Пла­теж­ка за бес­пре­дел. Как за­кош­ма­рить си­ло­ви­ков, кош­ма­ря­щих биз­нес

Мо­жет ли оста­но­вить пра­во­охра­ни­те­лей, за­ра­ба­ты­ва­ю­щих на взят­ках за за­кры­тие уго­лов­ных дел про­тив биз­не­са, пер­со­наль­ная от­вет­ствен­ность

Vlast Deneg - - ЭКОНОМИКА -

Мно­го хо­да­тайств о про­ве­де­нии обыс­ка по­да­ют­ся в па­ре с по­ста­нов­ле­ни­ем о про­ве­де­нии неглас­ных след­ствен­ных дей­ствий, что поз­во­ля­ет про­ве­сти за­се­да­ние в за­кры­том ре­жи­ме и обой­ти нор­му об обя­за­тель­ной ви­део­фик­са­ции

Но­вый за­кон, по­лу­чив­ший нефор­маль­ное на­зва­ние «Мас­ки-шоу стоп», по­ка не смог при­крыть биз­нес си­ло­ви­ков на уго­лов­ном пре­сле­до­ва­нии пред­при­я­тий. Бо­лее то­го, юри­сты уве­ря­ют, что обыс­ков не ста­ло мень­ше, а ли­по­вые уго­лов­ные де­ла, как и рань­ше, штам­пу­ют­ся пач­ка­ми. Что­бы окон­ча­тель­но при­стру­нить рас­по­я­сав­ших­ся пра­во­охра­ни­те­лей, пра­ви­тель­ство сде­ла­ло сле­ду­ю­щий ход — пред­ло­жи­ло пар­ла­мен­ту вве­сти пер­со­наль­ную ма­те­ри­аль­ную от­вет­ствен­ность для пред­ста­ви­те­ля си­ло­вых ор­га­нов, на­нес­ше­го ущерб ком­па­нии сво­и­ми непра­во­мер­ны­ми дей­стви­я­ми. Но смо­жет ли эта нор­ма стать бро­ней для биз­не­са?

«Мас­ки-шоу стоп» не ис­пу­га­ли

В по­след­ние го­ды дав­ле­ние си­ло­ви­ков ста­ло на­сто­я­щим сти­хий­ным бед­стви­ем для ле­галь­но­го оте­че­ствен­но­го биз­не­са. По­ка­за­тель­ный при­мер: по дан­ным Ми­ню­ста, за три го­да ко­ли­че­ство обыс­ков уве­ли­чи­лось в пол­то­ра ра­за. Ес­ли в 2014 г. пра­во­охра­ни­те­ли по­да­ли 67 тыс. хо­да­тайств на про­ве­де­ние обыс­ка, то в 2016-м — 96 тыс. Схе­ма, на ко­то­рой за­ра­ба­ты­ва­ют си­ло­ви­ки, про­ста и эф­фек­тив­на: про­тив пред­при­я­тия от­кры­ва­ет­ся уго­лов­ное де­ло, па­рал­лель­но в хо­де обыс­ка изы­ма­ют­ся до­ку­мен­ты, сер­ве­ра, все, без че­го «жерт­ва» не мо­жет нор­маль­но ра­бо­тать. За раз­бло­ки­ро­ва­ние ра­бо­ты взи­ма­ет­ся мзда. Плюс частень­ко у си­ло­ви­ков за­ви­са­ют кон­фис­ко­ван­ные цен­но­сти (ва­лю­та, то­вар и т.д.).

Что­бы оста­но­вить про­из­вол пра­во­охра­ни­те­лей, пра­ви­тель­ство пред­ло­жи­ло за­ко­но­да­тель­но усо­вер­шен­ство­вать про­цесс до­су­деб­но­го след­ствия. 7 де­каб­ря в си­лу всту­пил но­вый за­кон «Мас­ки-шоу стоп» (№ 7275), ко­то­рым бы­ла вве­де­на обя­за­тель­ная тех­ни­че­ская фик­са­ция не толь­ко про­цес­са при­ня­тия след­ствен­ным су­дьей ре­ше­ния о про­ве­де­нии обыс­ка, но и са­мо­го обыс­ка. До­ка­за­тель­ства, по­лу­чен­ные без та­кой фик­са­ции, рав­но как и при обыс­ке, на ко­то­рый не был до­пу­щен ад­во­кат, не мо­гут быть при­ня­ты су­дом. По­ми­мо это­го, но­вые пра­ви­ла уста­нав­ли­ва­ют пря­мой за­прет на изъ­я­тие ори­ги­на­лов фи­нан­со­во-хо­зяй­ствен­ной до­ку­мен­та­ции ком­па­нии, по­пав­шей под при­цел си­ло­ви­ков. А так­же на по­втор­ное воз­буж­де­ние за­кры­тых уго­лов­ных про­из­водств.

