Пинок в бу­ду­щее. Ку­да ве­дет Ки­тай товарищ Си

Ки­тай во­шел в пе­ри­од опре­де­лен­но­сти, ко­гда центр си­лы во гла­ве с Си Цзинь­пи­ном окон­ча­тель­но сфор­ми­ро­ван, что и опре­де­ля­ет глав­ный тренд раз­ви­тия си­ту­а­ции

Vlast Deneg - - СОДЕРЖАНИЕ -

На но­ябрь­ском XIX съ­ез­де КПК «Кол­лек­тив­ный Си Цзинь­пин», как и бы­ло пред­ска­за­но, упро­чил­ся у вла­сти и рас­ши­рил свои пол­но­мо­чия. Кол­лек­тив­ный — по­то­му что ки­тай­ский ли­дер су­ще­ству­ет не сам по се­бе, а лишь как фронт­мен и ру­ко­во­ди­тель боль­шой ко­ман­ды, о чем все­гда сле­ду­ет пом­нить, пы­та­ясь уло­вить суть про­цес­сов, иду­щих в Ки­тае.

Часть пла­нов то­ва­ри­ща Си и его ко­ман­ды, пред­на­зна­чен­ная для ши­ро­кой пуб­ли­ки, бы­ла озву­че­на со все­ми по­до­ба­ю­щи­ми под­тек­ста­ми и ре­ак­ци­я­ми из за­ла. Весь за­мы­сел в це­лом, вклю­чая и то, что не зву­ча­ло пуб­лич­но, то­же стал по­ня­тен. Ока­за­лось до­ста­точ­но ло­гич­но и пред­ска­зу­е­мо: Ки­тай на­ме­рен вы­стро­ить ин­ду­стри­аль­ное об­ще­ство «сни­зу вверх», со­хра­няя на пе­ре­ход­ном эта­пе власть КПК по всем гло­баль­ным во­про­сам и да­же уси­ли­вая ее, но рас­ши­ряя рам­ки доз­во­лен­но­го в эко­но­ми­ке.

Уси­ле­ние по­ли­ти­че­ской вла­сти КПК и кон­цен­тра­ция ее в ру­ках Си Цзинь­пи­на во­все не по­пыт­ка со­зда­ния ти­ра­нии, а, на­про­тив, вы­нуж­ден­ная ме­ра, необ­хо­ди­мая для даль­ней­шей де­мо­кра­ти­за­ции ки­тай­ско­го об­ще­ства. Об­ще­ство это непро­стое, неод­но­род­ное, и план ре­форм, как след­ствие, то­же непро­стой, а его по­дроб­но­сти ин­те­рес­ны и неор­ди­нар­ны.

Нуж­да в силь­ной ру­ке

Об­ста­нов­ку в Ки­тае на­ка­нуне XIX съез­да мож­но бы­ло све­сти к сле­ду­ю­щим ос­нов­ным по­ло­же­ни­ям:

стра­те­ги­че­ская ли­ния, раз­ра­бо­тан­ная 40 лет на­зад Дэн Сяо­пи­ном, в на­сто­я­щее вре­мя успеш­но ре­а­ли­зо­ва­на. Ки­тай во­шел в трой­ку ве­ду­щих ми­ро­вых эко­но­мик вме­сте с ЕС и США. Вме­сте с тем Ки­тай упер­ся в по­то­лок раз­ви­тия, обу­слов­лен­ный несов­ме­сти­мо­стью догм Ле­ни­на и Мао, на ко­то­рые Дэн не риск­нул по­ку­сить­ся, с ре­аль­ны­ми за­ко­на­ми раз­ви­тия об­ще­ства и, как след­ствие, с об­ще­ми­ро­вы­ми трен­да­ми эко­но­ми­че­ско­го и со­ци­аль­но­го раз­ви­тия;

