на сто­ит на по­ро­ге раз­ва­ла и что даль­ше — со­вер­шен­но не­по­нят­но. Мэй за­вис­ла над про­па­стью — то­ри ед­ва-ед­ва опе­ре­жа­ли лей­бо­ри­стов по рей­тин­гу, а по ко­ли­че­ству ман­да­тов они вста­ли на по­рог по­те­ри боль­шин­ства в Па­ла­те об­щин.

Яв­ка со­ста­ви­ла 68,6% — са­мый вы­со­кий ре­зуль­тат за 20 лет (то­гда впер­вые по­бе­ди­ли лей­бо­ри­сты Бл­э­ра, по­лу­чив 418 мест из 659 и от­пра­вив кон­сер­ва­то­ров в оп­по­зи­цию на дол­гих 22 го­да). При этом итог вы­бо­ров крайне про­ти­во­ре­чив — труд­но ска­зать, что имен­но он озна­ча­ет, кро­ме про­дол­же­ния кри­зи­са пар­тий­ной си­сте­мы Ве­ли­ко­бри­та­нии, на­чав­ше­го­ся семь лет на­зад. Те­перь стра­на по­лу­чи­ла вто­рой за три го­да «под­ве­шен­ный» пар­ла­мент, как это на­зы­ва­ют бри­тан­ские ком­мен­та­то­ры. Что же он со­бой пред­став­ля­ет, по­че­му так про­изо­шло и че­го ждать от Лон­до­на?

Во-пер­вых, сле­ду­ет ска­зать, что ошиб­лись все опро­сы, кро­ме YouGov, шо­ки­ро­вав­ше­го об­ще­ствен­ность рас­че­том, по­ка­зав­шим, что кон­сер­ва­то­ры утра­ти­ли свой ги­гант­ский от­рыв в 24% и не смо­гут удер­жать од­но­пар­тий­ное боль­шин­ство. Вме­сто 330 мест, ко­то­рых до­бил­ся Кэме­рон в 2015 г., при ми­ни­маль­ном необ­хо­ди­мом боль­шин­стве в 326, они по­лу­чат 318.

Во-вто­рых, под­да­ки­вать ка­би­не­ту ста­ли и лей­бо­ри­сты Кор­би­на, с од­ной сто­ро­ны, на­зы­вая ЕС чуть ли не клу­бом кор­по­ра­ций, а с дру­гой — опа­са­ясь за сег­мент соб­ствен­ных из­би­ра­те­лей, ко­то­рые ока­за­лись тай­ны­ми изо­ля­ци­о­ни­ста­ми. По­хо­же, это бы­ла не слиш­ком пра­виль­ная так­ти­ка, ведь, кон­со­ли­ди­ро­вав раз­дра­жен­ных про­ев­ро­пей­ских из­би­ра­те­лей, «тру­до­ви­ки», ско­рее все­го, мог­ли бы и вы­иг­рать. Пар­тия при­ба­ви­ла в сред­нем 31 ме­сто (36 окру­гов при­об­ре­ла и пять про­иг­ра­ла), а это круп­ный успех. И ком­мен­та­то­ры при­зна­ют, что лей­бо­ри­сты обя­за­ны сво­им успе­хом про­стец­кой, прин­ци­пи­аль­ной и ком­му­ни­сти­че­ской ха­риз­ме Кор­би­на.

По­хо­же, бри­тан­цы ста­ли но­сталь­ги­ро­вать по вре­ме­нам Бл­э­ра, ко­гда у них не от­би­ра­ли раз­но­об­раз­ных опла­чи­ва­е­мых прав и льгот и не до­би­ва­ли ри­то­ри­кой «на­до за­тя­нуть по­я­са». Мэй обе­ща­ла пой­ти на­встре­чу ма­ло­иму­щим сло­ям, да­же уда­ря­лась в по­пу­лизм, но при­чи­на про­блем ба­наль­на: де­нег нет и не бу­дет. Ведь на­до как-то от­ку­пить­ся от ЕС — или утра­тить его ры­нок. Сказ­ки о про­цве­та­нии, ко­то­рое дол­жен при­не­сти Брекзит, начали на­до­едать сред­не­му бри­тан­цу.

