Ни­ку­да без Укра­и­ны. По­че­му Рамзан Кадыров — это апогей рус­ско­го ли­бе­ра­лиз­ма

Рос­сий­ские ли­бе­ра­лы нена­ви­дят Рос­сию — но бес­силь­ны в сво­ей нена­ви­сти. Им ну­жен вождь, спо­соб­ный на дей­ствие. Вот толь­ко их сре­да неспо­соб­на по­ро­дить та­ко­го во­ждя

Vlast Deneg - - СОДЕРЖАНИЕ -

Рос­сий­ские ли­бе­ра­лы нена­ви­дят Рос­сию — но бес­силь­ны в сво­ей нена­ви­сти. Им ну­жен вождь, спо­соб­ный на дей­ствие. Вот толь­ко их сре­да неспо­соб­на по­ро­дить та­ко­го во­ждя

Рус­ский ли­бе­рал — су­ще­ство с необыч­ным об­ме­ном ве­ществ. Что­бы вы­жить как вид, ему необ­хо­ди­мо ес­ли не при­зна­ние, то хо­тя бы то­ли­ка вни­ма­ния со сто­ро­ны Укра­и­ны. Без это­го рус­ские ли­бе­ра­лы стра­да­ют, об­рас­тая твер­дым ро­го­вым пан­ци­рем. Это лю­бо­пыт­но — как яв­ле­ние со­ци­аль­ной био­ло­гии, но Укра­ине нет до него ни­ка­ко­го де­ла. Рус­ский ли­бе­ра­лизм в чис­ле про­чих явлений рус­ско­го ми­ра Укра­ине с точ­ки зре­ния со­ци­аль­ной не ин­те­ре­сен.

Рос­сия? Спа­си­бо, неин­те­рес­но

Бы­ло бы, од­на­ко, ошиб­кой утвер­ждать, что ин­те­рес к Рос­сии в Укра­ине от­сут­ству­ет пол­но­стью. Нет, это не так, ин­те­рес не про­пал, хо­тя и сни­зил­ся, бу­дучи вы­тес­нен на со­ци­аль­ную пе­ри­фе­рию. Но ин­те­рес этот стал ка­че­ствен­но иным. Но­во­сти из Рос­сии вос­при­ни­ма­ют­ся не как фак­ты, су­ще­ству­ю­щие в по­нят­ной свя­зи с укра­ин­ской жиз­нью, а как кар­тин­ки из ино­го ми­ра, жи­ву­ще­го по пра­ви­лам и за­ко­нам, несо­по­ста­ви­мым с ми­ром лю­дей: то ли оке­ан­ская впа­ди­на, то ли по­верх­ность Мар­са, то ли на­ци­о­наль­ная кух­ня кан­ни­ба­лов…

Тут труд­но да­же сра­зу ска­зать, с чем мож­но срав­нить ны­неш­нее вос­при­я­тие укра­ин­ца­ми рос­сий­ских но­во­стей. От­ча­сти это, ве­ро­ят­но, срав­ни­мо с по­хо­дом в при­мат­ник зоо­пар­ка: да, за­бав­ные они там, чем-то по­хо­жи на лю­дей, но все-та­ки ди­кие.

От­ча­сти — с чте­ни­ем хро­ни­ки про­ис­ше­ствий и уго­лов­ной хро­ни­ки: смотри-ка, ка­кие опасные тва­ри встре­ча­ют­ся на на­шей пла­не­те! На­до быть бди­тель­ным, знать их улов­ки и не хо­дить без креп­кой пал­ки в ме­ста, где жи­вут че­ло­ве­ко­яд­ные хищ­ни­ки.

От­ча­сти, но это вос­при­я­тие уже ухо­дит в про­шлое — с раз­гля­ды­ва­ни­ем груп­по­вой школь­ной фо­то­гра­фии лет эдак трид­цать спу­стя: эти мерт­вы, этот уехал, этот спил­ся и бом­жу­ет, эти ку­да-то де­лись, да и лад­но, и да­же име­на по­чти не вспо­ми­на­ют­ся, а се­бя на­хо­дишь с неко­то­рым тру­дом, по­ра­жа­ясь, что жил в та­ком окру­же­нии и да­же непло­хо се­бя в нем чув­ство­вал.