ни­ка­кой тео­рии, мо­гу­щей быть озву­чен­ной пуб­лич­но и по­ры­ва­ю­щей с ком­му­ни­сти­че­ской дог­ма­ти­кой в поль­зу адек­ват­но­го вос­при­я­тия ре­аль­но­сти, за 40 лет так и не воз­ник­ло. Бо­лее то­го, ее и не мог­ло воз­ник­нуть, по­сколь­ку та­кая тео­рия неиз­беж­но при­ве­дет к вы­во­ду о кон­сер­ва­тив­ном, что­бы не ска­зать ре­ак­ци­он­ном ха­рак­те­ре КПК, нуж­да­ю­щей­ся в свя­зи с этим в прин­ци­пи­аль­ной мо­дер­ни­за­ции. Но та­кие де­кла­ра­ции чре­ва­ты бун­том стар­шей пар­тий­ной но­мен­кла­ту­ры. И ни один ки­тай­ский ли­дер, да­же име­ю­щий та­кие силь­ные по­зи­ции, как Си Цзинь­пин, на это не пой­дет. Про­бле­ма бу­дет ре­шать­ся по­ки­тай­ски: пу­тем осто­рож­ных ма­лых ша­гов;

вме­сте с тем про­бле­мы «по­тол­ка раз­ви­тия» уже до­стиг­ли в Ки­тае та­кой остро­ты, что не остав­ля­ют мно­го вре­ме­ни на рас­кач­ку. При­чем со­ци­аль­ные про­бле­мы ку­да се­рьез­нее чи­сто эко­но­ми­че­ских.

Мен­таль­но Ки­тай все еще оста­ет­ся глу­бо­ко до­ин­ду­стри­аль­ной, кре­стьян­ской стра­ной. Его граж­дане в аб­со­лют­ном сво­ем боль­шин­стве вос­при­ни­ма­ют се­бя в первую оче­редь как часть неболь­ших об­щин, раз­но­го ро­да зем­ля­честв, ве­дом­ствен­ных и се­мей­ных кла­нов, сло­вом, со­ю­зов, су­ще­ству­ю­щих на ос­но­ве вза­им­ных услуг и кру­го­вой по­ру­ки и ста­вя­щих то, что в Ки­тае на­зы­ва­ют гу­ань­си (мож­но пе­ре­ве­сти как свя­зи или блат), вы­ше пи­са­но­го за­ко­на. При­чем та­кое по­ве­де­ние не несет в об­ще­ствен­ном со­зна­нии нега­тив­ной окрас­ки, на­про­тив, одоб­ря­ет­ся во всех сло­ях ки­тай­ско­го об­ще­ства, преж­де все­го в биз­не­се, что уже са­мо по се­бе обес­пе­чи­ва­ет ста­биль­но вы­со­кий уро­вень кор­руп­ции в стране.

Но мас­со­вая кор­руп­ция, в ко­то­рую неиз­беж­но втя­ги­ва­ет­ся пра­вя­щая пар­тия, в со­че­та­нии с де­идео­ло­ги­за­ци­ей функ­ци­о­не­ров КПК раз­ру­ша­ет ее имидж. Пар­тия утра­чи­ва­ет по­зи­ции идео­ло­ги­че­ско­го ли­де­ра, что, впро­чем, есте­ствен­но при от­сут­ствии нор­маль­ной тео­рии, а борь­ба пар­тий­ных кла­нов угро­жа­ет ее це­лост­но­сти. Ока­зы­ва­ясь в по­ло­же­нии при­ви­ле­ги­ро­ван­ной груп­пы на­се­ле­ния, но без до­ста­точ­но­го обос­но­ва­ния прав на при­ви­ле­гии, КПК на­чи­на­ет раз­дра­жать ши­ро­кие мас­сы. Од­но­вре­мен­но она сво­им при­ме­ром еще силь­нее раз­ла­га­ет и без то­го мо­раль­но неустой­чи­вое ки­тай­ское об­ще­ство. А это со­зда­ет пред­по­сыл­ки для его необ­ра­ти­мо­го и пол­но­го рас­па­да на бес­чис­лен­ные мел­кие кла­ны, ве­ду­щие борь­бу за ре­сур­сы по прин­ци­пу «все про­тив всех» и не свя­зан­ные, по су­ти, уже ни­чем, кро­ме то­го, что гра­бят од­ну и ту же тер­ри­то­рию. Та­кая мо­дель раз­ви­тия, ре­а­ли­зо­ван­ная в Рос­сии, при­мер ко­то­рой сто­ит пе­ред гла­за­ми ру­ко­вод­ства КПК, ве­дет толь­ко в тупик, без шан­сов на вы­ход из него и яв­ля­ет­ся худ­шим кош­ма­ром для ки­тай­ско­го ру­ко­вод­ства.