Ка­за­лось бы, эти пра­ви­ла долж­ны бы­ли на­деж­но за­щи­тить биз­нес от си­ло­во­го дав­ле­ния и от­пра­вить в про­шлое по­зор­ную практику ле­во­го за­ра­бот­ка пра­во­охра­ни­те­лей. Од­на­ко ста­ти­сти­ка го­во­рит о том, что про­ве­рен­ные схе­мы ни­ку­да не де­лись. По дан­ным Ге­не­раль­ной про­ку­ра­ту­ры Укра­и­ны, в мае это­го го­да рас­сле­до­ва­лось 9793 уго­лов­ных де­ла по фак­там пре­ступ­ле­ний в сфе­ре хо­зяй­ствен­ной де­я­тель­но­сти, в этот же пе­ри­од про­шло­го го­да — 9165. Ста­биль­но вы­со­кое ко­ли­че­ство рас­сле­ду­е­мых дел по эко­но­ми­че­ским ста­тьям в стране, где те­не­вая эко­но­ми­ка со­став­ля­ет 45% офи­ци­аль­но­го ВВП (рас­че­ты МВФ), еще мож­но объ­яс­нить. Но до су­да до­хо­дят лишь немно­гие де­ла: в этом го­ду в суд с об­ви­ни­тель­ным ак­том бы­ло на­прав­ле­но 424 де­ла, в про­шлом — 428, а за­кры­то, со­от­вет­ствен­но, 1272 и 1515 дел.

В це­лом же до су­да ста­биль­но до­хо­дит лишь око­ло 20% от всех воз­буж­да­е­мых по эко­но­ми­че­ским ста­тьям дел. Что мо­жет го­во­рить ли­бо о недо­пу­сти­мо низ­кой ква­ли­фи­ка­ции сле­до­ва­те­лей, ко­то­рые не уме­ют со­брать до­ста­точ­ных до­ка­за­тельств, что­бы на­ка­зать на­ру­ши­те­лей, ли­бо о том, что де­ла мас­со­во от­кры­ва­ют­ся на ров­ном ме­сте с од­ной це­лью — вы­жать день­ги за их за­кры­тие. Не ста­ло мень­ше по­сле вступ­ле­ния в си­лу за­ко­на «Мас­ки-шоу стоп» и обыс­ков в ком­па­ни­ях. Ес­ли в про­шлом го­ду, по дан­ным Ми­ню­ста, бы­ло по­да­но бо­лее 96 тыс. хо­да­тайств о про­ве­де­нии обыс­ка, то за шесть ме­ся­цев дей­ствия но­во­го за­ко­на (с 7 де­каб­ря 2017 г. по 31 мая 2018 г.) — по­чти 40 тыс.

Как об­хо­дят­ся «неудоб­ные» пра­ви­ла

Что­бы со­хра­нить свои за­ра­бот­ки, си­ло­ви­ки ли­бо иг­но­ри­ру­ют, ли­бо удач­но об­хо­дят за­ко­но­да­тель­ные нор­мы, за­щи­ща­ю­щие биз­нес. На­при­мер, с тех­ни­че­ской фик­са­ци­ей су­деб­но­го про­цес­са бы­ло при­ня­то лишь чуть боль­ше 65% ре­ше­ний о про­ве­де­нии обыс­ка. В Го­су­дар­ствен­ной су­деб­ной ад­ми­ни­стра­ции Укра­и­ны жа­лу­ют­ся на нехват­ку ап­па­ра­ту­ры и стес­нен­ные «жи­лищ­ные усло­вия» су­дов. За­кон тре­бу­ет рас­смат­ри­вать хо­да­тай­ства о про­ве­де­нии обыс­ка ис­клю­чи­тель­но в за­ле за­се­да­ний, где и долж­на ве­стись ви­део­за­пись про­цес­са. Но оте­че­ствен­ные су­ды ис­пы­ты­ва­ют острую нехват­ку по­ме­ще­ний, в том чис­ле и под за­лы за­се­да­ний, а по­то­му хо­да­тай­ства частень­ко, как и рань­ше, рас­смат­ри­ва­ют­ся в су­дей­ских ка­би­не­тах.

