Рес­пуб­ли­ка 5.1. Как пе­ре­стра­и­ва­ет­ся Фран­ция

В стране по­явил­ся неха­рак­тер­ный для нее по­ли­ти­че­ский ланд­шафт. Фран­цуз­ская по­ли­ти­ка кри­стал­ли­зу­ет­ся во­круг силь­но­го цен­тра. Шок на­столь­ко ве­лик, что бо­лее 30 де­пу­та­тов На­ци­о­наль­но­го со­бра­ния из пар­тии «Рес­пуб­ли­кан­цы», а так­же неко­то­рые клю­че­вые фи­гу­ры в С

Vlast Deneg - - ГЕОПОЛИТИКА -

Вто­рой тур пар­ла­мент­ских вы­бо­ров во Фран­ции, за­вер­шив­ший­ся 8 июня, под­вел чер­ту под пе­ри­о­дом тран­зи­та от пре­зи­дент­ства Фран­с­уа Ол­лан­да к пре­зи­дент­ству Эм­ма­ну­э­ля Ма­кро­на. Он на­чал­ся в кон­це про­шло­го го­да, ко­гда пре­зи­дент-со­ци­а­лист от­ка­зал­ся да­же от по­пыт­ки пе­ре­из­бра­ния на вто­рой срок. В гла­зах тех, кто вос­при­ни­ма­ет по­ли­ти­ку с «зоо­ло­ги­че­ских» по­зи­ций, Ол­ланд вы­гля­дел неудач­ни­ком. А с точ­ки зрения тех, кто рас­смат­ри­ва­ет эту сфе­ру в плос­ко­сти дол­го­сроч­но­го про­гно­зи­ро­ва­ния, Ол­ланд пред­стал в ро­ли лов­ко­го ма­ни­пу­ля­то­ра, за­щит­ни­ка идеи гло­ба­ли­за­ции и од­но­вре­мен­но фран­цуз­ско­го пат­ри­о­та.

Во­тум недо­ве­рия в из­би­ра­тель­ной урне

Итак, но­вым пре­зи­ден­том Фран­ции стал быв­ший член Соц­пар­тии, а впо­след­ствии — функ­ци­о­нер ад­ми­ни­стра­ции пре­зи­ден­та Ол­лан­да, и, на­ко­нец, ме­нее го­да на­зад — бес­пар­тий­ный ми­нистр в пра­ви­тель­стве со­ци­а­ли­стов. За­меть­те, не рес­пуб­ли­ка­нец, не по­ли­тик из окру­же­ния экс-пре­зи­ден­та Сар­ко­зи, не де­струк­тив­ный эле­мент вро­де Ма­рин Ле Пен и не край­ний ле­вый. Нель­зя от­де­лать­ся от ощу­ще­ния, что мы ста­ли сви­де­те­ля­ми рис­ко­ван­но­го, но разыг­ран­но­го как по но­там сце­на­рия, поз­во­лив­ше­го Ол­лан­ду по­ки­нуть свой пост со спо­кой­ной ду­шой. При этом три­умф но­вой пар­тии (а ско­рее — дви­же­ния) Ма­кро­на и тя­же­лое по­ра­же­ние си­стем­ных пар­тий поз­во­ля­ют уже не на­зы­вать устрой­ство ны­неш­ней Фран­цуз­ской рес­пуб­ли­ки «пя­тым». Ско­рее это «5.1», что вряд ли мог пред­ви­деть и сам Ол­ланд.

Огля­ды­ва­ясь на быст­рую – Фран­ция не США – и все же из­ну­ри­тель­ную пре­зи­дент­скую и пар­ла­мент­скую ба­та­лию за на­след­ство Ол­лан­да, нель­зя не от­ме­тить од­но важ­ное об­сто­я­тель­ство. А имен­но — стра­на не раз ба­лан­си­ро­ва­ла на гра­ни непо­пра­ви­мо­го: про­ры­ва во вто­рой тур ан­га­жи­ро­ван­но­го Рос­си­ей Фран­с­уа Фий­о­на или сюр­при­за от ста­ро­го ле­ва­ка Жа­на-Лю­ка Ме­лан­шо­на.