Дей­ствия Си Цзинь­пи­на в этой си­ту­а­ции вполне пред­ска­зу­е­мы и по­нят­ны. Не имея воз­мож­но­сти по­кон­чить с пар­тий­ны­ми кла­на­ми как с яв­ле­ни­ем, по­сколь­ку в усло­ви­ях од­но­пар­тий­ной си­сте­мы пра­вя­щая пар­тия неиз­беж­но на­чи­на­ет де­лить­ся по ре­ги­о­наль­ным и ве­дом­ствен­ным ин­те­ре­сам, он вы­бил несколь­ко клю­че­вых фи­гур у «шан­хай­цев», за­ни­мав­ших в си­сте­ме пар­тий­ных кла­нов слиш­ком обособ­лен­ную и силь­ную по­зи­цию, и су­мел сфор­ми­ро­вать груп­пы сво­ей под­держ­ки в со­ста­ве дру­гих кла­нов. В вер­хах в те­че- ние пер­во­го сро­ка Си Цзинь­пи­на про­шла боль­шая охо­та на кор­руп­ци­о­не­ров, кос­нув­ша­я­ся фи­гур, ко­то­рых до то­го вре­ме­ни счи­та­ли неуяз­ви­мы­ми. Все­го за пять лет ан­ти­кор­руп­ци­он­ные де­ла воз­буж­да­лись про­тив 1,34 млн че­ло­век, из ко­то­рых в ито­ге бы­ло по­са­же­но 278 тыс. Сре­ди от­стра­нен­ных и по­са­жен­ных бы­ло 440 чи­нов­ни­ков уров­ня зам­ми­ни­стра и вы­ше, вклю­чая 35 чле­нов и кан­ди­да­тов в чле­ны ЦК (для срав­не­ния: столь­ко же бы­ло сня­то с долж­но­стей по раз­ным при­чи­нам в 1949–2012 гг.), и бо­лее 60 ге­не­ра­лов. Вме­сте с чист­кой про­шла и кам­па­ния по борь­бе с из­ли­ше­ства­ми пар­тий­цев, что при­ве­ло к за­мет­но­му про­се­да­нию рын­ка luxury. Мас­штаб ре­прес­сий ока­зал­ся до­ста­точ­ным, что­бы де­мо­ра­ли­зо­вать оп­по­нен­тов Си, что и бы­ло ис­поль­зо­ва­но на съ­ез­де для фор­ми­ро­ва­ния удоб­ных ему выс­ших ор­га­нов пар­тий­ной вла­сти.

В част­но­сти, Си Цзинь­пин сфор­ми­ро­вал под­хо­дя­щую для се­бя кон­фи­гу­ра­цию По­сто­ян­но­го ко­ми­те­та По­лит­бю­ро — выс­ше­го ор­га­на КПК, при­ни­ма­ю­ще­го все важ­ней­шие стра­те­ги­че­ские ре­ше­ния и огра­ни­чи­ва­ю­ще­го власть ген­се­ка сво­ей кол­лек­тив­ной во­лей: от­ныне во­ля ПКПБ бу­дет сов­па­дать с во­лей то­ва­ри­ща Си. Впро­чем, и рам­ки доз­во­лен­но­го все рав­но есть. К при­ме­ру, Си Цзинь­пин не мо­жет поз­во­лить се­бе пуб­лич­но под­вер­гать со­мне­нию ос­но­вы КПК — офи­ци­аль­ный марк­сизм от Марк­са до Мао. Еще од­на важ­ная де­таль: в но­вом ПКПБ нет ни­ко­го мо­ло­же 60 лет, что яв­ля­ет­ся про­зрач­ной за­яв­кой Си Цзинь­пи­на на тре­тий срок в крес­ле ген­се­ка по при­чине от­сут­ствия под­го­тов­лен­ной сме­ны к кон­цу вто­ро­го сро­ка.

Уви­деть лес за де­ре­вья­ми

Ока­зы­ва­ясь в по­ло­же­нии при­ви­ле­ги­ро­ван­ной груп­пы на­се­ле­ния, но без до­ста­точ­но­го обос­но­ва­ния прав на при­ви­ле­гии, КПК на­чи­на­ет раз­дра­жать ши­ро­кие мас­сы. Од­но­вре­мен­но она сво­им при­ме­ром еще силь­нее раз­ла­га­ет и без то­го мо­раль­но неустой­чи­вое ки­тай­ское об­ще­ство