Ров­но то же ста­ло и с на­шим вос­при­я­ти­ем Рос­сии. Ни­ка­ко­го отож­деств­ле­ния — хо­тя бы на уровне про­ти­во­по­став­ле­ния, в сти­ле «спа­си­бо те­бе, Бо­же, что я не мос­каль», уже нет. Мы уже не «Укра­и­на-не-Рос­сия». Мы жи­вем в ином смыс­ло­вом про­стран­стве, в ко­то­ром Рос­сии нет со­всем как та­ко­вой, по­сколь­ку она там про­сто лиш­няя. Так Ла­плас на во­прос, ве­рит ли он в Бо­га, от­ве­тил: «Я не нуж­да­юсь в этой ги­по­те­зе». То есть не то что­бы ве­рю или не ве­рю, а про­сто мне фи­о­ле­то­во, и я этим не за­мо­ра­чи­ва­юсь. У ме­ня есть бо­лее важ­ные те­мы. Так вот, та­кую же эво­лю­цию пре­тер­пел и взгляд укра­ин­цев на лю­бой рос­сий­ский во­прос.

Вре­мен­ной раз­лом про­шел по 2014 г. За уди­ви­тель­но ко­рот­кий срок мы пе­ре­ста­ли чи­тать рос­сий­ские кни­ги, смот­реть рос­сий­ские филь­мы и слу­шать рос­сий­скую му­зы­ку. Нет, луч­шее из ста­ро­го, из то­го, чем сов­мест­но поль­зо­ва­лись до раз­ло­ма, оста­лось при нас, а вот но­во­го — рус­ско­го неба, хле­ба, жмы­ха и ко­ло­ба — уже не тре­ба. Ока­за­лось, что все нуж­ное нам, у нас свое, и да­же луч­шее, а ненуж­ны­ми се­ри­а­ла­ми про мен­тов и бан­ди­тов мы сы­ты по гор­ло. По­сте­пен­но мы пе­ре­ста­ем и го­во­рить по-рус­ски. И ско­рость вы­тес­не­ния рус­ско­го язы­ка за про­шед­шие три го­да вы­рос­ла по срав­не­нию с преды­ду­щей эпо­хой на по­ря­док.

И ведь ни­кто не за­пре­ща­ет го­во­рить по­рус­ски, а за­прет на рос­сий­ские соц­се­ти и те­ле­ви­де­ние об­хо­дит­ся в ин­тер­не­те в два, мно­го, ес­ли в три кли­ка. Нам про­сто ста­ло это не нуж­но. Нам при­ят­нее быть укра­ин­ца­ми, чем рус­ски­ми.

Пред­взят ли я? Ну да, ко­неч­но, я пред­взят, не ста­ну спо­рить! Пред­взят точ­но так же, как пред­взя­ты все боль­шее чис­ло укра­ин­цев. Те, ко­му ком­форт­но в се­го­дняш­ней Укра­ине, уже не мо­гут нор­маль­но чув­ство­вать се­бя в Рос­сии. Каж­дое сло­во и жест со­бе­сед­ни­ков-рос­си­ян скре­бут им по нер­вам, как ржа­вая но­жов­ка по прут­ку ме­тал­ла. Вер­но и об­рат­ное: те, ко­му ком­форт­но в се­го­дняш­ней Рос­сии, не мо­гут без ду­шев­ных стра­да­ний на­хо­дить­ся в Укра­ине. Мы раз­де­ли­лись окон­ча­тель­но и с каж­дым днем — да­же не го­дом — от­да­ля­ем­ся друг от дру­га.

