Бес­смерт­ный Пу­тин. Кто от­пра­вил рос­сий­ско­го пре­зи­ден­та в вир­ту­аль­ную ре­аль­ность

Vlast Deneg - - ГЕОПОЛИТИКА -

Для ма­ло-маль­ски убе­ди­тель­но­го меж­ду­на­род­но­го три­бу­на­ла нуж­на цен­траль­ная фи­гу­ра, во­пло­ща­ю­щая ка­ра­е­мое Зло. А ес­ли ее нет?

Слу­хи о том, что ре­аль­ный Вла­ди­мир Пу­тин, тот са­мый, воз­ве­ден­ный Бо­ри­сом Ель­ци­ным на рос­сий­ский пре­стол 31 декабря 1999 г., ве­ро­ят­нее все­го, уже дав­но не су­ще­ству­ет фи­зи­че­ски, цир­ку­ли­ру­ют не пер­вый год. Соб­ствен­но, на­звать это слу­ха­ми до­воль­но слож­но. Речь идет об об­шир­ном со­бра­нии фак­тов, в ко­то­ром яв­но вид­на об­щая ло­ги­ка. При этом един­ствен­ный убе­ди­тель­ный контр­ар­гу­мент сво­дит­ся к то­му, что по­доб­ная опе­ра­ция ли­ше­на смыс­ла. Ну, хо­ро­шо, пусть Пу­тин умер: по­гру­зи­ли ту­шу на пу­шеч­ный ла­фет, по­хо­ро­ни­ли в Крем­лев­ской стене, под сте­ной или на ка­ком-то клад­би­ще, со­глас­но ран­гу и те­ку­щей по­ли­ти­че­ской си­ту­а­ции, устро­и­ли сход­няк, вы­дви­ну­ли но­во­го па­ха­на и о ста­ром за­бы­ли. Ка­кой смысл ло­мать ко­ме­дию с двой­ни­ка­ми, про­дле­вая вир­ту­аль­ное су­ще­ство­ва­ние по­кой­ни­ка? Тем бо­лее что ни­че­го при­вле­ка­тель­но­го в Пу­тине нет, он в чи­стом ви­де про­дукт пи­а­ра, и да­же при мил­ли­ард­ных за­тра­тах его об­раз ге­роя рас­пол­за­ет­ся на гла­зах: тут и со­мни­тель­ная био­гра­фия со мно­же­ством умол­ча­ний, и свя­зи с кри­ми­на­лом, и при­част­ность к тер­ак­там. Все лич­ное оба­я­ние в том ви­де, в ка­ком оно при­ят­но быд­ло­ва­той рос­сий­ской ауди­то­рии, до­сти­га­ет­ся ис­клю­чи­тель­но че­рез на­уш­ник. Сам крем­лев­ский дик­та­тор — блед­ное и скуч­ное ни­что­же­ство, с уз­ким кру­го­зо­ром и мно­же­ством ком­плек­сов, те­ря­ю­ще­е­ся без под­ска­зок суф­ле­ра. За­чем же так дер­жать­ся за это­го недо­мер­ка?

Ар­гу­мент, ка­за­лось бы, убой­ный. Но смысл в под­дер­жа­нии жизни в Пу­тине все­та­ки есть — и нема­лый. Его по­ис­ка­ми мы сей­час и зай­мем­ся.

Пер­со­наль­ные санк­ции

Лю­бые меж­ду­на­род­ные ме­то­ды воз­дей­ствия на за­рвав­ше­го­ся дик­та­то­ра по­стро­е­ны на лич­ной угро­зе. Смер­ти Ху­сей­на, Кад­да­фи или Ча­у­шеску долж­ны бы­ли слу­жить при­ме­ром, в на­зи­да­ние осталь­ным. На­по­ми­на­ни­ем о том, что боль­шая гео­по­ли­ти­че­ская и во­ен­ная иг­ра мо­жет окон­чить­ся ма­лень­ки­ми лич­ны­ми про­бле­ма­ми. К при­ме­ру, пря­мым по­па­да­ни­ем руч­ки от ло­па­ты в чув­стви­тель­ный пер­со­наль­ный зад неудач­ли­во­го вла­сти­те­ля су­деб, и это мо­жет быть очень боль­но и страш­но. Но ес­ли нет пер­со­ны, то ведь нет и за­да? И пер­со­наль­ной ка­ры то­же нет!