Раз­рыв в два про­цен­та, вы­вед­ший в пер­вом ту­ре впе­ред то­гда еще кан­ди­да­та от ле­во­цен­трист­ско­го дви­же­ния En Marche! («Впе­ред!») Эм­ма­ну­э­ля Ма­кро­на (23,9%) сыг­рал, та­ким об­ра­зом, важ­ную роль в по­ли­ти­че­ской ис­то­рии Фран­ции. В осо­бен­но­сти по­то­му, что на вто­ром ме­сте пред­ска­зу­е­мо ока­за­лась Ма­рин Ле Пен (21,4%). Ведь фор­маль­но Ма­крон не яв­лял­ся вы­дви­жен­цем ни од­ной из двух пар­тий фран­цуз­ско­го ис­теб­лиш­мен­та — рес­пуб­ли­кан­цев или со­ци­а­ли­стов. Не­из­вест­ное «доб­ро» про­тив ста­ро­го, из­вест­но­го «зла» — агрес­сив­ных мар­ги­на­лов с при­вку­сом на­след­ства от ре­жи­ма Ви­ши.

Ма­крон и в са­мом де­ле два го­да (2014– 2016) про­ра­бо­тал в ка­би­не­те ле­вых на долж­но­сти ми­ни­стра эко­но­ми­ки, но по­чти ис­клю­чи­тель­но как тех­но­крат. И оста­вил ка­би­нет Ма­ну­э­ля Валь­са (ко­то­рый не смог по­бе­дить на прай­ме­риз в соб­ствен­ной Со­ци­а­ли­сти­че­ской пар­тии) имен­но из-за раз­но­гла­сий по во­про­су глу­бо­ко­го ре­фор­ми­ро­ва­ния фран­цуз­ской со­ци­аль­но-эко­но­ми­че­ской си­сте­мы, в ко­то­рой, так или ина­че, до­ми­ни­ру­ет го­су­дар­ство. Ины­ми сло­ва­ми, бу­дучи на­деж­дой цен­три­стов, Ма­крон, воз­мож­но, и при­над­ле­жал к де­ло­вой эли­те рес­пуб­ли­ки, но яв­но не к ее по­ли­ти­че­ско­му ис­теб­лиш­мен­ту. Этот рас­кол за­ме­тен и в дру­гих но­вых груп­пах. Так, в боль­шом биз­не­се ра­бо­тал и но­вый пре­мьер Эду­ар Фи­липп, ко­то­рый то­же не на­шел се­бя в ис­теб­лиш­мен­те обе­их клю­че­вых пар­тий.

В то же вре­мя Ма­рин Ле Пен, воз­глав­ляя пар­тию «На­ци­о­наль­ный фронт», ко­то­рую мно­гие де­ся­ти­ле­тия счи­та­ли по ря­ду при­чин из­го­ем на фран­цуз­ской по­ли­ти­че­ской сцене, до­би­лась вто­ро­го ре­зуль­та­та. Очень кру­той по­во­рот в по­ли­ти­че­ской жизни Пя­той рес­пуб­ли­ки — и вот по­че­му. Сум­мар­но по ито­гам пер­во­го (и глав­но­го) ту­ра пре­зи­дент­ских вы­бо­ров Ма­крон и Ле Пен на­бра­ли бо­лее 45%, а ли­дер еще не­дав­но мар­ги­наль­но­го «Ле­во­го фрон­та» Жан-Люк Ме­лан­шон вплот­ную при­бли­зил­ся к 20% го­ло­сов, при­чем раз­но­об­раз­ные ми­но­ри­та­рии все вме­сте по­лу­чи­ли под­держ­ку, гру­бо го­во­ря, еще 9% из­би­ра­те­лей. Три чет­вер­ти граж­дан Фран­ции рез­ко от­ка­за­ли в ман­да­те обе­им клю­че­вым пар­ти­ям (ча­сто вы­гля­дя­щим ско­рее как ко­а­ли­ции или бло­ки), ко­то­рые до­ми­ни­ру­ют в по­ли­ти­ке Пя­той рес­пуб­ли­ки с мо­мен­та ее воз­ник­но­ве­ния.