Ко­неч­но, на рас­хо­дя­щих­ся пу­тях воз­ни­ка­ет мно­же­ство про­блем и во­про­сов. На­при­мер, на­сколь­ко ва­жен язык. Он, ко­неч­но, очень ва­жен, но не яв­ля­ет­ся един­ствен­ным фак­то­ром, опре­де­ля­ю­щим вы­бор, по­то­му что есть и рус­ско­языч­ные укра­ин­цы, пред­по­чи­та­ю­щие укра­ин­ский мир, кни­ги, филь­мы и му­зы­ку, но об­ща­ю­щи­е­ся в бы­ту по­ка еще боль­ше по­рус­ски, и есть укра­ин­ские рус­ские, по­клон­ни­ки рус­ской по­псы и им­пер­ско­го ве­ли­чия, но­сталь­ги­ру­ю­щие по раз­ва­лив­ше­му­ся Со­ю­зу. Или вот: где прой­дет в ито­ге гра­ни­ца Укра­и­ны? Яс­но, что прой­дет она там, где боль­шая часть на­се­ле­ния ощу­тит се­бя укра­ин­ца­ми, но вот где имен­но прой­дет чер­та — с этим по­ка мно­го неяс­но­го. По­то­му что кро­ме об­ра­зо­ван­ной и в си­лу это­го спо­соб­ной быст­ро ме­нять­ся ча­сти об­ще­ства, в аб­со­лют­ном сво­ем боль­шин- стве уже укра­ин­ской, есть еще ос­нов­ная мас­са. Она бо­лее инерт­на — там идут те же про­цес­сы, толь­ко мно­го мед­лен­нее, а мир ме­ня­ет­ся быст­ро, и итог мо­жет ока­зать­ся немно­го иным. Но это все внут­рен­ние укра­ин­ские во­про­сы, ко­то­рые мы, укра­ин­цы, так или ина­че ре­шим меж­ду со­бой. А ста­тья по­свя­ще­на яв­ле­нию внеш­не­му по от­но­ше­нию к Укра­ине: рус­ским ли­бе­ра­лам и их нелег­кой и нека­зи­стой судь­бе.

Дра­ма рус­ско­го ли­бе­ра­ла

Так вот, от­но­ше­ния укра­ин­цев и рус­ских ли­бе­ра­лов ку­да слож­нее, чем от­но­ше­ния укра­ин­цев и пре­сло­ву­тых вось­ми­де­ся­ти ше­сти или сколь­ких там про­цен­тов рос­сий­ско­го на­ро­да, от­кры­то на­сла­жда­ю­щих­ся нео­им­пер­ским «с ко­лен вста­ва­ни­ем». С 86-про­цент­ни­ка­ми все об­сто­ит очень про­сто. С их точ­ки зре­ния укра­ин­цев нет, а есть фа­ши­сты и бан­де­ров­цы, за­хва­тив­шие часть «Ве­ли­ко­го Рус­ско­го Ми­ра», ко­то­рых на­до уби­вать. С на­шей точ­ки зре­ния они — хищ­ная нелюдь, при­шед­шая на на­шу зем­лю уби­вать и гра­бить, и мы, ес­ли хо­тим вы­жить, долж­ны ис­треб­лять ее до тех пор, по­ка она не убе­рет­ся к се­бе — в свои хля­би, гря­зи, сте­пи, ле­са и по­мой­ки, да хоть бы и го­ро­да, неваж­но, где она там за по­реб­ри­ком оби­та­ет. Эта изу­ми­тель­ная яс­ность и за­кон­чен­ность в от­но­ше­ни­ях не мо­жет не ра­до­вать сво­ей — вы­ра­жа­ясь сло­вом, при­ду­ман­ным Сол­же­ни­цы­ным, — непол­жи­во­стью. Ни­ко­гда еще за всю ис­то­рию сов­мест­но­го и со­сед­ско­го про­жи­ва­ния рос­сий­ско­го и укра­ин­ско­го на­ро­дов их вза­и­мо­от­но­ше­ния не бы­ли та­ки­ми гар­мо­нич­ны­ми, чест­ны­ми и есте­ствен­ны­ми.

А вот с ли­бе­ра­ла­ми — с ни­ми бе­да. И все по­то­му, что им не хва­та­ет укра­ин­ской люб­ви.

