Алек­сандр Валь­чи­шен

Стра­ны, ока­зав­ши­е­ся под санк­ци­я­ми, все рав­но не смо­гут пол­но­стью от­ка­зать­ся от дол­ла­ра США

Vlast Deneg - - ЭКОНОМИКА -

Дис­кус­сии о том, ко­гда же за­кон­чит­ся ге­ге­мо­ния дол­ла­ра как ми­ро­вой ре­зерв­ной ва­лю­ты, ве­дут­ся не пер­вый год. Од­на­ко це­лый ряд со­бы­тий на ми­ро­вом финансовом рын­ке при­ба­вил остро­ты этим об­суж­де­ни­ям. Сре­ди наи­бо­лее зна­ко­вых — от­каз Ве­не­су­э­лы от «американца» при рас­че­тах за нефть, за­пуск Ки­та­ем неф­тя­ных фью­черсов, но­ми­ни­ро­ван­ных в юа­нях, и, на­ко­нец, уже анон­си­ро­ван­ный пе­ре­ход на ев­ро при рас­че­тах за нефть меж­ду ЕС и Ира­ном. Спо­соб­ны ли эти со­бы­тия под­ко­сить гос­под­ство дол­ла­ра, смо­жет ли дру­гая ва­лю­та в обо­зри­мом бу­ду­щем за­нять его ме­сто и что это бу­дет озна­чать для раз­ви­ва­ю­щих­ся рын­ков, — об этом «ВД» бе­се­до­ва­ла с ру­ко­во­ди­те­лем ана­ли­ти­че­ско­го под­раз­де­ле­ния фи­нан­со­вой груп­пы ICU Алек­сан­дром Валь­чи­ше­ным

Ана­ли­ти­ки уже дав­но пред­ре­ка­ют юа­ню ме­сто бу­ду­щей ми­ро­вой ре­зерв­ной ва­лю­ты. Смо­жет ли при­бли­зить к этой це­ли Ки­тай за­пуск на Шан­хай­ской бирже фью­черса на нефть, но­ми­ни­ро­ван­но­го в юа­нях? Ведь Под­не­бес­ная яв­ля­ет­ся круп­ней­шим в ми­ре им­пор­те­ром неф­ти. — Ки­тай­ские вла­сти дей­стви­тель­но пред­при­ни­ма­ют ша­ги по про­дви­же­нию сво­ей ва­лю­ты и уси­ле­нию ее зна­чи­мо­сти на ми­ро­вом финансовом рын­ке. И за­пуск неф­тя­ных фью­черсов — один из та­ких ша­гов. Но наи­бо­лее зна­чи­мым со­бы­ти­ем в этом плане ста­ло вне­се­ние с 1 ок­тяб­ря 2016 го­да Меж­ду­на­род­ным ва­лют­ным фон­дом юа­ня в рас­чет кор­зи­ны спе­ци­аль­ных прав за­им­ство­ва­ния — SDR (ис­кус­ствен­ное ре­зерв­ное и пла­теж­ное сред­ство, ко­то­рое ис­поль­зу­ет­ся в рас­че­тах меж­ду МВФ и его чле­на­ми, а так­же еще 14 офи­ци­аль­ны­ми ор­га­ни­за­ци­я­ми. — «ВД» ).