Ком­мен­та­то­ры со­бы­тий, как пред­ше­ство­вав­ших съез­ду, так и про­ис­хо­див­ших уже на нем са­мом, за­ча­стую слиш­ком за­цик­ле­ны на де­та­лях. Это об­ре­ка­ет их блуж­дать в част­но­стях, пу­та­ясь в непри­выч­ных для ев­ро­пей­ца ки­тай­ских име­нах, пы­та­ясь по­стичь тон­кие ап­па­рат­ные ин­три­ги в вер­хуш­ке КПК и спро­гно­зи­ро­вать но­вые на­зна­че­ния. Но се­год­ня их уси­лия про­па­да­ют зря. Ки­тай во­шел в пе­ри­од опре­де­лен­но­сти, ко­гда центр си­лы во гла­ве с

Си Цзинь­пи­ном окон­ча­тель­но сфор­ми­ро­ван, что и опре­де­ля­ет глав­ный тренд раз­ви­тия си­ту­а­ции. Мел­кие де­та­ли и пер­со­на­лии уже или еще, сло­вом, на весь пе­ри­од ра­бо­ты ны­неш­ней ко­ман­ды, до по­яв­ле­ния на го­ри­зон­те но­вой сме­ны, что слу­чит­ся не ско­ро, не да­ют по­чти ни­че­го но­во­го для по­ни­ма­ния си­ту­а­ции. Мож­но вы­стро­ить мно­же­ство пред­по­ло­же­ний, объ­яс­ня­ю­щих, по­че­му в со­став ПКПБ во­шел Ли Кэцян, при­ем­ле­мый для Си, и не во­шел удоб­ный и нуж­ный ему Ван Ци­шань. Ка­кие-то из этих пред­по­ло­же­ний мо­гут быть да­же вер­ны. Но они не из­ме­нят об­щей кар­ти­ны про­ис­хо­дя­ще­го.

Ки­тай — огром­ная стра­на, пе­ре­жи­ва­ю­щая пе­ре­ход­ный пе­ри­од из до­ин­ду­стри­аль­но­го об­ще­ствен­но­го укла­да в ин­ду­стри­аль­ный. Из 1,5 млрд ки­тай­цев при­мер­но 200 млн уже жи­вут в усло­ви­ях, бо­лее или ме­нее близ­ких к то­му, что мож­но на­звать ин­ду­стри­аль­ным об­ще­ством, еще мил­ли­о­нов 400 на­хо­дят­ся в со­сто­я­нии пе­ре­хо­да, ме­няя ста­рые со­ци­аль­ные ро­ли на но­вые, — это му­чи­тель­ный, слож­ный и чре­ва­тый кон­флик­та­ми про­цесс, а по­ряд­ка 800 млн во­об­ще не вы­шли из до­ин­ду­стри­аль­ных от­но­ше­ний. Несколь­ко сот ты­сяч граж­дан КНР, боль­шая часть ко­то­рых про­жи­ва­ет за гра­ни­цей, бы­вая в Ки­тае лишь вре­мя от вре­ме­ни, ин­те­гри­ро­ва­ны в по­сте­пен­но воз­ни­ка­ю­щие, но еще очень зыб­кие гло­баль­ные пост­ин­ду­стри­аль­ные струк­ту­ры, об­ще­ми­ро­вая чис­лен­ность ко­то­рых вряд ли пре­вы­ша­ет 5–6 млн. Са­ма же КПК, с точ­ки зре­ния ее ор­га­ни­за­ци­он­ных и цен­ност­ных прин­ци­пов, вне вся­ко­го со­мне­ния, яв­ля­ет­ся струк­ту­рой до­ин­ду­стри­аль­ной.

Та­кая неод­но­род­ная, при­том не толь­ко в плане об­ще­ствен­но­го устрой­ства, пе­ре­ход­но­го от до­ин­ду­стри­аль­но­го к ин­ду­стри­аль­но­му, но и по при­род­ным усло­ви­ям, ис­то­ри­че­ским тра­ди­ци­ям, мен­таль­но­сти на­се­ле­ния и да­же язы­ку, стра­на ста­вит пе­ред пра­вя­щей эли­той, роль ко­то­рой в си­лу ис­то­ри­че­ских при­чин при­над­ле­жит вер­хуш­ке КПК, очень слож­ные и про­ти­во­ре­чи­вые за­да­чи. Пе­ре­ход к ин­ду­стри­аль­ной фор­ма­ции тре­бу­ет ли­бе­ра­ли­за­ции об­ще­ства, по­сколь­ку из прин­ци­па «част­ная соб­ствен­ность свя­та и непри­кос­но­вен­на», на ко­то­ром ос­но­ва­ны ин­ду­стри­аль­ные от­но­ше­ния, пря­мо и неиз­беж­но вы­те­ка­ет весь на­бор ли­бе­раль­ных цен­но­стей.