Их, соб­ствен­но, то­же мож­но по­нять. В Рос­сии их не лю­бят. Ни­кто не лю­бит ли­бе­ра­лов в Рос­сии — ни на­род, ни власть, ко­то­рая в Рос­сии аб­со­лют­но на­род­ная. Да-да, не на­до спо­рить: власть в Рос­сии на­род­ная. Пу­тин вы­рос в пи­тер­ской ком­му­нал­ке, ку­да уж тут на­род­нее. Боль­шин­ство из его окру­же­ния, за очень ред­ки­ми ис­клю­че­ни­я­ми, то­же вы­шли из ни­зов. Та­кой уж на­род жи­вет в Рос­сии, и та­ки­ми ста­но­вят­ся вы­ход­цы из него, ко­гда до­сти­га­ют вер­хов. На ме­сте Пу­ти­на мог быть кто угод­но дру­гой из на­ро­да — ре­зуль­тат был бы ров­но тем же: без­удерж­ное во­ров­ство в ком­па­нии дру­зей. Са­га про «Бри­га­ду», ко­то­рую укра­ин­цы еще успе­ли по­смот­реть, на­хо­дясь в об­щем се­ри­аль­ном про­стран­стве с Рос­си­ей, — это вам не жук на­чи­хал и не кот на­пла­кал. Это пол­ная эн­цик­ло­пе­дия рос­сий­ской на­ци­о­наль­ной пси­хо­ло­гии и цен­ност­ных ори­ен­ти­ров.

Так вот, рос­сий­ских ли­бе­ра­лов ни власть, ни на­род не лю­бят. И об­зы­ва­ют их раз­ны­ми, не очень хо­ро­ши­ми, сло­ва­ми, ко­то­ры­ми под­чер­ки­ва­ют, что мно­го­на­ци­о­наль­но­му рос­сий­ско­му на­ро­ду ли­бе­ра­лы глу­бо­ко чуж­ды. Как по кро­ви, так и по поч­ве, по мен­таль­но­сти, цен­ност­но­му на­бо­ру и про­сто по мор­де. И по­лу­чив ра­зок-дру-

Ни­ка­ко­го отож­деств­ле­ния — хо­тя бы на уровне про­ти­во­по­став­ле­ния, в сти­ле «спа­си­бо те­бе, Бо­же, что я не мос­каль», уже нет. Мы жи­вем в ином смыс­ло­вом про­стран­стве, в ко­то­ром Рос­сия про­сто лиш­няя

гой по оной, ли­бе­ра­лы на­чи­на­ют огля­ды­вать­ся в по­ис­ках со­юз­ни­ков. Они ви­дят, что Укра­и­ну и укра­ин­цев рос­сий­ский на­род то­же не лю­бит, и по­па­да­ют в ло­ги­че­скую ло­вуш­ку.

Ли­бе­ра­лы на­чи­на­ют ду­мать, что укра­ин­цы мо­гут по­лю­бить их, и бро­са­ют­ся к Укра­ине со сво­ей лип­кой лю­бо­вью. На­чи­на­ют да­вать муд­рые со­ве­ты — на­при­мер, как уста­но­вить мир на Дон­бас­се так, что­бы всем бы­ло хо­ро­шо. Обо­зна­ча­ют гра­ни­цы воз­мож­но­го брат­ства, го­во­ря, что Крым Рос­сия от­дать ни­как не смо­жет, но смо­жет хо­ро­шо, по-брат­ски, за него за­пла­тить, ну вы же по­ни­ма­е­те, день­ги-то все рав­но не их.

