По­го­ня за при­зра­ком. Си Цзинь­пин ис­поль­зу­ет big data, что­бы по­стро­ить ки­тай­ский со­ци­а­лизм

XIX съезд КПК, на­ме­чен­ный на осень ны­неш­не­го го­да, ста­нет са­мым неор­ди­нар­ным и непред­ска­зу­е­мым съез­дом Ком­му­ни­сти­че­ской пар­тии Ки­тая за по­след­ние 40 лет

Vlast Deneg - - СОДЕРЖАНИЕ -

XIX съезд КПК, на­ме­чен­ный на осень ны­неш­не­го го­да, ста­нет са­мым неор­ди­нар­ным и непред­ска­зу­е­мым съез­дом Ком­му­ни­сти­че­ской пар­тии Ки­тая за по­след­ние 40 лет

40 лет на­зад, 12–18 ав­гу­ста 1977 г., в Пе­кине про­шел XI съезд КПК, став­ший, по су­ти, по­во­рот­ным в ис­то­рии Ки­тая. Съезд осу­дил де­я­тель­ность «груп­пы че­ты­рех» во гла­ве с Цзян Цин и объ­явил об окон­ча­нии Куль­тур­ной ре­во­лю­ции. Хо­тя осуж­де­ния пе­ри­о­да прав­ле­ния Мао Цз­э­ду­на и Куль­тур­ной ре­во­лю­ции не по­сле­до­ва­ло, а «Зна­мя Мао Цз­э­ду­на» бы­ло объ­яв­ле­но «ве­ли­ким зна­ме­нем КПК», на съез­де про­изо­шло ма­ло­за­мет­ное то­гда, но прин­ци­пи­аль­но зна­чи­мое со­бы­тие: ма­ло ко­му из­вест­ный за пре­де­ла­ми Ки­тая Дэн Сяо­пин был из­бран од­ним из трех за­ме­сти­те­лей Хуа Го­ф­эна, став­ше­го Пред­се­да­те­лем По­лит­бю­ро. Пять лет спу­стя, на XII съез­де КПК, Дэн Сяо­пин вы­сту­пит с про­грамм­ной ре­чью, обо­зна­чив прин­ци­пи­аль­но но­вый под­ход к раз­ви­тию стра­ны. За­явив о необ­хо­ди­мо­сти очи­ще­ния от по­ро­ков, про­явив­ших­ся в го­ды прав­ле­ния Мао Цз­э­ду­на, он од­но­вре­мен­но рас­кри­ти­ко­вал и пред­ло­же­ния о ре­фор­ми­ро­ва­нии стра­ны по за­пад­но­му об­раз­цу. Он пред­ло­жил некий про­ме­жу­точ­ный путь, тео­ре­ти­че­скую ос­но­ву для ко­то­ро­го толь­ко пред­сто­я­ло раз­ра­бо­тать: «со­ци­а­лизм с ки­тай­ской спе­ци­фи­кой», со­че­та­ю­щий дог­ма­ти­ку Ле­ни­на и Мао с ры­ноч­ным праг­ма­тиз­мом. Этот стран­ный ги­брид дол­жен был так­же учи­ты­вать на­ци­о­наль­ную и куль­тур­ную спе­ци­фи­ку Ки­тая и его стар­то­вые воз­мож­но­сти — эко­но­ми­че­ские, куль­тур­ные и со­ци­аль­ные, не слиш­ком на тот мо­мент бла­го­при­ят­ные.

40-летняя мо­дер­ни­за­ция по пла­ну Дэн Сяо­пи­на по­ста­ви­ла Ки­тай в один ряд с США и ЕС в трой­ке ве­ду­щих ми­ро­вых эко­но­мик. Вме­сте с тем год от го­да Ки­тай все ощу­ти­мее упи­рал­ся в по­то­лок раз­ви­тия, дик­ту­е­мый внут­рен­ни­ми про­ти­во­ре­чи­я­ми кон­цеп­ции Дэн Сяо­пи­на, ока­зав­ши­ми­ся непре­одо­ли­мы­ми. Ни­ка­кой хоть сколь­ко-ни­будь цель­ной тео­рии ки­тай­ско­го со­ци­а­лиз­ма нет и по­ныне, со­рок лет спу­стя. Оче­вид­но, что ее и не мо­жет быть. План Дэна был лишь ком­про­мис­сом меж­ду же­ла­ни­ем ки­тай­ской парт­но­мен­кла­ту­ры со­хра­нить аб­со­лют­ную власть, с од­ной сто­ро­ны, и же­сто­кой эко­но­ми­че­ской ре­аль­но­стью — с дру­гой. Жизнь по­ка­за­ла, что ни­ка­ко­го «тре­тье­го пу­ти» нет — есть лишь от­ло­жен­ный, но все-та­ки неиз­беж­ный вы­бор меж­ду дог­ма­ти­кой Ле­ни­на и Мао и об­ще­ми­ро­вым трен­дом эко­но­ми­че­ско­го раз­ви­тия.