И для ма­ло-маль­ски убе­ди­тель­но­го меж­ду­на­род­но­го три­бу­на­ла то­же нуж­на цен­траль­ная фи­гу­ра, во­пло­ща­ю­щая ка­ра­е­мое Зло. В Нюрн­бер­ге та­кую роль взял на се­бя Ге­ринг. В три­бу­на­ле по быв­шей Юго­сла­вии — Ми­ло­ше­вич. А ес­ли фи­гу­ры нет, то весь про­цесс рас­па­да­ет­ся. Об­ви­не­ние вы­те­ка­ет меж­ду паль­цев. Вме­сто ка­ра­е­мо­го Зла на ска­мье под­су­ди­мых ока­зы­ва­ет­ся куч­ка пе­ре­пу­ган­ных бю­ро­кра­тов, хны­чу­щих, что они, мол, все­го лишь вы­пол­ня­ли при­ка­зы. Про­цесс, за­ду­ман­ный как пуб­лич­ное по­ка­ра­ние зло­де­ев, пре­вра­ща­ет­ся в ба­ла­ган. Вы мо­же­те пред­ста­вить се­бе пуб­лич­ный про­цесс над Ди­мой Мед­ве­де­вым? Над Дмит­ри­ем Ки­се­ле­вым и Мар­га­ри­той Си­мо­ньянц? Над Сур­ко­вым? Шой­гу? Ми­зу­ли­ной? Жи­ри­нов­ским? Это все рав­но, что су­дить кло­унов в ко­стю­мах и гри­ме. Это, ко­неч­но, бу­дет смеш­ной цирк, но вме­сте с тем и от­кро­вен­ное глум­ле­ние над пра­во­су­ди­ем. Не­ве­ро­ят­ное сни­же­ние уров­ня об­суж­де­ния. При этом все ока­зав­ши­е­ся под су­дом кло­у­ны бу­дут, ра­зу­ме­ет­ся, ки­вать на при­ка­зы, от­дан­ные им Пу­ти­ным, ве­ли­ким и ужас­ным. Пусть да­же не лич­но, а по це­поч­ке, но все за­мкнет­ся на него. А Пу­тин, в свою оче­редь, про­сто рас­тво­рит­ся в воз­ду­хе, и его бес­по­лез­но бу­дет

Ес­ли коп­нуть глуб­же, то кон­цеп­ция Бо­га то­же сво­дит­ся к ано­ним­ной вла­сти непо­сти­жи­мо­го су­ще­ства, осу­ществ­ля­е­мой че­рез по­свя­щен­ных жре­цов

ис­кать, посколь­ку его нет в при­ро­де. Ка­ме­ра вы­клю­че­на, грим смыт, де­жур­ный ак­тер пе­ре­одел­ся в свою одеж­ду и ушел до­мой — и все.

Ко­неч­но, в та­кой иг­ре все­гда есть эле­мент неопре­де­лен­но­сти, о ко­то­ром все зна­ют и ко­то­рый про­ек­ти­ров­щи­ки вир­ту­аль­ной пер­со­ны вно­сят в нее на­ме­рен­но. Воз­мож­но, Пу­ти­на и нет. Ну а ес­ли он все-та­ки есть? И ес­ли его нет, то кто при­ни­ма­ет ре­ше­ния? Лю­бую из этих ли­ний при­хо­дит­ся при­ни­мать во вни­ма­ние, и ре­сур­сы, вы­де­ля­е­мые для борь­бы с рос­сий­ской вер­хуш­кой, рас­пы­ля­ют­ся по несколь­ким на­прав­ле­ни­ям. А от­ра­ба­ты­вая все эти вер­сии, при­хо­дит­ся иной раз пред­при­ни­мать и за­ве­до­мо про­ти­во­ре­чи­вые, пря­мо ме­ша­ю­щие друг дру­гу ак­ции.