В-тре­тьих, про­пор­ци­о­наль­но са­мые боль­шие элек­то­раль­ные по­те­ри по­нес­ла Шот­ланд­ская на­ци­о­наль­ная пар­тия, вы­сту­па­ю­щая за обособ­ле­ние Шот­лан­дии и ис­по­ве­ду­ю­щая ле­вые и про­ев­ро­пей­ские взгля­ды — ее пред­ста­ви­тель­ство со­кра­ти­лось на це­лых 19 мест. В сво­ем окру­ге про­иг­рал да­же быв­ший пер­вый ми­нистр Шот­лан­дии Алекс Сал­монд, та­ким об­ра­зом за­вер­шив­ший свою 30-лет­нюю по­ли­ти­че­скую ка­рье­ру, а так­же дру­гие из­вест­ные на­ци­о­на­ли­сты. По­хо­же, из­би­ра­те­ли эле­мен­тар­но разо­ча­ро­ва­лись в по­пыт­ках на­ци­о­на­ли­стов хоть что-то успеш­но за­вер­шить — так, Ве­ли­ко­бри­та­ния по­ка оста­ет­ся в ЕС вся в це­лом, а пе­ре­го­во­ры те­перь яв­но за­вис­нут. А ведь сна­ча­ла на­до вый­ти из ЕС, за­тем — из Со­еди­нен­но­го Ко­ро­лев­ства и вновь всту­пать в Со­юз на об­щих ос­но­ва­ни­ях. А это до­воль­но слож­но — про­цесс за­тя­нет­ся на го­ды. По­это­му шот­ланд­цы, ви­ди­мо, ре­ши­ли не экс­пе­ри­мен­ти­ро­вать. Да и то­ри са­ми быстрее до­ве­дут ко­ро­лев­ство до разъ­еди­не­ния.

Воз­вра­ти­лась на аре­ну Ли­бе­раль­но-де­мо­кра­ти­че­ская пар­тия, в 2015 г. силь­но по­стра­дав­шая из-за ко­а­ли­ции с кон­сер­ва­то­ра­ми, посколь­ку ее из­би­ра­тель счел, что его на­каз на­ру­шен: в него ни­как не вхо­ди­ло раз­ла­мы­ва­ние ЕС. Пар­тия при­ба­ви­ла три окру­га и ста­ла чет­вер­той по ве­ли­чине фрак­ци­ей. Но от нее по-преж­не­му ма­ло что за­ви­сит.

Тео­ре­ти­че­ски раз Кор­бин вы­сту­пал за то, что­бы от­пу­стить Оль­стер, то за него мог­ла

бы впи­сать­ся на­ци­о­на­ли­сти­че­ская Шинн Фейн. Она то­же уве­ли­чи­ла свое пред­ста­ви­тель­ство на три ме­ста — тре­вож­ный зво­нок для по­ли­ти­ки Лон­до­на в Се­вер­ной Ир­лан­дии. Од­на­ко пар­тия уже за­яви­ла о том, что не возь­мет ман­да­ты (так она де­ла­ет мно­гие го­ды и по­лу­ча­ют­ся сво­е­го ро­да «пу­стые ме­ста»). Мол, ва­ри­тесь в сво­ем ан­глий­ском со­ку и даль­ше. Но и с ней в пест­рой услов­ной ко­а­ли­ции Кор­би­на ока­зал­ся бы лишь 321 штык. Так что един­ствен­ное, на что спо­соб­на оп­по­зи­ция, — это ша­тать власть, тре­буя но­вых вы­бо­ров.