Раз­рыв шаб­ло­на

Так, из се­ми пре­зи­ден­тов Фран­ции при ны­неш­нем кон­сти­ту­ци­он­ном строе, ос­но­ван­ном в 1958 г., пя­те­ро бы­ли пра­вы­ми. Или так на­зы­ва­е­мы­ми «гол­ли­ста­ми», или по­чти все­гда при­мы­кав­ши­ми к ним де­мо­кра­та­ми-цен­три­ста­ми, те­перь пре­иму­ще­ствен­но на­зы­ва­ю­щи­ми се­бя «рес­пуб­ли­кан­ца­ми». Это сам де Голль (1959–1969), его по­ли­ти­че­ский на­перс­ник и пре­ем­ник Жорж Пом­пи­ду (1969–1974), «об­раз­цо­вый кон­сер­ва­тор» Ва­ле­ри Жис­кар д’Эст­эн (1974–1981), ма­стер ма­нев­ра Жак Ши­рак (1995–2007) и став­ший оди­оз­ным Ни­ко­ля Сар­ко­зи (2007–2012). Двое бы­ли со­ци­а­ли­ста­ми — че­ло­век-эпо­ха и мотор ев­ро­пей­ской ин­те­гра­ции Фран­с­уа Мит­те­ран (1981–1995) и тер­пе­ли­вый, но весь­ма жест- кий так­тик Фран­с­уа Ол­ланд (2012–2017).

Од­на­ко те­перь офи­ци­аль­ных кан­ди­да­тов от обе­их си­стем­ных пар­тий — рес­пуб­ли­кан­ца Фран­с­уа Фий­о­на (19,9%) и со­ци­а­ли­ста Бе­нуа Амо­на (6,35%) под­дер­жа­ла все­го чет­верть из­би­ра­те­лей.

Ра­нее имен­но две си­стем­ные пар­тии изо­ли­ро­ва­ли «На­ци­о­наль­ный фронт» и раз­ные ре­ин­кар­на­ции ком­му­ни­стов (с ни­ми в ито­ге объ­еди­ни­лась «Не­по­ко­рен­ная Фран­ция» экс­со­ци­а­ли­ста Ме­лан­шо­на) та­ким об­ра­зом, что во вто­ром ту­ре сво­их пол­но­стью ма­жо­ри­тар­ных пар­ла­мент­ских вы­бо­ров объ­еди­ня­лись про­тив них в поль­зу бо­лее ве­ро­ят­но­го рес­пуб­ли­кан­ца или со­ци­а­ли­ста. А в этот раз «фрон­ти­стов» сдви­ну­ла но­вая пар­тия-до­ми­нан­та, «мар­ши­сты», с ти­хой по­мо­щью рес­пуб­ли­кан­цев: Ле Пен на­столь­ко воз­му­ща­ет кон­сер­ва­то­ров, счи­та­ю­щих, что она укра­ла у них вер- ную по­бе­ду, что ей нече­го бы­ло и меч­тать о це­мен­ти­ро­ва­нии пра­во­го флан­га. К июню Ле Пен со­вер­шен­но сду­лась. Ви­ди­мо, ей по­ра пе­ре­дать пар­тий­ный руль пле­мян­ни­це — Ма­ри­он-Ма­ре­шаль. Но эта при­вле­ка­тель­ная мо­ло­дая жен­щи­на объ­яви­ла об ухо­де из по­ли­ти­ки еще 9 мая. По­это­му судь­ба пар­тии те­перь на­хо­дит­ся в ту­мане.