Вир­ту­а­ли­за­ция вла­сти как кон­цепт

Как и вся­кая идея, ка­жу­ща­я­ся но­ва­тор­ской, вир­ту­аль­ная и ано­ним­ная власть — это, во-пер­вых, до­воль­но ста­рая кон­цеп­ция, из­вест­ная как ми­ни­мум со вре­мен сред­не­ве­ко­вья. Во-вто­рых, идея ее бы­ла из­ряд­но обыг­ра­на в ху­до­же­ствен­ной ли­те­ра­ту­ре. К ней в раз­ное вре­мя и по раз­ным по­во­дам об­ра­ща­лись и Курт Вон­не­гут, и Станислав Лем, и Га­б­ри­эль Мар­кес, и бра­тья Стру­гац­кие, и Вик­тор Пе­ле­вин. Впро­чем, ес­ли коп­нуть еще глуб­же, то кон­цеп­ция Бо­га то­же сво­дит­ся к ано­ним­ной вла­сти непо­сти­жи­мо­го су­ще­ства, осу­ществ­ля­е­мой че­рез по­свя­щен­ных жре­цов. И ес­ли при неудач­ном для рос­сий­ских вер­хов сте­че­нии об­сто­я­тельств вир­ту­а­ли­за­ция Пу­ти­на даст им хо­ро­шие воз­мож­но­сти для бег­ства, сде­лок со след­стви­ем и пе­ре­во­да стре­лок на неуло­ви­мую фи­гу­ру несу­ще­ству­ю­ще­го ли­де­ра, то при удач­ном раз­ви­тии со­бы­тий она от­кры­ва­ет пря­мую до­ро­гу к обо­жеств­ле­нию во­ждя и воз­вы­ше­нию его окру­же­ния до уров­ня жре­цов но­во­го бо­же­ства. Не­ста­ре­ю­щий де­ся­ти­ле­ти­я­ми Пу­тин, от­ме­ча­ю­щий и 100-, и 150-лет­ний юбилей у вла­сти, — за­вет­ная и лю­тая меч­та рос­сий­ских вер­хов. Тех­ни­че­ски это осу­ще­стви­мо уже се­го­дня, а по ме­ре со­вер­шен­ство­ва­ния тех­но­ло­гий бу­дет осу­ще­стви­мо все с луч­шим ка­че­ством и боль­шей убе­ди­тель­но­стью. Прав­да, тут кро­ет­ся и ло­вуш­ка: посколь­ку са­ма Рос­сия неспо­соб­на со­здать ни­че­го слож­нее та­бу­рет­ки, технологии бу­дут им­порт­ны­ми. Это от­кры­ва­ет ла­зей­ки для непри­ят­ных сюр­при­зов со сто­ро­ны их из­го­то­ви­те­лей и под­тал­ки­ва­ет рос­си­ян к ис­поль­зо­ва­нию ста­рых и про­ве­рен­ных ме­то­дов: пла­сти­че­ской хи­рур­гии и на­тас­ки­ва­ния на вхож­де­ние в об­раз.

Оче­вид­но, что ка­че­ствен­ная под­го­тов­ка двой­ни­ка та­ки­ми ме­то­да­ми тре­бу­ет вре­ме­ни, за­трат и чре­ва­та су­ще­ствен­ным про­цен­том бра­ка. Су­дя по все­му, на ру­бе­же 2006– 2007 гг. рос­сий­ские вла­сти — не бу­дем по­ка кон­кре­ти­зи­ро­вать, что скры­ва­ет­ся за этим по­ня­ти­ем, — бы­ли по­став­ле­ны пе­ред необ­хо­ди­мо­стью спеш­но ме­нять при­шед­ше­го в негод­ность Пу­ти­на, что и вы­зва­ло по­яв­ле­ние сра­зу несколь­ких дуб­лей со­мни­тель­но­го ка­че­ства. Мож­но не со­мне­вать­ся и в том, что необ­хо­ди­мые вы­во­ды бы­ли сде­ла­ны, и дуб­ле­ров от­ныне бу­дут го­то­вить за­го­дя, не до­жи­да­ясь, ко­гда гря­нет гром. Воз­мож­но, хо­тя и ма­ло­ве­ро­ят­но, что в ход пойдут и кло­ны пер­вой се­рии 2007–2008 гг., над­ле­жа­щим об­ра­зом на­тас­кан­ные и скор­рек­ти­ро­ван­ные. Ско­рее все­го, их и сей­час дер­жат в го­ря­чем ре­зер­ве на слу­чай ка­ких-ли­бо экс­трен­ных об­сто­я­тельств. Но на пер­спек­ти­ву, оче­вид­но, го­то­вят уже но­вую, от­но­си­тель­но мо­ло­дую ге­не­ра­цию кло­нов, на­бран­ную из 40–45-лет­них кан­ди­да­тов, при­год­ных в пер­спек­ти­ве к дол­го­вре­мен­ной, 15–20-лет­ней ин­тен­сив­ной экс­плу­а­та­ции. Су­дя по со­сто­я­нию ныне дей­ству­ю­ще­го кло­на Пу­ти­на, его по­сте­пен­ную за­ме­ну и вы­вод из об­ра­ще­ния пла­ни­ру­ют про­из­ве­сти лет че­рез пять.