Юри­сты же го­во­рят, что де­фи­цит нуж­ной тех­ни­ки и по­ме­ще­ний — от­го­вор­ки. «В на­сто­я­щее вре­мя дав­ле­ние на биз­нес не толь­ко не сни­зи­лось, но да­же воз­рас­та­ет. Кон­тро­ли­ру­ю­щие ор­га­ны (в осо­бен­но­сти это ка­са­ет­ся СБУ и про­ку­ра­ту­ры) чув­ству­ют аб­со­лют­ную без­на­ка­зан­ность, и это пол­но­стью раз­вя­зы­ва­ет им ру­ки. За­ча­стую пра­во­охра­ни­тель­ные ор­га­ны «ра­бо­та­ют» в связ­ке со след­ствен­ным су­дьей, ко­то­рый в сво­ем опре­де­ле­нии о про­ве­де­нии обыс­ка пи­шет все, что толь­ко воз­мож­но, и по са­мым на­ду­ман­ным об­сто­я­тель­ствам. Ви­део­фик­са­ция и при­сут­ствие ад­во­ка­тов хо­тя и яв­ля­ют­ся неко­то­рым сдер­жи­ва­ю­щим фак­то­ром, но все же не име­ют ре­ша­ю­ще­го зна­че­ния. Ведь си­ло­ви­ки де­ла­ют то, что след­ствен­ный су­дья уже «освя­тил» с их по­да­чи. При этом ос­нов­ным тре­бо­ва­ни­ем со сто­ро­ны сле­до­ва­те­лей во вре­мя прес­син­га яв­ля­ет­ся не упла­та на­ло­гов, а бло­ки­ро­ва­ние биз­не­са и его раз­бло­ки­ро­ва­ние за пла­ту, а ино­гда — про­сто бло­ки­ро­ва­ние биз­не­са по «прось­бе» кон­ку­рен­тов», — по­яс­ня­ет Игорь Ре­утов, ру­ко­во­ди­тель де­пар­та­мен­та АФ «Гра­мац­кий и Парт­не­ры».

Ина­че как объ­яс­нить, что, ска­жем, в Чер­но­виц­кой об­ла­сти с тех­ни­че­ской фик­са­ци­ей рас­смат­ри­ва­ют­ся прак­ти­че­ски все хо­да­тай­ства, а в Ки­е­ве из 7216 хо­да­тайств (с на­ча­ла дей­ствия за­ко­на по ко­нец мая это­го го­да) — толь­ко 3188, или все­го 44%?

При­чем об­хо­дить но­вые тре­бо­ва­ния, ока­зы­ва­ет­ся, мож­но вполне за­кон­но. «Ст. 107 Уголовно-про­цес­су­аль­но­го ко­дек­са Укра­и­ны преду­смат­ри­ва­ет обя­за­тель­ное фик­си­ро­ва­ние с по­мо­щью тех­ни­че­ских средств уго­лов­но­го про­из­вод­ства во вре­мя рас­смот­ре­ния во­про­сов след­ствен­ным су­дьей (в том чис­ле и хо­да­тайств о про­ве­де­нии обыс­ка), кро­ме рас­смот­ре­ния во­про­сов о про­ве­де­нии неглас­ных след­ствен­ных (ро­зыск­ных) дей­ствий — так на­зы­ва­е­мых НСРД. Этим ак­тив­но поль­зу­ют­ся пра­во­охра­ни­те­ли, по­сколь­ку имен­но они при­ни­ма­ют ре­ше­ния о про­ве­де­нии ука­зан­ных дей­ствий. Очень мно­го хо­да­тайств о про­ве­де­нии обыс­ка по­да­ют­ся в па­ре с по­ста­нов­ле­ни­ем о про­ве­де­нии НСРД, что поз­во­ля­ет не толь­ко про­ве­сти за­се­да­ние в за­кры­том ре­жи­ме, но и в по­сле­ду­ю­щем за­пре­тить сто­роне за­щи­ты до­ступ к ре­зуль­та­там тех­ни­че­ской за­пи­си с це­лью «недо­пу­ще­ния раз­гла­ше­ния ве­до­мо­стей до­су­деб­но­го рас­сле­до­ва­ния», — рас­ска­зы­ва­ет юрист АФ Pragnum Але­на Ми­чу­ри­на.