Но ослаб­ле­ние вер­ти­ка­ли вла­сти в об­ще­стве, где до­ин­ду­стри­аль­ные клас­сы со­став­ля­ют аб­со­лют­ное боль­шин­ство, мо­жет при­ве­сти к ан­ти­ин­ду­стри­аль­ной жа­ке­рии, ко­то­рая сме­тет за­рож­да­ю­щи­е­ся ин­ду­стри­аль­ные клас­сы, от­бро­сив стра­ну в про­шлое. Имен­но это про­изо­шло в Рос­сии в 1917–1930 гг. и в Ки­тае вре­мен «куль­тур­ной ре­во­лю­ции». И Си Цзинь­пин как ли­дер боль­шой ко­ман­ды, в ко­то­рой за­ве­до­мо есть лю­ди, при­над­ле­жа­щие к раз­ным фор­ма­ци­ям, вы­нуж­ден ла­ви­ро­вать, что­бы из­бе­жать ка­та­стро­фи­че­ских сце­на­ри­ев. Он за­щи­ща­ет рост­ки ин­ду­стри­аль­но­го об­ще­ства, лик­ви­ди­руя глав­ных бе­не­фи­ци­а­ров сло­жив­шей­ся во­круг КПК до­ин­ду­стри­аль­ной си­сте­мы: срос­ших­ся с пар­ти­ей оли­гар­хов, ко­то­рые гра­бят гос­сек­тор ли­бо па­ра­зи­ти­ру­ют на ад­ми­ни­стра­тив­ном ре­сур­се род­ствен­ни­ков, вы­стра­и­вая част­ные биз­нес-им­пе­рии. Но вме­сте с тем ему нель­зя слиш­ком силь­но пу­гать пар­тий­ных ди­но­зав­ров — от­сю­да и за­ве­ре­ния в том, что пар­тия ни на шаг не от­сту­пит от за­ве­тов Марк­са–Эн­гель­са–Ле­ни­на–Мао–Дэна.

С дру­гой сто­ро­ны, Си Цзинь­пи­ну при­хо­дит­ся сдер­жи­вать слиш­ком быст­рую ли­бе­ра­ли­за­цию, со­про­вож­да­ю­щую рас­про­стра­не­ние ин­ду­стри­аль­но­го укла­да жиз­ни. Он дол­жен при­ни­мать во вни­ма­ние, что де­мо­кра­ти­че­ские ин­сти­ту­ты, умест­ные в ин­ду­стри­аль­ном об­ще­стве и этим об­ще­ством по­рож­да­е­мые, бу­дучи спро­еци­ро­ва­ны в до­ин­ду­стри­аль­ное об­ще­ство, уво­дят его враз­нос. Обыч­но это за­кан­чи­ва­ет­ся при­хо­дом к вла­сти дик­та­то­ра и лик­ви­да­ци­ей вся­кой де­мо­кра­тии во­об­ще. По­след­ние 150 лет ми­ро­вой ис­то­рии про­сто пе­ре­пол­не­ны та­ки­ми при­ме­ра­ми.

Та­кое руч­ное управ­ле­ние при бег­лом, без глу­бо­ко­го ана­ли­за при­чин и след­ствий взгля­де на него смот­рит­ся как по­ли­цей­ское дер­жи­морд­ство и по­стро­е­ние куль­та лич­но­сти Си. Впе­чат­ле­ние уси­ли­ва­ет и усер­дие функ­ци­о­не­ров, стре­мя­щих­ся вы­де­лить­ся и до­хо­дя­щих по­рой до доб­рот­но­го иди­о­тиз­ма вро­де за­пре­та филь­мов про Вин­ни-Пу­ха из-за сход­ства с Си Цзинь­пи­ном или ре­ко­мен­да­ции министра об­ра­зо­ва­ния огра­ни­чить ис­поль­зо­ва­ние ис­точ­ни­ков, «про­па­ган­ди­ру­ю­щих за­пад­ные цен­но­сти». Но есть и со­всем не за­бав­ные, а, на­про­тив, очень зна­ко­вые ша­ги вро­де офи­ци­аль­но­го при­зна­ния Си Цзинь­пи­на «яд­ром пар­тии» и вне­се­ния это­го по­ло­же­ния в Устав КПК. Это ве­ли­чай­шая честь, ко­то­рой до Си удо­ста­и­ва­лись толь­ко Мао и Дэн, при­чем Дэн — по­смерт­но.