В це­лом же рос­сий­ские ли­бе­ра­лы по­ла­га­ют, что укра­ин­цы смо­гут стать для них но­вой поч­вой, в ко­то­рую они пу­стят свои кор­ни: но­вым на­ро­дом, еще и по­луч­ше рос­сий­ско­го. На­ро­дом, ко­то­рый их по­лю­бит и ко­то­рый они по­ве­дут за со­бой, в свой рус­ский ли­бе­раль­ный рай. А уже по­том, с его по­мо­щью, осво­бо­дят рос­сий­ский на­род от крем­лев­ско­го ига и са­ми вос­ся­дут на прав­ле­ние в Крем­ле, по­лу­чив над­ле­жа­щий яр­лык в ка­ком-ни­будь Брюс­сель­Са­рае или Ва­шинг­тон-Орде. И все устро­ит­ся наи­луч­шим об­ра­зом: неф­те­дол­ла­ро­вые по­то­ки пой­дут в их кар­ма­ны, а не в кар­ма­ны пи­тер­ской шпа­ны, Крым по­де­лят по-брат­ски меж­ду рус­ски­ми и укра­ин­ца­ми, ко­то­рые вме­сте, по­то­му что «мы­ше­бра­тья», бу­дут, как до вой­ны, слу­шать на ял­тин­ском пля­же Ста­са Ми­хай­ло­ва.

Но в этот мо­мент рас­сла­бив­ший­ся и раз­меч­тав­ший­ся рос­сий­ский ли­бе­рал гру­бо по­лу­ча­ет в фи­зио­но­мию со сло­ва­ми: «Ку­ди преш, гни­до мос­кальсь­ка! Ні­чо­го тобі тут ро­би­ти!». И с удив­ле­ни­ем об­на­ру­жи­ва­ет, что он вновь бит, а ме­сто, ко­то­рое он уже счи­тал сво­им по пра­ву, за­ня­то. Что в Укра­ине есть свой на­род, от­дель­ный от рос­сий­ско­го и на него непо­хо­жий. И есть да­же свои ли­бе­ра­лы, непо­хо­жие на рос­сий­ских. И на­ци­о­на­ли­сты есть — но то­же свои, укра­ин­ские. И меж­ду все­ми ни­ми сло­жи­лись свои, со­вер­шен­но непо­хо­жие на рос­сий­ские, от­но­ше­ния. И в этих от­но­ше­ни­ях все очень плот­но, там нет ни еди­ной сво­бод­ной ни­ши, ку­да рос­сий­ско­му ли­бе­ра­лу мож­но бы­ло бы всу­нуть­ся. И за­пус­кать свои кор­ни в Укра­и­ну ему ни­кто не поз­во­лит.

Как за­ра­бо­тать са­мо­удо­вле­тво­ре­ни­ем

Нет, мож­но, ко­неч­но, при­е­хать в Укра­и­ну и про­сто жить, про­ни­ка­ясь ее ду­хом и по­сте­пен­но ме­няя ко­жу с рос­сий­ской на укра­ин­скую. Но тут нуж­но же­ла­ние. И лю­бовь к Укра­ине. И вре­мя. И тер­пе­ние. И из­ряд­ная до­ля так­та. А рус­ский ли­бе­рал, охва­чен­ный ли­бе­раль­ным го­ном, нетер­пе­лив. Он бе­ше­но и страст­но лю­бит се­бя и свой бо­га­тый внут­рен­ний мир, при­том же­ла­ет не про­сто са­мо­удо­вле­тво­рять­ся этой лю­бо­вью, а еще и тор­го­вать ею с при­бы­лью. По­лу­чая вза­мен хлеб на­сущ­ный, а в при­да­чу и все­укра­ин­скую лю­бовь. И ко­гда рос­ли­бе­рал не по­лу­ча­ет ни то­го, ни дру­го­го и об­на­ру­жи­ва­ет, что укра­ин­цам про­сто не ну­жен его ли­бе­ра­лизм, то ужас­но оби­жа­ет­ся. И на­чи­на­ет кри­чать, что рус­ско­го ли­бе­ра­ла труд­но най­ти, но лег­ко по­те­рять, и во­об­ще, ес­ли рус­ский ли­бе­рал не бу­дет лю­бить Укра­и­ну, то кто же ее бу­дет лю­бить, та­кую неот­зыв­чи­вую и небла­го­дар­ную?