Или, ска­жем, при про­ве­де­нии обыс­ка на круп­ной фир­ме, ко­то­рая рас­по­ло­же­на на несколь­ких эта­жах, в по­ме­ще­ние до­пус­ка­ет­ся один ад­во­кат. Тре­бо­ва­ния за­ко­на со­блю­де­ны? Без­услов­но. Смо­жет ли один ад­во­кат, бе­гая по эта­жам, усле­дить (а тем бо­лее долж­ным об­ра­зом за­фик­си­ро­вать) за все­ми на­ру­ше­ни­я­ми, до­пу­щен­ны­ми си­ло­ви­ка­ми при обыс­ке? Нет. По сло­вам ми­ни­стра юс­ти­ции Павла Пет­рен­ко, не оста­нав­ли­ва­ет пра­во­охра­ни­те­лей, ре­шив­ших за­мор­до­вать пред­при­я­тие ра­ди от­ка­та, и дей­ству­ю­щий сей­час за­прет на по­втор­ное от­кры­тие уго­лов­но­го де­ла: до­ста­точ­но по­ме­нять несколь­ко слов в фа­бу­ле, и это уже бу­дет счи­тать­ся но­вым уго­лов­ным де­лом. При­чем «жерт­ва» не мо­жет оспо­рить эти дей­ствия в су­де.

Ра­ди­каль­но ре­шить про­бле­му поз­во­ли­ло бы со­зда­ние в Укра­ине Служ­бы фи­нан­со­вых рас­сле­до­ва­ний, в ре­зуль­та­те че­го СБУ и МВД ли­ши­лись бы воз­мож­но­сти рас­сле­до­вать эко­но­ми­че­ские пре­ступ­ле­ния, но со­зда­ние это­го ор­га­на оста­ет­ся за­лож­ни­ком по­ли­ти­че­ской во­ли

Сколь­ко сто­ит на­ру­шить за­кон

«Шан­таж уго­лов­ным пре­сле­до­ва­ни­ем на се­го­дняш­ний день при­об­рел еще боль­ший раз­мах, что обу­слов­ле­но от­ме­ной мо­ра­то­рия на про­вер­ки и ак­ти­ви­за­ци­ей пра­во­охра­ни­те­лей и фис­ка­лов», — кон­ста­ти­ру­ет управ­ля­ю­щий парт­нер ад­во­кат­ско­го объ­еди­не­ния Suprema Lex Вик­тор Мо­роз. По­это­му пра­ви­тель­ство пред­ло­жи­ло пар­ла­мен­ту пе­ре­крыть су­ще­ству­ю­щие ла­зей­ки, поз­во­ля­ю­щие си­ло­ви­кам «ра­бо­тать» с биз­не­сом в об­ход за­ко­на.

Прав­ки к за­ко­ну № 7275 да­ют воз­мож­ность по­да­вать жа­ло­бу на без­осно­ва­тель­ное за­тя­ги­ва­ние рас­сле­до­ва­ния уго­лов­но­го де­ла. Сей­час та­кие рас­сле­до­ва­ния мо­гут тя­нуть­ся ме­ся­ца­ми, и на это вре­мя пред­при­я­тие мо­жет за­быть о нормальном ра­бо­чем про­цес­се. Кро­ме то­го, по но­вым пра­ви­лам хо­да­тай­ство­вать о за­кры­тии уго­лов­но­го де­ла смо­гут не толь­ко по­до­зре­ва­е­мые, но и по­тер­пев­шие — пред­при­я­тия и ли­ца, чьи ин­те­ре­сы бы­ли ущем­ле­ны в хо­де до­су­деб­но­го рас­сле­до­ва­ния. По­че­му это важ­но? «В уго­лов­ных про­из­вод­ствах по эко­но­ми­че­ским пре­ступ­ле­ни­ям дли­тель­ное вре­мя мо­жет не быть по­до­зре­ва­е­мо­го, что поз­во­ля­ет пра­во­охра­ни­те­лям осу­ществ­лять вы­зо­вы на до­прос, обыс­ки и арест иму­ще­ства у це­ло­го кру­га хо­зяй­ству­ю­щих субъ­ек­тов, ко­то­рые, по мне­нию след­ствия (ча­сто ни­чем не обос­но­ван­но­му), мо­гут быть со­участ­ни­ка­ми пра­во­на­ру­ше­ния. Ра­нее та­кие уго­лов­ные про­из­вод­ства мог­ли тя­нуть­ся го­да­ми, и на про­тя­же­нии все­го это­го пе­ри­о­да биз­нес, по­пав­ший в по­ле зре­ния сле­до­ва­те­лей, на­хо­дил­ся под дав­ле­ни­ем», — по­яс­ня­ет Але­на Ми­чу­ри­на.