Впро­чем, оста­вим тех­ни­че­ские де­та­ли. Оче­вид­но, что «веч­ный Пу­тин» — это из­де­лие, пред­на­зна­чен­ное преж­де все­го для внут­рен­не­го рын­ка. И вот на этом внут­ри­рос­сий­ском рын­ке мне­ний его эф­фек­тив­ность не сто­ит недо­оце­ни­вать.

Для неве­же­ствен­но­го на­се­ле­ния Рос­сии, мас­со­во ки­да­ю­ще­го­ся к че­му угод­но, в чем мож­но об­ре­сти опо­ру в пу­га­ю­щем, непо­нят­ном и враж­деб­ном ми­ре, в ко­то­ром их окру­жа­ют злоб­ные вра­ги, ко­то­рых Рос­сия-

ма­туш­ка непре­рыв­но по­беж­да­ет, мож­но в те­че­ние мак­си­мум пя­ти лет из­го­то­вить и но­вую ре­ли­гию, объ­еди­нив под об­щей кры­шей боль­шин­ство рос­сий­ских хри­сти­ан и му­суль­ман, с Пу­ти­ным-про­ро­ком во гла­ве. Я со­вер­шен­но не ис­клю­чаю, бо­лее то­го, счи­таю весь­ма ве­ро­ят­ным, что в ап­па­ра­те АП РФ в рам­ках опе­ра­ции «бес­смерт­ный Пу­тин» уже про­ра­ба­ты­ва­ет­ся та­кой ва­ри­ант раз­ви­тия его об­ра­за, объ­еди­ня­ю­ще­го рус­ское пра­во­сла­вие и рус­ский ис­лам в еди­ную ве­ру. Мож­но не со­мне­вать­ся, что рос­сий­ские офи­ци­аль­ные иерар­хи обе­их ре­ли­гий немед­лен­но при­зна­ют бо­го­из­бран­ность дик­та­то­ра, а во­круг него бу­дут про­ис­хо­дить чу­де­са — есте­ствен­но, в при­сут­ствии съе­моч­ной груп­пы над­ле­жа­ще­го ка­на­ла. По­жа­луй, к объ­еди­не­нию под­та­щат и рос­сий­ских буд­ди­стов, посколь­ку бо­е­вые бу­ря­ты слиш­ком цен­ный ре­сурс, что­бы не свя­зать об­щей ве­рой и их. Кста­ти, тра­ди­ция «по­чти чу­дес» вро­де по­ле­тов на ис­тре­би­те­ле, по­гру­же­ния в ба­ти­ска­фе с чу­дес­ным об­на­ру­же­ни­ем ам­фор, пред­во­ди­тель­ство­ва­ния ста­ей жу­рав­лей и т. п. уже дав­но за­ло­же­на в со­вре­мен­ной рос­сий­ской по­ли­ти­ке. По­верх­ност­ные ин­тер­пре­та­то­ры вос­при­ня­ли бы­ло ее как суб­ли­ма­цию ком­плек­сов и воз­раст­ных кри­зи­сов ста­ре­ю­ще­го Пу­ти­на. Но Пу­тин мертв, и в си­лу это­го не ста­ре­ет и не име­ет соб­ствен­ной во­ли. А тра­ди­ция оста­лась и вдум­чи­во раз­ви­ва­ет­ся.