«Зо­ло­тая акция» у Бел­фа­ста

А «зо­ло­тая акция» ока­за­лась в ру­ках дру­гой пар­тии из Се­вер­ной Ир­лан­дии — юни­о­ни­стов, вы­сту­па­ю­щих за со­хра­не­ние Оль­сте­ра в со­ста­ве Ве­ли­ко­бри­та­нии. Ведь у них це­лых де­сять мест. Но на эти ман­да­ты как раз и рас­счи­ты­ва­ли то­ри, что­бы сфор­ми­ро­вать боль­шин­ство в один ман­дат. Боль­шин­ство по­ли­ти­че­ских ве­те­ра­нов от обе­их пар­тий пря­мо на­зва­ли та­кой альянс опас­ным — он ста­вит Лон­дон в за­ви­си­мость от ра­ди­каль­ных по­ли­ти­ков-им­пе­ри­а­ли­стов, в сво­ем ро­де пред­ста­ви­те­лей «ан­глий­ско­го ми­ра» в Се­вер­ной Ир­лан­дии, что неиз­беж­но при­ве­дет к даль­ней­ше­му ро­сту ан­та­го­низ­ма в Оль­сте­ре. Од­на­ко по­ка­за­тель­но, что дру­гие по­ли­ти­че­ские си­лы да­же не про­тя­ну­ли Мэй ру­ку для со­зда­ния ко­а­ли­ции. А в свя­зи с на­рас­та­ни­ем тер­ро­ри­сти­че­ской де­я­тель­но­сти и по дру­гим при­чи­нам трон­ную речь ко­ро­ле­вы, бла­го­слов­ля­ю­щей но­вое-ста­рое пра­ви­тель­ство, при­шлось пе­ре­не­сти.

По­это­му по­ка­за­тель­но, что 21 июня в текст вы­ступ­ле­ния Ели­за­ве­ты II в пар­ла­мен­те не во­шли мно­гие из мер, объ­яв­лен­ных Кон­сер­ва­тив­ной пар­ти­ей в пред­вы­бор­ном ма­ни­фе­сте, и ока­зав­ших­ся крайне непо­пу­ляр­ны­ми.

Симп­то­ма­тич­но, что ко­ро­на, вме­сте с дру­ги­ми ре­га­ли­я­ми хра­ня­ща­я­ся обыч­но в лон­дон­ском Тау­э­ре, бы­ла до­став­ле­на от­дель­ным ав­то­мо­би­лем и по­ко­и­лась на сто­ле Па­ла­ты лор­дов во вре­мя ре­чи Ели­за­ве­ты II. Все это пе­чаль­ное зре­ли­ще поды­то­жи­ло глу­бо­кий кри­зис по­ли­ти­че­ской си­сте­мы Ве­ли­ко­бри­та­нии и ее от­но­ше­ний с Ев­ро­пой, США и окру­жа­ю­щим ми­ром, кон­ца и края ко­то­ро­му не вид­но. Не про­смат­ри­ва­ют­ся и но­вые го­ри­зон­ты уско­рен­но­го эко­но­ми­че­ско­го раз­ви­тия.

Меж­ду тем к то­му мо­мен­ту пар­тия де­мо­кра­ти­че­ских юни­о­ни­стов за­яви­ла лишь, что Мэй по­шла на се­рьез­ные уступ­ки, в част­но­сти, в во­про­сах фи­нан­си­ро­ва­ния бюд­жет­ных про­грамм в Се­вер­ной Ир­лан­дии. Это зна­чит, что боль­шин­ство под ка­би­не­том то­ри бу­дет «пла­ва­ю­щим», ведь парт­не­ры по ко­а­ли­ции не го­рят же­ла­ни­ем вхо­дить в «ка­би­нет Брекзи­та», зная, нас­коль­ко вы­ход из ЕС непо­пу­ля­рен в са­мом Оль­сте­ре. По иро­нии судь­бы те­перь про­те­стан­ты из Бел­фа­ста дер­жат Лон­дон в под­ве­шен­ном со­сто­я­нии. А Кор­бин про­дол­жа­ет счи­тать се­бя по­бе­ди­те­лем вы­бо­ров и под­ми­ги­ва­ет прес­се — мол, ес­ли что, его ко­ман­да опе­ра­тив­но зай­дет на Да­у­нинг-стрит, 10.

По­это­му нель­зя ис­клю­чать, что в ско­ром вре­ме­ни Ве­ли­ко­бри­та­нии пред­сто­ят но­вые до­сроч­ные вы­бо­ры. И тре­тий раз под­ряд то­ри вряд ли удер­жат­ся у вла­сти. По край­ней ме­ре, во гла­ве с Мэй.

Нель­зя ис­клю­чать, что в ско­ром вре­ме­ни Ве­ли­ко­бри­та­нии пред­сто­ят но­вые до­сроч­ные вы­бо­ры. И тре­тий раз под­ряд то­ри вряд ли удер­жат­ся у вла­сти

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.