Но, по­жа­луй, са­мая глав­ная но­ва­ция — вве­де­ние пер­со­наль­ной от­вет­ствен­но­сти для пра­во­охра­ни­те­лей, неза­кон­но прес­су­ю­щих пред­при­я­тия. «Сей­час за убыт­ки, при­чи­нен­ные неза­кон­ны­ми дей­стви­я­ми долж­ност­но­го ли­ца ор­га­на, ко­то­рый осу­ществ­ля­ет опе­ра­тив­но-ро­зыск­ную де­я­тель­ность или до­су­деб­ное рас­сле­до­ва­ние, долж­но пла­тить го­су­дар­ство, — по­яс­ня­ет Игорь Ре­утов. — Го­су­дар­ство, в свою оче­редь, име­ет пра­во ре­гресс­но­го тре­бо­ва­ния к та­ко­му ли­цу. Но толь­ко ес­ли его при­зна­ют ви­нов­ным в уго­лов­ном пре­ступ­ле­нии». Эта нор­ма оста­ва­лась мерт­вой, по­сколь­ку по­лу­чить об­ви­ни­тель­ный при­го­вор су­да по та­ким де­лам прак­ти­че­ски не­воз­мож­но. Ес­ли пар­ла­мент под­дер­жит за­ко­но­да­тель­ные прав­ки пра­ви­тель­ства, за­рвав­ший­ся си­ло­вик бу­дет по­кры­вать убыт­ки пред­при­я­тия от сво­их неза­кон­ных дей­ствий по фак­ту дис­ци­пли­нар­но­го рас­сле­до­ва­ния.

Ал­го­ритм при­вле­че­ния пра­во­охра­ни­те­ля к ма­те­ри­аль­ной от­вет­ствен­но­сти прост: по­стра­дав­шая ком­па­ния по­да­ет жа­ло­бу в суд на дей­ствия сле­до­ва­те­ля или про­ку­ро­ра. Ес­ли суд удо­вле­тво­ря­ет жа­ло­бу пред­при­ни­ма­те­ля или по­стра­дав­ше­го ли­ца о на­ру­ше­ни­ях во вре­мя про­ве­де­ния след­ствен­ных дей­ствий, в сво­ем ре­ше­нии дол­жен обя­за- тель­но на­зна­чить слу­жеб­ное рас­сле­до­ва­ние. Ес­ли дис­ци­пли­нар­ное рас­сле­до­ва­ние под­твер­дит фак­ты на­ру­ше­ний, ви­нов­ный бу­дет при­вле­чен к дис­ци­пли­нар­ной от­вет­ствен­но­сти, что ав­то­ма­ти­че­ски пе­ре­кла­ды­ва­ет на него и всю ма­те­ри­аль­ную от­вет­ствен­ность за при­чи­нен­ные его дей­стви­я­ми убыт­ки. При­чем воз­мож­ность по­дать та­кую жа­ло­бу не име­ет сро­ка дав­но­сти. «Про­бле­ма мо­жет воз­ник­нуть в про­цес­се до­ка­зы­ва­ния раз­ме­ра этих убыт­ков. Ес­ли из изъ­ято­го иму­ще­ства ни­че­го не про­па­ло и оно бы­ло воз­вра­ще­но вла­дель­цу, то под ущер­бом по­ни­ма­ет­ся упу­щен­ная вы­го­да, ко­то­рую не так-то лег­ко обос­но­вать. Кро­ме то­го, воз­ни­ка­ет во­прос — за­хо­чет ли пред­при­я­тие, ко­то­рое, прой­дя все кру­ги су­деб­но­го ада, вер­ну­ло свое иму­ще­ство, ввя­зы­вать­ся в но­вый су­деб­ный про­цесс, тра­тить на это ре­сур­сы, вре­мя и вы­хо­дить на от­кры­тый кон­фликт с пра­во­охра­ни­те­ля­ми?» — го­во­рит о воз­мож­ных бу­ду­щих слож­но­стях Але­на Ми­чу­ри­на.