Кро­ме то­го, и это то­же крайне важ­но, вир­ту­аль­ный и в си­лу это­го бес­смерт­ный Пу­тин ста­нет те­стом на ло­яль­ность, яс­но очер­чи­вая круг сво­их и чу­жих. Се­го­дня в ро­ли та­ко­го мар­ке­ра вы­сту­па­ет кон­цеп­ция «Ве­ли­кой По­бе­ды». Но она слиш­ком уж ре­а­ли­стич­на. Меж­ду тем на­сто­я­щий, дей­стви­тель­но эф­фек­тив­ный мар­кер та­ко­го ро­да дол­жен быть за­ве­до­мо аб­сур­ден, посколь­ку на­сто­я­щая ло­яль­ность под­ра­зу­ме­ва­ет го­тов­ность ве­ру­ю­ще­го принять как непре­лож­ную ис­ти­ну лю­бой аб­сурд. «Бес­смерт­ный Пу­тин» — это имен­но тот об­раз, во­круг ко­то­ро­го мож­но спло­тить всех ло­яль­ных граж­дан Рос­сии, про­ти­во­по­ста­вив их осталь­но­му ми­ру. Прин­ци­пи­аль­ная важ­ность это­го об­ра­за еще и в том, что, по­ве­рив в бес­смерт­но­го Пу­ти­на или ло­яль­но сде­лав вид, что они в него ве­ру­ют, что в прин­ци­пе рав­но­знач­но, рос­си­яне ав­то­ма­ти­че­ски вы­ра­жа­ют го­тов­ность уве­ро­вать во все что угод­но.

От это­го уже толь­ко шаг до фром­мов­ской кон­цеп­ции ано­ним­но­го ав­то­ри­те­та — уже не про­ро­ка, не свя­то­го, а куль­тур­но­го ар­хе­ти­па, вся­кая дис­кус­сия с ко­то­рым в рам­ках дан­ной куль­ту­ры невоз­мож­на в прин­ци­пе. Ины­ми сло­ва­ми, «бес­смерт­ный Пу­тин» в том слу­чае, ес­ли Рос­сии удаст­ся за­кап­су­ли­ро­вать­ся от внеш­них воз­дей­ствий и хо­тя бы ча­стич­но, ска­жем, от за­пад­ной гра­ни­цы до Ура­ла, со­хра­нить­ся как еди­ное це­лое, — это спо­соб убе­речь ее от окон­ча­тель­но­го ис­чез­но­ве­ния. Оче­вид­но, что та­кое со­об­ще­ство в си­лу этих от­ли­чий все­гда бу­дет со­хра­нять склон­ность к изо­ля­ции от осталь­но­го ми­ра и тем са­мым ста­нет на­деж­ной охра­ной для со­хра­нив­шей­ся тер­ри­то­рии Рос­сии в ин­те­ре­сах ее фак­ти­че­ских хо­зя­ев.

Ра­зу­ме­ет­ся, хо­зя­ев Рос­сии эта мо­ди­фи­ка­ция не кос­нет­ся. Они за­вод­чи­ки «рус­ской сто­ро­же­вой» по­ро­ды, а не часть ее по­го­ло­вья.

Как во­е­вать с Про­те­ем?

Рос­сий­ское об­ще­ство, крайне ар­ха­ич­ное мен­таль­но и со­ци­аль­но, но име­ю­щее до­ступ к бо­лее или ме­нее со­вре­мен­ным во­ен­ным тех­но­ло­ги­ям, яв­ля­ет­ся крайне эф­фек­тив­ным и опас­ным ин­стру­мен­том в ру­ках тех, кто им управ­ля­ет. К со­жа­ле­нию, сте­пень опас­но­сти, ис­хо­дя­щей от Рос­сии, в со­вре­мен­ном ми­ре оста­ет­ся недо­оце­нен­ной и во мно­гом недо­по­ня­той.