Как бу­дет раз­ви­вать­ся си­ту­а­ция

Со­че­та­ние про­све­щен­но­го аб­со­лю­тиз­ма с быст­рым ро­стом ин­ду­стри­аль­ной ча­сти об­ще­ства очень на­по­ми­на­ет Фран­цию пе­ред Ве­ли­кой ре­во­лю­ци­ей, ко­гда ин­ду­стри­аль­ное тре­тье со­сло­вие и по­рож­да­е­мый его де­я­тель­но­стью вто­рой ин­ду­стри­аль­ный класс (про­ле­та­рии) ока­за­лись за­жа­ты меж­ду до­ин­ду­стри­аль­ной ари­сто­кра­ти­ей свер­ху и до­ин­ду­стри­аль­ны­ми юни­та­ми, при­чем не толь­ко кре­стья­на­ми, но и ре­мес­лен­ни­ка­ми, со­ци­а­ли­зи­ро­ван­ны­ми в до­ин­ду­стри­аль­ных усло­ви­ях, — сни­зу.

Тут важ­но по­ни­мать, что раз­ни­цу меж­ду ин­ду­стри­аль­ным и до­ин­ду­стри­аль­ным об­ще­ством опре­де­ля­ет не на­ли­чие про­мыш­лен­но­го про­из­вод­ства, а ба­зо­вые цен­но­сти, на ко­то­рых об­ще­ство по­стро­е­но. В до­ин­ду­стри­аль­ных от­но­ше­ни­ях ос­но­вой яв­ля­ет­ся вертикаль вла­сти, по ко­то­рой осу­ществ­ля­ет­ся де­ле­ги­ро­ва­ние пол­но­мо­чий свер­ху вниз, в ин­ду­стри­аль­ных — непри­кос­но­вен­ность част­ной соб­ствен­но­сти, в пост­ин­ду­стри­аль­ных — прин­ци­пи­аль­ная неот­чуж­да­е­мость ин­тел­лек­ту­аль­ной соб­ствен­но­сти, став­шей ос­но­вой про­из­вод­ства. До­ба­вим к это­му фак­тор бю­ро­кра­тии, су­ще­ствен­ный в Ки­тае. Ее власть на пу­ти от до­ин­ду­стри­аль­ных к пост­ин­ду­стри­аль­ным от­но­ше­ни­ям име­ет, во­об­ще го­во­ря, тен­ден­цию к сни­же­нию. Как след­ствие, бю­ро­кра­ти­че­ский суб­класс, ли­шен­ный цен­ност­ной при­вяз­ки и все­гда под­дер­жи­ва­ю­щий по­бе­ди­те­ля, в пе­ре­ход­ных усло­ви­ях кон­сер­ва­ти­вен и ме­ня­ет по­зи­цию толь­ко то­гда, ко­гда по­бе­да ин­ду­стри­аль­ных цен­но­стей ста­но­вит­ся свер­шив­шим­ся фак­том.

Та­кое об­ще­ство пе­ре­пол­ня­ют кон­флик­ты, оно все­гда ба­лан­си­ру­ет на гра­ни взры­ва с неяс­ным ис­хо­дом. Все стре­мят­ся со­хра­нить при­выч­ные для них пра­ви­ла иг­ры. Это во­прос не толь­ко со­ци­аль­но­го, но не­ред­ко и фи­зи­че­ско­го вы­жи­ва­ния, по­сколь­ку адап­та­ция в но­вых усло­ви­ях со­пря­же­на с чу­до­вищ­ны­ми уси­ли­я­ми и лом­кой при­выч­но­го укла­да, что уда­ет­ся не всем. А ре­фор­ма­тор, пы­та­ю­щий­ся смяг­чить кон­флик­ты и удер­жать си­ту­а­цию под кон­тро­лем, по­лу­ча­ет двой­ную до­зу нена­ви­сти и с од­ной и с дру­гой сто­ро­ны.