На­чаль­ная до­ля юа­ня в SDR — 10%, что вы­ше уров­ня ие­ны (8,3%) и фун­та стер­лин­гов (8,09%). Хо­тя по­ка и зна­чи­тель­но мень­ше, чем дол­лар (41%) и ев­ро (31%). Та­ким об­ра­зом, Фонд офи­ци­аль­но вклю­чил юань в так на­зы­ва­е­мый клуб ре­зерв­ных ва­лют. За­пуск неф­тя­ных фью­черсов, но­ми­ни­ро­ван­ных в юа­нях, — ме­нее важ­ное со­бы­тие. Од­на­ко оно под­твер­жда­ет, что юань уже ста­но­вит­ся еди­ни­цей мо­не­тар­но­го уче­та на меж­ду­на­род­ной арене. В этой де­неж­ной еди­ни­це ком­па­нии го­то­вы за­клю­чать до­го­во­ры на тор­гов­лю то­ва­ра­ми, услу­га­ми, фи­нан­со­вы­ми ин­стру­мен­та­ми. У зна­чи­мых для Ки­тая стран по­яв­ля­ют­ся сти­му­лы вклю­чать мо­не­тар­ные ре­зер­вы, но­ми­ни­ро­ван­ные в юа­нях, на­ря­ду c ре­зер­ва­ми в дол­ла­рах, ев­ро, фун­тах и иене. Ки­тай­ский цен­траль­ный банк их уже предо­став­ля­ет на­ци­о­наль­ным цен­траль­ным бан­кам ря­да стран со­глас­но за­клю­чен­ным до­го­во­рам со­труд­ни­че­ства. Та­ким об­ра­зом, Ки­тай по­сте­пен­но вы­стра­и­ва­ет меж­ду­на­род­ную струк­ту­ру по под­дер­жа­нию ис­поль­зо­ва­ния юа­ня в дру­гих стра­нах. Ка­кие но­вые ша­ги мо­гут быть пред­при­ня­ты Ки­та­ем для про­дви­же­ния сво­ей ва­лю­ты на ми­ро­вом финансовом рын­ке? — Су­дя по все­му, Ки­тай хо­чет стать вто­рой Аме­ри­кой. Но сей­час клю­че­вая за­да­ча ки­тай­ских вла­стей — удер­жа­ние ста­биль­но­го раз­ви­тия эко­но­ми­ки и вы­ход на но­вую мо­дель ее раз­ви­тия. Ки­тай пы­та­ет­ся уй­ти от мо­де­ли, при ко­то­рой эко­но­ми­че­ский рост ба­зи­ру­ет­ся на внут­рен­них инвестициях и экс­пор­те про­дук­ции на внеш­ние рын­ки, и пе­рей­ти к мо­де­ли, при ко­то­рой ос­но­ву ро­ста эко­но­ми­ки со­став­ля­ет внут­рен­ний спрос. Воз­рос­ший уро­вень бла­го­со­сто­я­ния на­се­ле­ния уже поз­во­ля­ет на­чать дви­же­ние в этом на­прав­ле­нии.

Рас­ши­ре­ние ис­поль­зо­ва­ния на­ци­о­наль­ной ва­лю­ты и пе­ре­ход к но­вой эко­но­ми­че­ской мо­де­ли — па­рал­лель­ные про­цес­сы. Для то­го что­бы по­вы­сить вес ва­лю­ты на ми­ро­вом финансовом рын­ке, нуж­но стать по­ку­па­те­лем про­дук­ции из дру­гих стран. На­ра­щи­ва­ние им­пор­та в том чис­ле поз­во­лит удо­вле­тво­рять рас­ту­щий внут­рен­ний спрос.

По су­ти, что­бы юань мог пре­тен­до­вать на ме­сто дол­ла­ра в ми­ро­вой фи­нан­со­вой си­сте­ме, Ки­таю при­дет­ся стать вто­ры­ми Шта­та­ми: пе­рей­ти от тор­го­во­го про­фи­ци­та к тор­го­во­му де­фи­ци­ту и по­сте­пен­но на­ра­щи­вать бюд­жет­ный де­фи­цит, бла­го­да­ря ко­то­ро­му про­ис­хо­дит без­ри­с­ко­вый вы­пуск сво­ей де­неж­ной еди­ни­цы.