Глав­ная ошиб­ка со­сто­ит в том, что Рос­сия по-преж­не­му рас­смат­ри­ва­ет­ся как го­су­дар­ство, об­ла­да­ю­щее соб­ствен­ной субъ­ект­но­стью. Кон­сер­ва­тив­ное, нездо­ро­вое, неспо­соб­ное к мо­дер­ни­за­ции и по этой при­чине агрес­сив­ное, стре­мя­ще­е­ся при­оста­но­вить из­ме­не­ния в ми­ре, ко­то­рые остав­ля­ют Рос­сии в си­лу ее от­ста­ло­сти все мень­ше воз­мож­но­стей для вы­жи­ва­ния, но, тем не ме­нее, имен­но как го­су­дар­ство. Меж­ду тем в те­че­ние при­мер­но 10–12 лет с мо­мен­та рас­па­да СССР Рос­сия утра­ти­ла соб­ствен­ную субъ­ект­ность, пре­вра­тив­шись в ин­стру­мент прин­ци­пи­аль­но но­вой меж­ду­на­род­ной струк­ту­ры.

Быв­шие со­вет­ские спец­служ­бы, ли­шив­шись хо­зя­и­на в ли­це По­лит­бю­ро ЦК КПСС, су­ме­ли, как наи­бо­лее ор­га­ни­зо­ван­ная и бо­га­тая ре­сур­са­ми си­ла, за­хва­тить власть в Рос­сии. Ба­зой для та­ко­го за­хва­та ста­ли за­ру­беж­ные ва­лют­ные фон­ды КГБ, пред­на­зна­чен­ные для тай­ных опе­ра­ций на

Сте­пень опас­но­сти, ис­хо­дя­щей от Рос­сии, в со­вре­мен­ном ми­ре оста­ет­ся недо­оце­нен­ной и во мно­гом недо­по­ня­той. Глав­ная ошиб­ка со­сто­ит в том, что Рос­сия по-преж­не­му рас­смат­ри­ва­ет­ся как го­су­дар­ство, об­ла­да­ю­щее соб­ствен­ной субъ­ект­но­стью

За­па­де. Опи­ра­ясь на них, а так­же на мощ­ную аген­тур­ную сеть со­вет­ских вре­мен, спец­служ­бы по­сте­пен­но об­ре­ли соб­ствен­ную по­ли­ти­че­скую субъ­ект­ность, от­дель­ную от рос­сий­ско­го го­су­дар­ства и по­гло­тив­шую его. Они неве­ро­ят­но раз­бо­га­те­ли, по­участ­во­вав в рос­сий­ской при­ва­ти­за­ции, ко­то­рую, бу­дучи на тот мо­мент един­ствен­ной си­лой, рас­по­ла­гав­шей круп­ны­ми сум­ма­ми в ино­стран­ной ва­лю­те, су­ме­ли за­гнать в рам­ки наи­бо­лее вы­год­но­го им сце­на­рия. По­пут­но быв­шие спец­служ­би­сты плот­но срос­лись, с од­ной сто­ро­ны, с меж­ду­на­род­ным кри­ми­на­ли­те­том, глу­бо­ко про­ник­нув в его ря­ды и, что еще важ­нее, су­ще­ствен­но про­ин­ве­сти­ро­вав его про­ек­ты, с дру­гой — с наи­бо­лее пер­спек­тив­ной ча­стью со­вет­ской управ­лен­че­ской но­мен­кла­ту­ры. Гло­баль­ная неосо­вет­ская ма­фия, вы­рос­шая из это­го сли­я­ния, ока­за­лась яв­ле­ни­ем ка­че­ствен­но ино­го уров­ня, с се­рьез­ной пре­тен­зи­ей на роль од­но­го из по­лю­сов вли­я­ния в про­дви­га­е­мой нею мо­де­ли «мно­го­по­ляр­но­го ми­ра».

В рам­ках это­го пла­на неосо­вет­ская ма­фия очень се­рьез­но и весь­ма эф­фек­тив­но ра­бо­та­ет над укреп­ле­ни­ем сво­е­го лоб­би по все­му ми­ру. Она так­же ищет со­юз­ни­ков, не впи­сав­ших­ся в си­лу сво­ей от­ста­ло­сти в пра­ви­ла иг­ры, при­ня­тые се­го­дня в раз­ви­той ча­сти ми­ра, и же­ла­ю­щих по этой при­чине по­вернуть его раз­ви­тие вспять. А в ин­сти­ту­ци­о­наль­ном плане, не имея воз­мож­но­сти за­явить о се­бе от­кры­то, вы­сту­па­ет от име­ни го­су­дар­ства — Рос­сий­ской Фе­де­ра­ции.