Рус­ские ли­бе­ра­лы са­ми по се­бе не хо­ро­ши и не пло­хи, они раз­ные. Нуж­ны ли они в Рос­сии — во­прос от­дель­ный. Но в Укра­ине они точ­но не нуж­ны, как не нуж­ны пред­ста­ви­те­ли дру­гих ис­чез­нув­ших про­фес­сий — к при­ме­ру, ко­че­га­ры и фо­нар­щи­ки. Се­год­ня с этим столк­ну­лось край­нее по сво­е­му ин­тел­лек­ту­аль­но­му уров­ню и та­лан­ту и по­то­му от­но­си­тель­но мно­го­чис­лен­ное по­ко­ле­ние рос­сий­ских ли­бе­ра­лов. Край­нее — по­то­му что рос­сий­ский на­род глу­пе­ет и де­гра­ди­ру­ет. А ли­бе­ра­лы не то что­бы часть на­ро­да, а ско­рее про­дукт его ме­та­бо­ли­че­ских про­цес­сов, но они то­же с на­ро­дом свя­за­ны и глу­пе­ют вме­сте с ним. Ум­ные и ода­рен­ные рос­сий­ские ли­бе­ра­лы про­шло­го столк­ну­лись с этим мно­го рань­ше. Ио­сиф Брод­ский на­пи­сал свое «На не­за­ви­си­мость Укра­и­ны» аж в 1994-м. Но все его ре­ак­ции и ре­флек­сии — один в один как у ны­неш­них. Стиль, фор­ма — это да. По­эт был ве­ли­кий. А рос­сий­ский ли­бе­рал — как все был. Не ху­же и не луч­ше Яв­лин­ско­го, Нем­цо­ва или Ксю­ши Соб­чак.

Вот толь­ко рус­ско­му ли­бе­ра­лу, ко­то­ро­му да­ли от укра­ин­ских во­рот по­во­рот, ид­ти неку­да. Ко­неч­но, у тех, кто по­при­лич­ней, как и у вся­ко­го при­лич­но­го рос­си­я­ни­на, а не ни­ще­бро­да ка­ко­го-ни­будь, есть аме­ри­кан­ская муль­ти­ви­за и дом в Май­а­ми. То есть во­прос о фи­зи­че­ском вы­жи­ва­нии не сто­ит. Но, Бо­же, ка­кая же это ску­ка. У преды­ду­щих по­ко­ле­ний — от Бу­ни­на с На­бо­ко­вым до Брод­ско­го — бы­ли хо­тя бы ми­ро­вая сла­ва, а у ко­го-то и Но­бе­лев­ская пре­мия. В об­щем, воз­мож­ность устра­и­вать пуб­лич­ные вы­ступ­ле­ния, ощу­щая свою зна­чи­мость. А ны­неш­не­му ли­бе­ра­лу ку­да по­дать­ся? В Аме­ри­ке он не ну­жен, и в Укра­ине не ну­жен, и в Ев­ро­пе не ну­жен — он ни­где не ну­жен. А Рос­сия, где его хо­тя бы искренне не лю­бят, вы­зы­ва­ет у рос­сий­ских ли­бе­ра­лов не мень­шее и да­же боль­шее от­вра­ще­ние, чем у укра­ин­цев.

Де­нег нет, но вы дер­жи­тесь

Рос­сий­ские ли­бе­ра­лы нена­ви­дят Рос­сию — но бес­силь­ны в сво­ей нена­ви­сти. Им ну­жен вождь, спо­соб­ный на дей­ствие. Вот толь­ко их сре­да неспо­соб­на по­ро­дить та­ко­го во­ждя. Его при­дет­ся най­ти на сто­роне и при­гла­сить, най­дя точ­ку со­при­кос­но­ве­ния, окру­жить лю­бо­вью и ле­стью, при­те­реть­ся к нему и при­те­реть его под се­бя. Это не про­сто, но воз­мож­но. Тем бо­лее что у ли­бе­ра­лов про­сто нет дру­го­го вы­хо­да.