«Ос­нов­ная про­бле­ма сей­час — это пра­во­вой ни­ги­лизм, не­со­блю­де­ние за­ко­на со сто­ро­ны го­су­дар­ства. И вот с этим на­до бо­роть­ся в первую оче­редь», — го­во­рит стар­ший парт­нер юри­ди­че­ской фир­мы «КМ Парт­не­ры» Алек­сандр Ми­нин. Воз­мож­но, страх пер­со­наль­ной от­вет­ствен­но­сти по­уме­рит пыл за­рвав­ших­ся си­ло­ви­ков. Тем бо­лее что ру­ко­вод­ству по­кры­вать сво­их под­чи­нен­ных во вре­мя слу­жеб­но­го рас­сле­до­ва­ния то­же бу­дет небезопасно. Ведь в этом слу­чае сле­ду­ю­щая жа­ло­ба мо­жет быть по­да­на в суд уже непо­сред­ствен­но на «за­бот­ли­во­го» на­чаль­ни­ка, ко­то­рый в этом слу­чае рис­ку­ет сам по­кры­вать ма­те­ри­аль­ные убыт­ки по­стра­дав­шей от рас­сле­до­ва­ния ком­па­нии.

Впро­чем, юри­сты не ве­рят, что и эти но­ва­ции смо­гут оста­вить трав­лю биз­не­са си­ло­ви­ка­ми ра­ди лич­ных за­ра­бот­ков. «На мой взгляд, необ­хо­ди­мо уси­лить от­вет­ствен­ность след­ствен­ных су­дей за вы­не­се­ние опре­де­ле­ний на ос­но­ва­нии фан­та­сти­че­ских сце­на­ри­ев. Очи­ще­ние су­деб­но­го кор­пу­са, к со­жа­ле­нию, не про­изо­шло над­ле­жа­щим об­ра­зом. Воз­мож­но, со­зда­ние Ан­ти­кор­руп­ци­он­но­го су­да мо­жет ре­шить этот во­прос», — счи­та­ет Игорь Ре­утов. Кол­ле­гу под­дер­жи­ва­ет Вик­тор Мо­роз: «Что­бы биз­не­сме­ны не бо­я­лись, что зав­тра к ним при­дут «то­ва­ри­щи в по­го­нах», эти са­мые то­ва­ри­щи долж­ны ощу­щать ре­аль­ность от­вет­ствен­но­сти за зло­упо­треб­ле­ния и по­ни­мать, что у биз­не­са есть ре­аль­ные ме­ха­низ­мы та­кой от­вет­ствен­но­сти до­бить­ся. По­это­му кро­ме кра­си­вых норм, де­кла­ри­ру­ю­щих за­щи­ту биз­не­са, необ­хо­ди­мо про­ве­де­ние ре­аль­ной су­деб­ной ре­фор­мы и ре­фор­мы пра­во­охра­ни­тель­ных ор­га­нов».

Ра­ди­каль­но ре­шить про­бле­му поз­во­ли­ло бы со­зда­ние в Укра­ине Служ­бы фи­нан­со­вых рас­сле­до­ва­ний, в ре­зуль­та­те че­го СБУ и МВД ли­шат­ся воз­мож­но­сти рас­сле­до­вать эко­но­ми­че­ские пре­ступ­ле­ния, а на­ло­го­вая ми­ли­ция бу­дет окон­ча­тель­но по­хо­ро­не­на. Но со­зда­ние это­го ор­га­на, как и эф­фек­тив­ная су­деб­ная ре­фор­ма, оста­ют­ся за­лож­ни­ка­ми по­ли­ти­че­ской во­ли.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.