При этом, хо­тя ис­теб­лиш­мент стра­ны оста­ет­ся рас­ко­ло­тым, Ма­кро­ну уда­лось из­бе­жать опас­но­сти оп­по­зи­ци­он­но­го, неста­биль­но­го или нена­деж­но­го пар­ла­мен­та. А ведь пре­зи­дент­ская власть во Фран­ции очень ши­ро­ка, пар­ла­мент мо­жет быть рас­пу­щен про­сто по при­чине неужив­чи­во­сти меж­ду гла­вой го­су­дар­ства и за­ко­но­да­те­ля­ми. Прав­да, вес ин­сти­ту­та пре­зи­ден­та сба­лан­си­ро­ван раз­ви­тым ре­ги­о­наль­ным и мест­ным са­мо­управ­ле­ни­ем, а так­же неза­ви­си­мой су­деб­ной вет­вью.

В Крем­ле все еще пы­та­ют­ся по­стиг­нуть, как это их бук­валь­но обо­шли на по­во­ро­те – ведь несколь­ко ме­ся­цев под­ряд Ма­рин Ле Пен воз­глав­ля­ла рей­тин­ги. Но (это пер­вая за­цеп­ка для объ­яс­не­ния по­бе­ды Ма­кро­на и его пар­тии) ве­сти-то она ве­ла, да со слиш­ком ма­лень­ким от­ры­вом. Так что спе­ци­а­ли­стам сто­и­ло обес­по­ко­ить­ся на­ли­чи­ем си­стем­но­го глу­бин­но­го про­цес­са пе­ре­ме­ны на­стро­е­ний. К сча­стью, сра­бо­та­ли за­щит­ные ме­ха­низ­мы фран­цуз­ской де­мо­кра­тии. Уже пер­вый тур по­ка­зал фак­ти­че­ское от­сут­ствие во Фран­ции ве­со­мо­го сег­мен­та не опре­де­лив­ших­ся. А ведь имен­но из этой сре­ды, при сов­па­де­нии про­чих важ­ных фак­то­ров, при­хо­дят элек­то­раль­ные

По­хо­же, Па­риж со­всем не прочь стать клю­че­вым ев­ро­пей­ским парт­не­ром Ва­шинг­то­на – тем бо­лее на фоне по­хо­ло­да­ния от­но­ше­ний по­след­не­го с Бер­ли­ном. Ком­би­на­ция мо­жет по­лу­чить­ся весь­ма лю­бо­пыт­ной. И она вряд ли при­дет­ся по ду­ше Крем­лю

вих­ри (вспом­ним об «из­би­ра­те­лях-мон­страх» Трам­па). В мае и июне Ле Пен не уда­лось кон­вер­ти­ро­вать ее пре­зи­дент­ские ре­зуль­та­ты да­же в пол­но­вес­ную фрак­цию, хо­тя ко­ли­че­ство мест «Фрон­та» в На­ци­о­наль­ной ас­сам­блее и вы­рос­ло с двух до вось­ми.

Ведь во Фран­ции си­сте­ма пар­ла­мент­ских вы­бо­ров не про­сто ма­жо­ри­тар­ная. Для по­бе­ды необ­хо­ди­мо на­брать не ме­нее по­ло­ви­ны го­ло­сов из­би­ра­те­лей (в Укра­ине та­кие пра­ви­ла су­ще­ство­ва­ли с 1991 по 1998 гг.). По­это­му ко вто­ро­му ту­ру все цен­три­сты каж­до­го окру­га объ­еди­ня­ют­ся про­тив всех «ра­ди­ка­лов» в поль­зу наи­бо­лее рей­тин­го­во­го кан­ди­да­та. Ко­вар­но, ко­неч­но — зна­чи­тель­ная часть из­би­ра­те­лей чув­ству­ет се­бя об­ма­ну­той. Пар­тий­ная си­сте­ма уто­ну­ла — фран­цу­зы син­х­ро- ни­зи­ро­ва­ли меж­ду со­бой те­п­лый имидж Ма­кро­на и дви­же­ния «На хо­ду!» (ва­ри­ан­тов пе­ре­во­да бу­дет еще очень много, посколь­ку en marche — это се­ман­ти­че­ски бо­га­тый им­пе­ра­тив), и оно взя­ло боль­шин­ство мест (308, а с парт­не­ра­ми-цен­три­ста­ми из «Де­мо­кра­ти­че­ско­го дви­же­ния» — все 350).

