Путь то­ва­ри­ща Си. Ку­да пой­дет Ки­тай, ес­ли Трамп за­кро­ет Аме­ри­ку

Ес­ли чис­ло про­валь­ных про­ек­тов в рам­ках «Од­но­го по­я­са и од­но­го пу­ти» про­дол­жит рас­ти, это бу­дет озна­чать крах идеи экс­пор­та ки­тай­ской мо­де­ли раз­ви­тия

Vlast Deneg - - ГЕОПОЛИТИКА -

В ок­тяб­ре угро­зой но­мер один для США на­звал Ки­тай аме­ри­кан­ский ви­це-пре­зи­дент Май­кл Пенс, а немно­гим поз­же при­мер­но урав­нял опас­ность, ис­хо­дя­щую от КНР и РФ, со­вет­ник пре­зи­ден­та США по на­ци­о­наль­ной без­опас­но­сти Джон Бол­тон. Оба сле­ду­ют ли­нии пре­зи­ден­та До­наль­да Трам­па, под­вер­га­ю­ще­го аме­ри­кан­скую тор­гов­лю с Ки­та­ем все боль­шим огра­ни­че­ни­ям. И хо­тя по­ка что ка­та­стро­фы не про­изо­шло, оче­вид­но, что да­же ве­ро­ят­ная сме­на боль­шин­ства в Па­ла­те пред­ста­ви­те­лей не смо­жет свя­зать ру­ки ад­ми­ни­стра­ции в этом ее иде­фик­се.

Ев­ро­пей­ский фронт

По­ка что аме­ри­ка­но-ки­тай­ская тор­го­вая вой­на на­по­ми­на­ет под­дав­ки, но ее дол­го­сроч­ным ито­гом вполне мо­жет стать вы­дав­ли­ва­ние ки­тай­ских ком­па­ний с аме­ри­кан­ско­го рын­ка. От­сю­да и обос­но­ван­ный ин­те­рес к дру­гим на­прав­ле­ни­ям, по ко­то­рым из­ли­ва­ет­ся энер­гия пе­ре­гре­той эко­но­ми­ки Под­не­бес­ной.

По дан­ным Ев­ро­пей­ско­го со­ве­та по меж­ду­на­род­ным от­но­ше­ни­ям, за по­след­ние де­сять лет при­сут­ствие и вли­я­ние КНР в Ев­ро­пе за­мет­но рас­ши­ри­лись — об этом идет речь в недав­нем ис­сле­до­ва­нии Фран­с­уа Го­де­ма­на и Аби­гейль Ва­се­лье из это­го со­ве­та.

Так, Пе­кин крайне ак­тив­но стро­ит дву­сто­рон­ние от­но­ше­ния с чле­на­ми ЕС, осо­бен­но на ев­ро­пей­ской пе­ри­фе­рии. Ки­тай­ская сто­ро­на ор­га­ни­зо­ва­ла от­дель­ный сам­мит со стра­на­ми Цен­траль­ной и Во­сточ­ной Ев­ро­пы (фор­мат «16+1») и вос­поль­зо­ва­лась кри­зи­сом ев­ро­зо­ны для мас­штаб­ных при­об­ре­те­ний в Юж­ной Ев­ро­пе. Од­на­ко усло­вия, ко­то­рые Ки­тай вы­дви­га­ет в этих сдел­ках, не силь­но от­ли­ча­ют­ся от его под­хо­дов в аф­ри­кан­ских и дру­гих раз­ви­ва­ю­щих­ся стра­нах: мо­ре про­ек­тов, по­буж­да­ю­щих их воз­мож­ных по­лу­ча­те­лей к кон­ку­рен­ции, кре­ди­ты по ком­мер­че­ским став­кам и твер­дая уста­нов­ка на иден­тич­ные за­яв­ле­ния и до­го­во­рен­но­сти.

Про­грам­ма «Один по­яс и один путь» и свя­зан­ные с ней идеи пер­во­на­чаль­но ка­за­лись при­вле­ка­тель­ны­ми для Ев­ро­пы, но се­год­ня вы­зы­ва­ют ско­рее разо­ча­ро­ва­ние, а так­же тре­во­гу. Пра­ви­ла пуб­лич­ных тен­де­ров ЕС не устра­и­ва­ют ки­тай­ские ком­па­нии, при­вык­шие ра­бо­тать в раз­ви­ва­ю­щих­ся эко­но­ми­ках.