От­ча­сти США са­ми про­во­ци­ру­ют со­кра­ще­ние ис­поль­зо­ва­ния дол­ла­ра, рас­ши­ряя спи­сок стран, ока­зав­ших­ся под санк­ци­я­ми. Ведь стра­ны и ком­па­нии из санк­ци­он­но­го спис­ка не мо­гут ис­поль­зо­вать в рас­че­тах с контр­аген­та­ми дол­лар и про­сто вы­нуж­де­ны пе­ре­хо­дить на дру­гие ва­лю­ты. Мо­жет ли это ока­зать су­ще­ствен­ное вли­я­ние на по­зи­ции «американца» как глав­ной ми­ро­вой ва­лю­ты? — Уход неко­то­рых ком­па­ний или да­же стран от рас­че­тов в дол­ла­ре не из­ме­нит су­ще­ству­ю­щей рас­ста­нов­ки сил на ми­ро­вом финансовом рын­ке. Стра­ны, ока­зав­ши­е­ся под санк­ци­я­ми, все рав­но не смо­гут пол­но­стью от­ка­зать­ся от дол­ла­ра США, по­сколь­ку уже обре­ме­не­ны нема­лы­ми дол­га­ми, но­ми­ни­ро­ван­ны­ми в этой ва­лю­те. Это озна­ча­ет, что дол­лар им бу­дет необ­хо­дим по мень­шей ме­ре для то­го, что­бы рас­счи­ты­вать­ся по дол­гам. До­ступ к дол­ла­рам по-преж­не­му необ­хо­дим и для то­го, что­бы и да­лее по­лу­чать им­порт­ную про­дук­цию. В свою оче­редь, дол­ги в дол­ла­рах мо­гут иметь и по­став­щи­ки про­дук­ции в эти стра­ны. При этом объ­ем дол­гов в дол­ла­рах у на­хо­дя­щих­ся под санк­ци­я­ми стран го­раз­до мень­ше объ­е­ма но­вых дол­гов, ко­то­рые со­зда­ют­ся биз­не­сом в тех же США и за их пре­де­ла­ми. Мо­жет ли ев­ро стать аль­тер­на­тив­ной дол­ла­ру как ми­ро­вой ре­зерв­ной ва­лю­ты?

— Ев­ро то­же име­ет до­ста­точ­но силь­ные по­зи­ции на ми­ро­вом финансовом рын­ке, в этой ва­лю­те так­же вы­пус­ка­ют­ся до­ста­точ­но боль­шие объ­е­мы дол­гов.