При чем здесь Бур­бон

За два ме­ся­ца пар­ла­мент­ской кам­па­нии во фран­цуз­ском по­ли­ти­че­ском клас­се про­изо­шел лю­бо­пыт­ный и по­ка­за­тель­ный про­цесс — в ла­герь мак­ро­нов­ско­го дви­же­ния ба­та­льо­на­ми пе­ре­бе­га­ли со­ци­а­ли­сты и да­же пра­во­цен­три­сты. И ес­ли в день ина­у­гу­ра­ции все еще сто­ял во­прос о том, бу­дет ли у но­во­го пре­зи­ден­та свое пар­ла­мент­ское боль­шин­ство, то к ее кон­цу он был снят с по­вест­ки дня.

Бо­лее то­го, пар­тий­ной си­сте­ме Пя­той рес­пуб­ли­ки, ос­но­вы­ва­ю­щей­ся на ав­то­ри­те­те двух ве­ду­щих пар­тий, все-та­ки пришел ко­нец. А вот пест­рое пра­ви­тель­ство Эду­а­ра Фи­лип­па, быв­ше­го мэ­ра Гав­ра и кол­ле­ги Ма­кро­на по ра­бо­те в кон­троль­но-ре­ви­зи­он­ных ве­дом­ствах, – удер­жа­лось. По тра­ди­ции ка­би­нет ушел в от­став­ку и был тут же пе­ре­на­зна­чен пре­зи­ден­том. Фи­липп пред­став­ля­ет наи­бо­лее ли­бе­раль­ное кры­ло пар­тии — так на­зы­ва­е­мых «ор­ле­а­ни­стов» и тес­но свя­зан с его ли­де­ром — мэ­ром Бор­до Але­ном Жюп­пе, ко­то­рый под­дер­жал Ма­кро­на по­сле пер­во­го ту­ра вы­бо­ров. По­это­му Фи­липп при­влек на сто­ро­ну Ма­кро­на часть фран­цуз­ских пра­вых по­ли­ти­ков. «Ор­ле­а­ни­сты» — ско­рее на­зва­ние иро­ни­че­ское, так на­зы­ва­лись сто­рон­ни­ки ор­ле­ан­ской вет­ви ди­на­стии Бур­бо­нов, а в XVIII–XIX вв. уме­рен­ные, про­грес­сив­ные мо­нар­хи­сты (пред­ста­ви­те­лем Ор­ле­ан­ско­го до­ма был, к при­ме­ру, ко­роль бур­жу­а­зии Луи-Фи­липп).

В июне про­шло­го го­да имен­но Эду­а­ра Фи­лип­па при­гла­си­ли на встре­чу Биль­дер­берг­ско­го клу­ба в Дрез­дене. Впро­чем, что же тут стран­но­го, ведь Фи­липп — оче­вид­ный гло­ба­лист, ко­то­рый к то­му же ра­бо­та­ет в пра­ви­тель­стве дру­го­го гло­ба­ли­ста. Прав­да, не сто­ит за­бы­вать, что атом­ный ги­гант Areva, в ко­то­ром он ра­бо­тал, уже 20 лет со­труд­ни­ча­ет с рос­сий­ской ТВЭЛ. Но сей­час для Фи­лип­па про­дол­жа­ет­ся тя­же­лый этап — на внут­рен­нем по­ли­ти­че­ском уровне при­дет­ся до­ка­зать, что по­ли­ти­ка Ма­кро­на и его дви­же­ния как-то от­ли­ча­ет­ся от по­ли­ти­ки Ол­лан­да и Ши­ра­ка. Недо­ра­зу­ме­ние Сар­ко­зи в по­доб­ном кон­тек­сте пы­та­ют­ся да­же не упо­ми­нать.