За про­шед­шие 40 лет про­стран­ство ком­про­мис­са меж­ду дву­мя вза­и­мо­ис­клю­ча­ю­щи­ми под­хо­да­ми, за­ло­жен­ны­ми в кон­цеп­цию Дэна, ока­за­лось ис­чер­па­но. И хо­тя XIX съезд КПК прой­дет в неузна­ва­е­мо пре­об­ра­зив­шей­ся стране, обо­рот­ной сто­ро­ной успе­хов ста­ло мно­же­ство про­блем. Ки­тай по­до­шел к опас­ной чер­те, за ко­то­рой его ждут эко­но­ми­че­ский спад и со­ци­аль­ная де­ста­би­ли­за­ция. И по­сколь­ку ки­тай­ское ру­ко­вод­ство и се­го­дня не го­то­во сде­лать вы­бор, от­сро­чен­ный Дэн Сяо­пи­ном, то Ге­не­раль­но­му сек­ре­та­рю ЦК КПК и Пред­се­да­те­лю КНР Си Цзинь­пи­ну пред­сто­ит най­ти но­вые спо­со­бы его от­сро­чить.

В 2012 г., неза­дол­го до XVIII съез­да КПК, из­брав­ше­го Си Цзинь­пи­на Ге­не­раль­ным сек­ре­та­рем ЦК КПК, в жур­на­ле «Сю­э­си ши­бао» — ор­гане Цен­траль­ной парт­шко­лы ЦК КПК, ко­то­рая не толь­ко го­то­вит функ­ци­о­не­ров выс­ше­го ран­га, но и яв­ля­ет­ся моз­го­вым цен­тром КПК, по­яви­лась ста­тья за­ме­сти­те­ля глав­но­го ре­дак­то­ра Дэн Юй­вэня «По­ли­ти­че­ское на­след­ство Ху — Вэня» (речь шла о Ху Цзинь­тао и Вэ­нь Цзя­бао, ру­ко­во­див­ших КНР в пе­ри­од 2002–2013 гг.). Ста­тья бы­ла рас­ти­ра­жи­ро­ва­на вли­я­тель­ны­ми ки­тай­ски­ми из­да­ни­я­ми. Гла­вой Цен­траль­ной парт­шко­лы в то вре­мя яв­лял­ся Си Цзинь­пин.

Ав­тор ди­пло­ма­тич­но на­чал с пе­ре­чис­ле­ния успе­хов 10-лет­не­го прав­ле­ния тан­де­ма Ху — Вэ­нь. В их чис­ле он на­звал вы­ход Ки­тая на вто­рое ме­сто в ми­ре по объ­е­му эко­но­ми­ки (меж­ду ЕС и США); рост сред­не­ду- ше­во­го до­хо­да бо­лее чем в 5,5 ра­за; сни­же­ние чис­ла бед­ня­ков, жи­ву­щих ме­нее чем на $1 в день, до 120 млн че­ло­век; пер­вые ша­ги к от­кры­то­сти по­ли­ти­че­ской си­сте­мы и со­зда­нию про­зрач­но­го пра­ви­тель­ства; проч­ное ин­кор­по­ри­ро­ва­ние Ки­тая в ми­ро­вую эко­но­ми­ку, ис­клю­чив­шее воз­врат к за­кры­то­сти, и рост его зна­чи­мо­сти в меж­ду­на­род­ных де­лах; вы­со­кий темп ур­ба­ни­за­ции. От­дав долж­ное успе­хам, Дэн Юй­вэ­нь пе­ре­шел к то­му, что тандем Ху — Вэ­нь сде­лать не смог.

В этот спи­сок по­па­ли упо­ря­до­че­ние эко­но­ми­че­ской струк­ту­ры в мас­шта­бе стра­ны; недо­ста­точ­ный рост внут­рен­не­го по­треб­ле­ния; пе­ре­ход от эко­но­ми­ки, ос­но­ван­ной на ин­ве­сти­ци­ях, экс­пор­те и неогра­ни­чен­ном по­треб­ле­нии ре­сур­сов, к ин­но­ва­ци­он­ной мо­де­ли, на­це­лен­ной — опять-та­ки в первую оче­редь — на внут­рен­ний ры­нок. Не уда­лось «эф­фек­тив­но го­то­вить и вос­пи­ты­вать» ши­ро­кий сред­ний класс. Со­хра­не­ние жест­ко­го ин­сти­ту­та про­пис­ки за­кон­сер­ви­ро­ва­ло раз­рыв меж­ду го­ро­дом и де­рев­ней. Уста­рев­шая де­мо­гра­фи­че­ская по­ли­ти­ка при­ве­ла к быст­ро­му ста­ре­нию на­се­ле­ния и со­кра­ще­нию де­мо­гра­фи­че­ских пре­иму­ществ Ки­тая. Из­лиш­нее ад­ми­ни­стри­ро­ва­ние об­ра­зо­ва­ния и на­у­ки уби­ло стрем­ле­ние спе­ци­а­ли­стов к ин­но­ва­ци­ям и бло­ки­ро­ва­ло пе­ре­ход к оцен- ке их тру­да по сте­пе­ни эф­фек­тив­но­сти. За­гряз­не­ние окру­жа­ю­щей сре­ды ста­ло по­все­мест­ным и кри­ти­че­ски вы­со­ким. Не бы­ла со­зда­на си­сте­ма ста­биль­ных по­ста­вок энер­го­ре­сур­сов в мас­шта­бе стра­ны.