Но ев­ро не хва­та­ет внут­рен­ней устой­чи­во­сти: эко­но­ми­ки неко­то­рых стран — чле­нов ЕС за­стря­ли в длительной стаг­на­ции по­сле гло­баль­но­го фи­нан­со­во­го кри­зи­са (те же Гре­ция и Ита­лия). Кро­ме то­го, для поддержания клю­че­вой ре­зерв­ной ва­лю­ты необ­хо­ди­ма ак­тив­ная фис­каль­ная по­ли­ти­ка как по на­ло­гам, так и по рас­хо­дам, ко­то­рая бу­дет под­дер­жи­вать эко­но­ми­ку че­рез де­фи­цит­ный бюд­жет. Про­ще го­во­ря, пра­ви­тель­ство (в слу­чае ЕС — это Ев­ро­пей­ская ко­мис­сия как ор­ган ис­пол­ни­тель­ной вла­сти) долж­но иметь воз­мож­ность ре­а­ли­зо­вы­вать бюд­жет, на­прав­ляя под­держ­ку в от­ста­ю­щие ре­ги­о­ны (стра­ны), не осте­ре­га­ясь ро­ста госдолга, так как он но­ми­ни­ро­ван в сво­ей де­неж­ной еди­ни­це. Но в ЕС, и осо­бен­но в ев­ро­зоне, пре­ва­ли­ру­ет со­вер­шен­но дру­гой под­ход к фис­каль­ной по­зи­ции на­ци­о­наль­ных пра­ви­тельств, а со­зда­ние еди­ной бюд­жет­ной по­ли­ти­ки для всех стран ЕС все от­кла­ды­ва­ет­ся. Клю­че­вая стра­на ев­ро­зо­ны, Гер­ма­ния, при­дер­жи­ва­ет­ся пра­ви­ла без­де­фи­цит­но­го бюд­же­та. Со­блю­де­ние жест­ких фис­каль­ных пра­вил тре­бу­ет­ся и от дру­гих стран — участ­ниц Ев­ро­со­ю­за (од­но из них — де­фи­цит бюд­же­та не бо­лее 3% от ВВП). К то­му же ев­ро — не со­всем на­ци­о­наль­ная ва­лю­та, она очень за­ви­сит и от про­блем­ных эко­но­мик ев­ро­зо­ны. По­след­ний дол­го­вой кри­зис, ко­то­рый, к сло­ву, про­дол­жа­ет еще тлеть, по­ка­зал, что ев­ро­зо­на как мо­не­тар­ный со­юз име­ет се­рьез­ные про­бле­мы. Ка­кие фак­то­ры бу­дут обес­пе­чи­вать дол­ла­ру до­ми­ни­ру­ю­щую роль в ми­ро­вой эко­но­ми­ке? — Для силь­ной де­неж­ной еди­ни­цы, ко­то­рая ис­поль­зу­ет­ся не толь­ко в рам­ках сво­ей стра­ны, необ­хо­ди­мо три со­став­ля­ю­щих. Пер­вое — силь­ная фис­каль­ная по­ли­ти­ка, ко­гда все, от ком­па­ний до фи­зи­че­ских лиц, стро­го при­дер­жи­ва­ют­ся пра­вил уплаты на­ло­гов в сво­ей де­неж­ной еди­ни­це. Вто­рое — го­тов­ность вла­стей при­дер­жи­вать­ся де­фи­ци­та гос­бюд­же­та. Тре­тье — го­тов­ность за­ем­щи­ков (не толь­ко внут­рен­них) при­вле­кать фи­нан­си­ро­ва­ние в этой де­неж­ной еди­ни­це. На­при­мер, та же Ар­ген­ти­на со­всем недав­но вы­пу­сти­ла го­су­дар­ствен­ные цен­ные бу­ма­ги, но­ми­ни­ро­ван­ные в дол­ла­ре США, на 100 лет. Со­глас­но дан­ным Ин­сти­ту­та меж­ду­на­род­ных фи­нан­сов (IIF) по ито­гам IV квар­та­ла 2017 го­да гло­баль­ный долг вы­рос до ре­корд­ных $237 трлн.

По дан­ным Бан­ка меж­ду­на­род­ных рас­че­тов (БМР), со­во­куп­ный долг меж­ду стра­на­ми, ис­клю­чая внут­рен­ние дол­ги, со­ста­вил на ко­нец 2017 го­да $26,3 трлн. Из них долг, но­ми­ни­ро­ван­ный в дол­ла­рах США, — $13,3 трлн, или око­ло 50%. Сле­ду­ю­щая по­зи­ция — у ев­ро, это эк­ви­ва­лент $7,6 трлн, или 29%, да­лее идут фунт стер­лин­гов — 5%, япон­ская ие­на — 3%, швей­цар­ский франк — 1,5%.

Та­кие дол­ги опре­де­ля­ют те­ку­щий и бу­ду­щий спрос на де­неж­ную еди­ни­цу, в ко­то­рой они но­ми­ни­ро­ва­ны, то есть спрос на дол­лар. Это зна­чит,

Ка­кая бы ва­лю­та не при­шла на сме­ну дол­ла­ру, у раз­ви­ва­ю­щих­ся стран про­бле­мы и угро­зы оста­нут­ся неиз­мен­ны­ми. На­ра­щи­вая дол­ги в чу­жой ва­лю­те, стра­на все­гда име­ет риск некон­тро­ли­ру­е­мо­го ро­ста дол­га из-за укреп­ле­ния ва­лю­ты, в ко­то­рой но­ми­ни­ро­ва­ны дол­го­вые обя­за­тель­ства, и ро­ста про­цент­ных ста­вок по ней

что го­су­дар­ства или биз­нес бу­дут заинтересованы, воз­мож­но, да­же вы­нуж­ден­но, в дол­ла­ро­вых рас­че­тах со сво­и­ми контр­аген­та­ми — им нуж­но по­лу­чать дол­лар изо всех воз­мож­ных ис­точ­ни­ков, что­бы обслуживать свои дол­ги.