Ины­ми сло­ва­ми, ес­ли Ши­рак плыл по те­че­нию, то Ол­ланд по­пы­тал­ся про­ве­сти ре­фор­мы, но от­сту­пил под улич­ным на­по­ром групп, ко­то­рые вы­иг­ры­ва­ют от «зо­ло­той стаг­на­ции» ед­ва за­мет­но­го ро­ста и бюд­жет­но­го пе­ре­рас­пре­де­ле­ния.

Тем не ме­нее важ­ное на­блю­де­ние по по­во­ду за­вер­шив­ших­ся фран­цуз­ских пар­ла­мент­ских вы­бо­ров со­сто­ит в том, что из­би­ра­тель устал — во вто­ром ту­ре яв­ка бы­ла ре­корд­но низ­кой, со­ста­вив все­го 42,6%. Во Фран­ции, кста­ти го­во­ря, счи­та­ют не яв­ку, а как раз неуча­стие — к нему от­но­сят­ся как к важ­но­му по­ка­за­те­лю, свя­зан­но­му с ле­ги­тим­но­стью вла­сти.

По­ли­ти­ки, остав­ши­е­ся в оп­по­зи­ции, сра­зу же начали за­яв­лять, что Ма­крон-де не по­лу­чил на­ци­о­наль­но­го ман­да­та на «ан­ти­со­ци­аль­ные» пре­об­ра­зо­ва­ния. Это, ко­неч­но, де­ма­го­гия, посколь­ку свой бо­лее чем убе­ди­тель­ный ман­дат Ма­крон по­лу­чил на пре­зи­дент­ских вы­бо­рах.

Но как толь­ко власть нач­нет ре­зать по жи­во­му, проф­со­ю­зы и ле­вые пар­тии сво­е­го не упу­стят. А зна­чит, несмот­ря на весь свой ли­бе­раль­ный имидж, пре­зи­дент Ма­крон дол­жен бу­дет уси­ли­вать пра­во­охра­ни­тель­ные ор­га­ны, улуч­шать их фи­нан­си­ро­ва­ние (а воз­мож­но, как и Сар­ко­зи — хо­дить по­ли­цей­ски­ми по­хо­да­ми на гет­то). Со всех сто­рон дав­ле­ние на него бу­дет воз­рас­тать. А со­ци­аль­ное го­су­дар­ство, ес­ли не раз­ру­шить его быст­ро, нач­нет гно­ить­ся. Смо­жет ли он про­ти­во­сто­ять ему так же, как гип­но­зу ста­ре­ю­ще­го Пу­ти­на? Слож­ный во­прос.

Им­пе­ра­тор и се­нат

Ма­крон хо­чет за­ста­вить ЕС вве­сти санк­ции про­тив Поль­ши за ее по­пыт­ки ли­шить неза­ви­си­мо­сти су­деб­ную си­сте­му и Вен­грии — за го­не­ния на Цен­траль­но-Ев­ро­пей­ский уни­вер­си­тет в Бу­да­пеш­те. Не са­мые при­ят­ные новости для на­ших со­се­дей, но им по­ра уяс­нить, что нель­зя быть в ЕС и не под­чи­нять­ся его нор­мам, ис­под­тиш­ка строя ав­то­ри­тар­ные ре­жи­мы но­во­го ти­па. Од­на­ко по иро­нии судь­бы это мо­жет кос­нуть­ся и са­мой Фран­ции – слиш­ком уж за­мет­но, как са­мо­му Ма­кро­ну нра­вит­ся власть и бо­на­пар­тист­ский имидж. Это со­блазн.