А те­перь вни­ма­ние: сей­час вы­ле­тит од­на ма­лень­кая, но очень гор­дая птич­ка. Кадыров, Соб­чак и По­клон­ская вы­сту­пи­ли за за­хо­ро­не­ние мерт­во­го Ле­ни­на и по­спо­ри­ли на эту тему с по­ка еще жи­вым Зю­га­но­вым. Офи­ци­аль­ную точ­ку по­ста­вил Пес­ков, со­об­щив­ший, что по­хо­ро­ны Ле­ни­на не вклю­че­ны в план ме­ро­при­я­тий и рас­хо­ды на них в бюд­жет не за­ло­же­ны (в об­щем, ва­ри­а­ция на тему мед­ве­дев­ско­го ме­ма). Но дис­курс со­здан и за­жил от­дель­ной жиз­нью: Кадыров по­со­ве­то­вал Зю­га­но­ву из­ви­нить­ся, Зюганов по­ка не стал, но, воз­мож­но, с ним уже ве­дут­ся пе­ре­го­во­ры — впро­чем, это неваж­но. У рос­сий­ско­го ли­бе­ра­лиз­ма, ка­жет­ся, по­яв­ля­ет­ся вождь.

Что, невоз­мож­но? Да лад­но! По­че­му невоз­мож­но? Вы ду­ма­е­те, Кадыров нена­ви­дит Рос­сию мень­ше, чем Соб­чак-доч­ка и Соб­чак-На­ру­со­ва-ма­ма вме­сте взя­тые? И что ему так уж лег­ко дер­жать в уз­де при­выч­ки, об­ре­тен­ные в 16 лет? В кон­це кон­цов, что та­кое по­хо­ро­ны Ле­ни­на, как не па­роль «я свой»? На на­ших гла­зах три ис­точ­ни­ка и три со­став­ных ча­сти гря­ду­ще­го рус­ско­го нео­ли­бе­ра­лиз­ма узна­ли друг дру­га. Да-да, и По­клон­ская то­же. Крым­чан­ка из Укра­и­ны — та­ки­ми кад­ра­ми бу­ду­щее ли­бе­раль­ное воз­рож­де­ние Рос­сии ни­как не мо­жет раз­бра­сы­вать­ся, она у них еще во всех пре­зи­ди­у­мах ми­ро­то­чить бу­дет, про­по­ве­дуя син­те­ти­че­ский «Пра­во­слав­ный Ис­лам».

Что ж, с Бо­гом, ор­лы, как го­ва­ри­вал один из идей­ных от­цов рос­сий­ско­го ли­бе­ра­лиз­ма. Я искренне же­лаю успе­ха рус­ским ли­бе­ра­лам в их нелег­ком де­ле объ­еди­не­ния для сов­мест­но­го дей­ствия. Очень на­де­юсь, что у них все по­лу­чит­ся и что они, объ­еди­нив­шись, сой­дут­ся в смер­тель­ной схват­ке с рос­сий­ски­ми пат­ри­о­та­ми, ко­то­рые то­же, ко­неч­но, объ­еди­нят­ся. Я ве­рю, что рос­сий­ские ли­бе­ра­лы во гла­ве с Рам­за­ном Ка­ды­ро­вым по­пор­тят мно­го кро­ви рос­сий­ским пат­ри­о­там, а рос­сий­ские пат­ри­о­ты во гла­ве, на­при­мер, с Иго­рем Гир­ки­ным по­пор­тят мно­го кро­ви рос­сий­ским ли­бе­ра­лам. И все за­кон­чит­ся очень хо­ро­шо и счаст­ли­во — для Укра­и­ны.

Кадыров, Соб­чак и По­клон­ская вы­сту­пи­ли за за­хо­ро­не­ние мерт­во­го Ле­ни­на и по­спо­ри­ли на эту тему с по­ка еще жи­вым Зю­га­но­вым. На на­ших гла­зах три ис­точ­ни­ка и три со­став­ных ча­сти гря­ду­ще­го рус­ско­го нео­ли­бе­ра­лиз­ма узна­ли друг дру­га Âàì åñòü ÷òî ñêàçàòü ïî òåìå ñòàòüè? Ïèøèòå íàì íà ýëåêòðîííóþ ïî÷òó serg_ilchenko@ukr.net

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.