Но вот как раз го­тов­ность аме­ри­кан­ских вла­стей жить по сред­ствам вы­зы­ва­ет боль­шое со­мне­ние. Шта­ты ак­тив­но на­ра­щи­ва­ют дол­ги, и тот же МВФ не раз при­зы­вал США снизить уро­вень го­су­дар­ствен­но­го дол­га. Тем не ме­нее к 2023 го­ду США, по рас­че­там Фон­да, об­го­нят Ита­лию по со­от­но­ше­нию на­ци­о­наль­но­го дол­га и ВВП: у Шта­тов это со­от­но­ше­ние вы­рас­тет до 116,9%, а у Ита­лии, на­обо­рот, умень­шит­ся до 116,6%…

— Уро­вень го­су­дар­ствен­но­го дол­га, без­услов­но, важ­ный, но не ре­ша­ю­щий по­ка­за­тель. На­при­мер, са­мый круп­ный го­су­дар­ствен­ный долг име­ет Япо­ния — по­чти 251% от ВВП по ре­зуль­та­там про­шло­го го­да. Но это не несет угро­зы ее эко­но­ми­ке, по­то­му что долг сфор­ми­ро­ван в на­ци­о­наль­ной ва­лю­те. Бо­лее то­го, этот долг — ос­но­ва бо­гат­ства япон­ских граж­дан и ком­па­ний. Ведь дер­жа­те­ли го­су­дар­ствен­ных ценных бу­маг по­лу­ча­ют по ним ста­биль­ный доход. Ана­ло­гич­ная си­ту­а­ция и с США. Дол­ги США но­ми­ни­ро­ва­ны в на­ци­о­наль­ной ва­лю­те, а по­то­му устой­чи­вы. Шта­ты пол­но­стью кон­тро­ли­ру­ют свой долг. И на­обо­рот, дол­ги в чу­жой ва­лю­те очень рис­ко­ван­ны. На­при­мер, долг бу­дет ав­то­ма­ти­че­ски рас­ти вме­сте с укреп­ле­ни­ем этой ва­лю­ты.

Сей­час ми­ро­вые ана­ли­ти­ки раз­де­ли­лись на два ла­ге­ря. Од­ни счи­та­ют, что до 2050 го­да ки­тай­ский юань за­ме­нит дол­лар в ста­ту­се ми­ро­вой ре­зерв­ной ва­лю­ты. Дру­гие по­ла­га­ют, что по­сле дол­ла­ра не бу­дет ми­ро­вой до­ми­ни­ру­ю­щей ва­лю­ты: бу­дут лишь ва­лю­ты, име­ю­щие вли­я­ние в от­дель­ных сфе­рах. Ка­кой из ва­ри­ан­тов вам ка­жет­ся наи­бо­лее ре­а­ли­стич­ным?