Но­вый пре­зи­дент обе­щал мо­дер­ни­за­цию и ли­бе­ра­ли­за­цию эко­но­ми­ки, но при со­хра­не­нии боль­шей ча­сти со­ци­аль­ных га­ран­тий (как это сде­лать – за­гад­ка). При этом он пла­ни­ру­ет за пять лет со­кра­тить го­срас­хо­ды на 60 млрд ев­ро. Это очень много для Фран­ции. Ма­крон – сто­рон­ник со­хра­не­ния и уси­ле­ния Ев­ро­со­ю­за, то есть фе­де­ра­лист.

Же­лая по­нра­вить­ся пра­вым (и небез­успеш­но), Ма­крон за­явил о том, что для него при­о­ри­тет — борь­ба с ИГИЛ, а не с Аса­дом. Хо­тя по­нят­но, что Фран­ция на Ближ­нем Во­сто­ке и так все­гда при­дер­жи­ва­лась по­доб­ных по­зи­ций. Да и в Си­рии ее вли­я­ние, в от­ли­чие от Ли­вии, ока­за­лось сла­бым.

На днях Ев­ро­со­юз про­длил про­тив Рос­сии крым­ский и дон­бас­ский па­кет санк­ций. Но Ев­ро­пе необ­хо­дим ли­дер, по­сле то­го как вы­яс­ни­лось, что Трамп на­дол­го оста­нет­ся про­бле­мой, а часть немец­ко­го биз­не­са про­дол­жа­ет за­ни­мать­ся кол­ла­бо­ра­ци­о­низ­мом по от­но­ше­нию к рос­сий­ско­му ре­жи­му. Нель­зя обой­ти вни­ма­ни­ем син­хрон­ность в дей­стви­ях США и Фран­ции: по­ка Се­нат при­ни­мал но­вый па­кет санк­ций, гла­ва фран­цуз­ско­го МИДа

гро­зил Москве но­вы­ми про­бле­ма­ми из-за несо­блю­де­ния Мин­ских со­гла­ше­ний. Да и сам Ма­крон на­чал ак­тив­ни­чать. Пре­зи­дент не толь­ко объ­явил о необ­хо­ди­мо­сти со­хра­не­ния санк­ций про­тив РФ, ко­то­рые мож­но ослаб­лять по ме­ре вы­пол­не­ния Мин­ских со­гла­ше­ний, но и под­дер­жал недав­нее про­дле­ние де­лом. В том чис­ле и фак­ти­че­ской ре­ани­ма­ци­ей нор­манд­ско­го фор­ма­та.

По­хо­же, Па­риж со­всем не прочь стать клю­че­вым ев­ро­пей­ским парт­не­ром Ва­шинг­то­на — тем бо­лее на фоне по­хо­ло­да­ния от­но­ше­ний по­след­не­го с Бер­ли­ном. А учи­ты­вая, что Ма­крон уже за­ре­ко­мен­до­вал се­бя как про­дол­жа­тель кур­са Ол­лан­да на альянс с Ан­ге­лой Мер­кель (вклю­чая, в част­но­сти, и та­кое из­ме­ре­ние ев­ро­ин­те­гра­ции, как со­зда­ние во­ору­жен­ных сил ЕС), ком­би­на­ция мо­жет по­лу­чить­ся весь­ма лю­бо­пыт­ной. И она вряд ли при­дет­ся по ду­ше Крем­лю.

Тем бо­лее что ко­ман­да Ма­кро­на, со­сто­я­щая в ос­нов­ном из но­вых для фран­цуз­ской по­ли­ти­ки лю­дей, про­сто-на­про­сто раз­гро­ми­ла ста­рые пар­тии, на­нес­ла им по­ра­же­ние, ка­ко­го они исто­ри­че­ски не ви­де­ли. Она на­хо­дит­ся се­го­дня в эй­фо­рии. Со­ци­а­ли­сты и пра­во­цен­три­сты по­те­ря­ли не толь­ко де­пу­тат­ские крес­ла. Су­ще­ствен­но со­кра­ти­лось их про­стран­ство для ма­нев­ра. Ведь по ито­гам вто­ро­го ту­ра пар­ла­мент­ских вы­бо­ров они фак­ти­че­ски ока­за­лись в од­ной лод­ке с те­ми, ко­го еще год на­зад счи­та­ли мар­ги­на­ла­ми – фрон­ти­ста­ми и раз­но­го ро­да ком­му­ни­ста­ми.