Од­на­ко Рос­сия для нее — лишь стар­то­вый ре­сурс, при­том близ­кий к ис­чер­па­нию и от­бра­сы­ва­нию за нена­доб­но­стью. В стра­те­ги­че­ской пер­спек­ти­ве гло­баль­ная ма­фия го­то­вит­ся к ухо­ду из стра­ны. Но пе­ред ухо­дом Рос­сию пла­ни­ру­ют ис­поль­зо­вать до кон­ца, до са­мо­го по­след­не­го пре­де­ла ее воз­мож­но­стей, что по­тре­бу­ет пол­ной управ­ля­е­мо­сти на­се­ле­ни­ем. Ко­то­рое с этой це­лью необ­хо­ди­мо ли­шить адек­ват­но­го вос­при­я­тия дей­стви­тель­но­сти. Здесь-то и воз­ни­ка­ет по­треб­ность в бес­смерт­ном и обо­жеств­лен­ном Пу­тине: как для ре­а­ли­за­ции са­мо­убий­ствен­ных для рос­си­ян пла­нов, так и для от­хо­да рос­сий­ских элит и их ле­га­ли­за­ции на За­па­де по­сле за­пла­ни­ро­ван­но­го кра­ха Рос­сии. В пер­вом слу­чае это ре­а­ли­зу­е­мо че­рез культ но­во­го бо­га, во вто­ром — че­рез сда­чу Пу­ти­на, глав­но­го него­дяя, и по­ве­ше­ние всей ви­ны на него. На этом эта­пе, к сло­ву, мо­жет об­на­ру­жить­ся и труп на­сто­я­ще­го Пу­ти­на, хра­ни­мый с этой це­лью в за­мо­ро­жен­ном со­стоя- нии, или да­же жи­вой на­сто­я­щий ВВП, но в непри­год­ном для по­лу­че­ния от него ка­ких бы то ни бы­ло по­ка­за­ний ви­де.

Что ка­са­ет­ся са­мой си­сте­мы гло­баль­ной ма­фии, то За­пад к про­ти­во­сто­я­нию с ней по­ка не го­тов. Си­сте­ма эта по­стро­е­на по прин­ци­пу Про­тея или, ес­ли угод­но, ин­тер­не­та: она ли­ше­на еди­но­го цен­тра и по этой при­чине ма­ло­уяз­ви­ма. Управ­ля­ет нею во­все не Пу­тин и да­же не «кол­лек­тив­ный Пу­тин», ма­ни­пу­ли­ру­ю­щий двой­ни­ка­ми и го­су­дар­ствен­ны­ми СМИ. Гло­баль­ная ма­фия яв­ля­ет со­бой слож­ный кон­гло­ме­рат груп­пи­ро­вок, всту­па­ю­щих в так­ти­че­ские со­ю­зы или про­ти­во­сто­я­щие друг дру­гу внут­ри си­сте­мы, но в лю­бом слу­чае про­ти­во­сто­я­щих осталь­но­му ми­ру. Это веч­ное дви­же­ние обес­пе­чи­ва­ет боль­шую так­ти­че­скую гиб­кость и непред­ска­зу­е­мость. Прав­да, дол­го­вре­мен­ная стра­те­гия при этом от­сут­ству­ет как та­ко­вая, но это ком­пен­си­ру­ет­ся по­сто­ян­ны­ми им­про­ви­за­ци­я­ми и от­сут­стви­ем глав­но­го цен­тра управ­ле­ния, ко­то­рый мож­но бы­ло бы раз­гро­мить. Бо­роть­ся с та­ким мон­стром чрез­вы­чай­но слож­но, хо­тя, ра­зу­ме­ет­ся, все-та­ки воз­мож­но. Впро­чем, об­суж­де­ние ме­то­дов борь­бы с ним вы­хо­дит за пре­де­лы те­мы о гря­ду­щем бес­смер­тии Вла­ди­ми­ра Пу­ти­на.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.