— Раз­ви­тие ми­ро­вой эко­но­ми­ки цик­лич­но. И по­сле подъ­ема бу­дет оче­ред­ной спад. Как пра­ви­ло, кри­зи­сы име­ют мо­не­тар­ную при­ро­ду. То есть на­чи­на­ют­ся с то­го, что ком­па­ния или стра­на не мо­гут рас­счи­тать­ся по сво­им дол­гам. Та­кие кри­зи­сы ста­но­вят­ся оче­ред­ным по­во­дом для пе­ре­смот­ра су­ще­ству­ю­щей в ми­ре мо­не­тар­ной си­сте­мы. И я не ис­клю­чаю, что в бу­ду­щем воз­мож­ны раз­лич­ные экс­пе­ри­мен­ты в этой сфе­ре, в том чис­ле в вы­бо­ре де­неж­ной еди­ни­цы уче­та, тех­но­ло­гии то­го, что из се­бя бу­дут пред­став­лять де­неж­ные еди­ни­цы, в со­зда­нии мо­не­тар­ных со­ю­зов и их мо­ди­фи­ка­ции. Кста­ти, та­ким экс­пе­ри­мен­том мож­но на­звать ре­фор­ми­ро­ва­ние ев­ро­зо­ны, так­же мож­но вспом­нить зо­ну со­вет­ско­го руб­ля — это был дли­тель­ный мо­не­тар­ный экс­пе­ри­мент с из­вест­ным ис­хо­дом. Но в ко­неч­ном ито­ге ста­биль­ная мо­не­тар­ная си­сте­ма бу­дет в лю­бом слу­чае ба­зи­ро­вать­ся на силь­ном го­су­дар­стве, де­неж­ная еди­ни­ца ко­то­ро­го под­дер­жи­ва­ет­ся дей­стви­я­ми го­су­дар­ства в опре­де­ле­нии на­ло­гов и дру­гих пла­те­жей, их взыс­ка­нии, мо­не­тар­ных опе­ра­ци­ях, ко­то­рые бу­дут пре­иму­ще­ствен­но в этой де­неж­ной еди­ни­це.

Что бу­дет озна­чать для раз­ви­ва­ю­щих­ся рын­ков, в том чис­ле и для Укра­и­ны, сме­на ва­лю­ты-ге­ге­мо­на?

— Ка­кая бы ва­лю­та не при­шла на сме­ну дол­ла­ру, у раз­ви­ва­ю­щих­ся стран про­бле­мы и угро­зы оста­нут­ся неиз­мен­ны­ми. На­ра­щи­вая дол­ги в чу­жой ва­лю­те, стра­на все­гда име­ет риск некон­тро­ли­ру­е­мо­го ро­ста дол­га из-за укреп­ле­ния ва­лю­ты, в ко­то­рой но­ми­ни­ро­ва­ны дол­го­вые обя­за­тель­ства, и ро­ста про­цент­ных ста­вок по ней. Еще од­на про­бле­ма — угро­за рез­ко­го со­кра­ще­ния ино­стран­но­го кредита, как это про­ис­хо­дит сей­час в ря­де стран. Ин­ве­сто­ры вы­хо­дят из фи­нан­со­вых ин­стру­мен­тов этих стран в бо­лее лик­вид­ные, и это со­про­вож­да­ет­ся де­валь­ва­ци­ей на­ци­о­наль­ных ва­лют. Так, рост доходности гос­бу­маг США (уже око­ло 3% по де­ся­ти­лет­ним об­ли­га­ци­ям) сти­му­ли­ру­ет от­ток ка­пи­та­лов ин­ве­сто­ров из раз­ви­ва­ю­щих­ся стран на бо­лее ста­биль­ный аме­ри­кан­ский ры­нок.

Как мож­но уй­ти от этих рис­ков, в том чис­ле и Укра­ине? — Глав­ный ре­цепт — пе­ре­ход на вы­пуск дол­гов, но­ми­ни­ро­ван­ных в сво­ей ва­лю­те. Ко­неч­но, та­кие дол­ги бу­дут ин­те­рес­ны ин­ве­сто­рам, ес­ли эко­но­ми­ка бу­дет ста­биль­ной. Рас­хо­ды пра­ви­тель­ства долж­ны быть на­прав­ле­ны на то, что­бы сде­лать эко­но­ми­ку ин­но­ва­ци­он­ной и спо­соб­ной вы­иг­ры­вать меж­ду­на­род­ную кон­ку­рен­цию по про­из­во­ди­мым то­ва­рам и предо­став­ля­е­мым услу­гам.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.