По­это­му на бли­жай­шие пять лет (или – до мест­ных вы­бо­ров и вы­бо­ров в Ев­ро­пар­ла­мент) их удел, по су­ти, бес­силь­ная кри­ти­ка пра­ви­тель­ства при фак­ти­че­ски пол­ном от­сут­ствии воз­мож­но­сти по­вли­ять на си­ту­а­цию. Прав­да, опять-та­ки имен­но с та­ко­го ста­тус-кво на­чи­на­ли и Ор­бан, и Ка­чинь­ский (ко­то­рый се­го­дня «про­сто ли­дер пар­тии»). Но ведь Ма­крон дру­гой, и это Фран­ция, прав­да? В про­цент­ном со­от­но­ше­нии пар­ла­мент­ские вы­бо­ры по­ка- за­ли, что по­ли­ти­че­ская Фран­ция рас­ко­ло­та. Про­тив Ма­кро­на и его дви­же­ния опол­чи­лись прак­ти­че­ски все про­чие. Ему и впрямь при­дет­ся немно­го по­быть «пер­вым кон­су­лом», что­бы скру­тить оп­по­нен­тов ре­форм в ба­ра­ний рог.

Но по­ка шок на­столь­ко ве­лик, что бо­лее 30 де­пу­та­тов На­ци­о­наль­но­го со­бра­ния из пар­тии «Рес­пуб­ли­кан­цев», а так­же неко­то­рые клю­че­вые фи­гу­ры в Со­ци­а­ли­сти­че­ской пар­тии уже со­об­щи­ли, что под­дер­жат про­грам­му ре­форм Ма­кро­на. Это фак­ти­че­ски ка­пи­ту­ля­ция ис­теб­лиш­мен­та.

Меж­ду тем по­яв­ле­ние, ве­ро­ят­но, круп­ней­ше­го в по­сле­во­ен­ной ис­то­рии Фран­ции пар­ла­мент­ско­го боль­шин­ства, ко­то­рое ныне до­ста­лось пре­зи­дент­ской пар­тии от­ча­сти бла­го­да­ря низ­ко­му уров­ню яв­ки, а так­же по­ро­гу в 12,5% го­ло­сов, быв­ших необ­хо­ди­мым неха­рак­тер­ный для нее по­ли­ти­че­ский ланд­шафт. По­лу­ча­ет­ся, что фран­цуз­ская по­ли­ти­ка кри­стал­ли­зу­ет­ся во­круг силь­но­го цен­тра. Но что та­кое се­го­дня «центр»? Не дик­та­ту­ра ли ка­рьер­ной ин­тел­лек­ту­аль­ной эли­ты? Не ре­жим ли гло­ба­ли­стов и ев­ро­пей­ских фе­де­ра­ли­стов? В лю­бом слу­чае се­го­дня у них есть свой им­пе­ра­тор и свой Се­нат. Так ли уж важ­ны ито­ги гер­ман­ских вы­бо­ров осе­нью? Ведь Ев­ро­па уже спа­се­на фран­цу­за­ми.

А вот ка­кой це­ной – се­го­дня не уга­да­ет ни­кто.

Ко­ман­да Ма­кро­на, со­сто­я­щая в ос­нов­ном из но­вых для фран­цуз­ской по­ли­ти­ки лю­дей, про­сто-на­про­сто раз­гро­ми­ла ста­рые пар­тии, на­нес­ла им по­ра­же­ние, ка­ко­го они исто­ри­че­ски не ви­де­ли

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.