Что де­ла­ет товарищ Си в этой крайне слож­ной си­ту­а­ции? Он за­мы­ка­ет по­ли­ти­че­ские ре­ше­ния на се­бя и свое бли­жай­шее окру­же­ние, по­дав­ляя лю­бую мысль о том, что они мо­гут при­ни­мать­ся как-то ина­че. От­сю­да и рост­ки куль­та его лич­но­сти, неиз­беж­ные в со­вре­мен­ных ки­тай­ских усло­ви­ях, — ина­че ре­фор­ма­то­ра про­сто разо­рвут. Он так­же дол­жен из­бав­лять­ся от по­тен­ци­аль­ных оп­по­нен­тов до то­го, как они пре­вра­тят­ся в про­тив­ни­ков. Впро­чем, и про­тив­ни­ков у него хва­та­ет, прав­да, кри­ти­ко­вать са­мо­го Си уже ма­ло кто риск­нет, но лю­ди из его окру­же­ния то и де­ло по­па­да­ют под уда­ры. И не все­гда ли­дер мо­жет их при­крыть — кем-то при­хо­дит­ся и жерт­во­вать.

Да­лее, Си Цзинь­пин рас­ши­ря­ет эко­но­ми­че­ские сво­бо­ды, по­ощ­ряя пред­при­ни­ма­тель­ство в рам­ках за­ко­на. Этим он спо­соб­ству­ет рас­про­стра­не­нию ин­ду­стри­аль­ных цен­ност­ных уста­но­вок, в том чис­ле и сре­ди чле­нов КПК, тем са­мым осо­вре­ме­ни­вая и ее. Суть про­грам­мы по­стро­е­ния об­ще­ства «сред­не­го до­стат­ка» и «об­щей судь­бы» как раз и за­клю­че­на в ин­те­гра­ции воз­мож­но боль­ше­го чис­ла лю­дей в си­сте­му ин­ду­стри­аль­ных от­но­ше­ний. Од­но­вре­мен­но Си фор­ми­ру­ет и тип лю­дей, адап­ти­ро­ван­ных к но­вым усло­ви­ям или по мень­шей ме­ре не на­хо­дя­щих­ся в оп­по­зи­ции к ним. И пусть для че­ло­ве­ка, це­ня­ще­го лич­ные сво­бо­ды, си­сте­ма «со­ци­аль­но­го кре­ди­та», ос­но­ван­ная на то­таль­ном кон­тро­ле с по­мо­щью тех­но­ло­гии big data, ко­то­рую к 2020 г. пла­ни­ру­ет­ся рас­про­стра­нить на весь Ки­тай, вы­гля­дит непри­вле­ка­тель­но, за­то она ра­бо­та­ет — и это глав­ное.

То­ва­ри­щу Си сей­час не до неж­но­стей. Ему нуж­но пе­ре­та­щить огром­ную и пол­ную про­блем стра­ну в ин­ду­стри­аль­ную эпо­ху, не раз­ва­лив ее при этом и не вы­звав со­ци­аль­ных ка­та­клиз­мов. Од­но­вре­мен­но он дол­жен за­ло­жить ос­но­вы для по­сле­ду­ю­ще­го, с ми­ни­маль­ным вре­мен­ным про­ме­жут­ком, рыв­ка в пост­ин­ду­стри­ал. Его план вы­зы­ва­ет ува­же- ние: да, дерз­ко, рис­ко­ван­но, но мо­жет по­лу­чить­ся. Тех­но­ло­ги­че­ский и со­ци­аль­ный ска­чок на по­зи­цию ве­ду­щей ми­ро­вой ин­ду­стри­аль­ной дер­жа­вы, то есть на пер­вое ме­сто во вто­ром эше­лоне, лет за 30–40 для Ки­тая воз­мо­жен. Все ре­шат бли­жай­шие лет 10, и имен­но по этой при­чине Си Цзинь­пин так хо­чет за­дер­жать­ся на тре­тий срок, а воз­мож­но, и на чет­вер­тый.

То­ва­ри­щу Си нуж­но пе­ре­та­щить огром­ную и пол­ную про­блем стра­ну в ин­ду­стри­аль­ную эпо­ху, не раз­ва­лив ее при этом и не вы­звав со­ци­аль­ных ка­та­клиз­мов. Од­но­вре­мен­но он дол­жен за­ло­жить ос­но­вы для по­сле­ду­ю­ще­го, с ми­ни­маль­ным вре­мен­ным про­ме­жут­ком, рыв­ка в пост­ин­ду­стри­ал

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.