Но эко­но­ми­че­ские и ин­фра­струк­тур­ные про­бле­мы ка­жут­ся ме­ло­чью пе­ред со­ци­аль­ны­ми труд­но­стя­ми. По мне­нию Дэн Юй­вэня, си­сте­ма об­ще­ствен­ной мо­ра­ли по­тер­пе­ла крах, ста­рая идео­ло­гия обанк­ро­ти­лась, а но­вая си­сте­ма цен­но­стей не бы­ла со­зда­на. От­сут­ствие яс­ной стра­те­гии и глу­бо­ко­го по­ни­ма­ния ми­ро­вых про­цес­сов ве­дут к пас­сив­но­сти во внеш­ней по­ли­ти­ке. Тем­пы де­мо­кра­ти­за­ции не оправ­ды­ва­ют на­дежд граж­дан.

Но и этот впе­чат­ля­ю­щий пе­ре­чень да­ле­ко не по­лон, при­чем ре­аль­ное по­ло­же­ние дел ма­ло из­ме­ни­лось за пять лет, про­шед­ших по­сле вы­хо­да ста­тьи. Мас­со­вая кор­руп­ция в со­че­та­нии с де­идео­ло­ги­за­ци­ей большинства функ­ци­о­не­ров КПК, из ми­ро­воз­зре­ния ко­то­рых ис­чез­ло по­ня­тие со­ци­а­лиз­ма, уни­что­жа­ет по­зи­тив­ный имидж ки­тай­ской Ком­пар­тии. Меж­кла­но­вая борь­ба за власть по­лу­чи­ла проч­ный при­о­ри­тет пе­ред ра­бо­той в ин­те­ре­сах го­су­дар­ства в це­лом. Раз­ло­жив­ша­я­ся КПК утра­ти­ла по­зи­ции идео­ло­ги­че­ско­го ли­де­ра, пре­вра­тив­шись в груп­пу на­се­ле­ния, на­де­лен­ную осо­бы­ми пра­ва­ми,

Cа­мо­ор­га­ни­за­ция граж­дан вне кон­тро­ля КПК яв­ля­ет­ся са­мым страш­ным кош­ма­ром ки­тай­ских ру­ко­во­ди­те­лей

при­над­леж­ность к ко­то­рой да­ет шанс по­лу­чить до­ступ к вла­сти и к свя­зан­ным с вла­стью при­ви­ле­ги­ям.

И ес­ли к огра­ни­че­ни­ям по­ли­ти­че­ских прав зна­чи­тель­ная часть на­се­ле­ния Ки­тая от­но­сит­ся бо­лее или ме­нее рав­но­душ­но, то эко­но­ми­че­ские пре­иму­ще­ства, да­ва­е­мые член­ством в пар­тии, в со­че­та­нии с кор­руп­ци­ей в пар­тий­ных ря­дах, вы­зы­ва­ют все боль­шее раз­дра­же­ние ши­ро­ких масс. Недо­воль­ство до­стиг­ло кри­ти­че­ской чер­ты, а ки­тай­ское на­се­ле­ние во­все не без­ро­пот­но, по­доб­но рос­сий­ско­му. Как по­ка­зы­ва­ет прак­ти­ка, оно не толь­ко спо­соб­но на мас­со­вые про­те­сты, но в хо­де та­ких про­те­стов быст­ро са­мо­ор­га­ни­зу­ет­ся. А са­мо­ор­га­ни­за­ция граж­дан вне кон­тро­ля КПК яв­ля­ет­ся са­мым страш­ным кош­ма­ром ки­тай­ских ру­ко­во­ди­те­лей. При­чем ес­ли рань­ше КПК мог­ла при­во­дить в ка­че­стве ар­гу­мен­тов, обос­но­вы­ва­ю­щих ее пра­во на власть, из­вест­ный ас­ке­тизм пар­тий­но­го ру­ко­вод­ства и его идей­ную убеж­ден­ность, то сей­час ее ле­ги­тим­ность бук­валь­но по­ви­са­ет в воз­ду­хе. В от­сут­ствии внят­ной тео­рии «ки­тай­ско­го со­ци­а­лиз­ма» ей нечем обос­но­вать свою осо­бую роль — а тео­рии нет и не пред­ви­дит­ся. Необ­хо­ди­мо срочно, в по­жар­ном по­ряд­ке, изоб­ре­тать нечто, спо­соб­ное за та­кую тео­рию сой­ти.

41

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.