От­но­ше­ния ЕС и Ки­тая все боль­ше вра­ща­ют­ся во­круг эко­но­ми­че­ской кон­ку­рен­ции, и Пе­кин вос­при­ни­ма­ет нор­мы и пра­ви­ла Ев­ро­со­ю­за как вре­мен­ную по­ме­ху, ори­ен­ти­ру­ясь на стра­ны ев­ро­пей­ской пе­ри­фе­рии и рас­счи­ты­вая на даль­ней­шую фраг­мен­та­цию ЕС. Но го­тов­ность к эко­но­ми­че­ско­му со­труд­ни­че­ству необя­за­тель­но озна­ча­ет по­ли­ти­че­скую под­держ­ку. Пор­ту­га­лия опа­са­ет­ся но­вых пра­вил ин­ве­сти­ци­он­но­го кон­тро­ля, но до недав­не­го вре­ме­ни не шла на по­ли­ти­че­ские уступ­ки Ки­таю. Гер­ма­ния, для ко­то­рой Ки­тай — круп­ней­ший внеш­ний ры­нок, те­перь до­би­ва­ет­ся ан­ти­дем­пин­го­вых пра­вил и кон­тро­ля за ин­ве­сти­ци­я­ми, а так­же рез­ко кри­ти­ку­ет внут­рен­нюю по­ли­ти­ку Пе­ки­на.

Ки­тай же не про­яв­ля­ет осо­бо­го ин­те­ре­са к ин­ве­сти­ци­он­но­му со­гла­ше­нию с ЕС. Его за­да­ча — за­щи­тить­ся от ан­ти­дем­пин­го­вых мер пу­тем со­гла­ше­ний о сво­бо­де тор­гов­ли, в том чис­ле дву­сто­рон­них (с Ислан­ди­ей и Швей­ца­ри­ей, а вско­ре и с Но­р­ве­ги­ей и Из­ра­и­лем).

Все бу­дет Huawei

В 2016 г. Ки­тай ин­ве­сти­ро­вал в Ев­ро­пу 35 млрд ев­ро, по дру­гим дан­ным — от Ernst&Young — вло­же­ния до­стиг­ли $85 млрд (но эта циф­ра вклю­ча­ет так­же Рос­сию). Преж­де все­го ин­ве­сти­ции идут в Гер­ма­нию, Бри­та­нию и Фин­лян­дию, но и в дру­гие стра­ны то­же, в том чис­ле в Ис­па­нию, Бель­гию и Но­р­ве­гию. Прав­да, име­ю­ща­я­ся ста­ти­сти­ка не вклю­ча­ет дру­гие опе­ра­ции, вро­де по­куп­ки го­соб­ли­га­ций, недви­жи­мо­сти и кре­ди­тов, и на­деж­ных под­сче­тов об­щей сум­мы ки­тай­ских ин­ве­сти­ций не су­ще­ству­ет.

При вполне сво­бод­ном до­сту­пе ки­тай­ских ин­ве­сти­ций в ЕС Пе­кин за­пре­ща­ет ино­стран­ные ин­ве­сти­ции в 11 от­рас­лей и жест­ко огра­ни­чи­ва­ет их в дру­гих об­ла­стях. Что ка­са­ет­ся ки­тай­ских ин­ве­сти­ций в Ев­ро­пе, то это уже не толь­ко пор­ты и же­лез­ные до­ро­ги, но и вы­со­ко­тех­но­ло­гич­ные от­рас­ли, без­опас­ность и обо­рон­ный ком­плекс. Ча­сто это срав­ни­тель­но не­боль­шие сдел­ки с непро­зрач­ны­ми по­ку­па­те­ля­ми, в том чис­ле из оф­шо­ров.

Ки­тай­ские ин­ве­сто­ры ори­ен­ти­ру­ют­ся на по­куп­ку про­блем­ных ев­ро­пей­ских ком­па­ний, се­мей­ных фирм, а так­же важ­ных по­став­щи­ков. Неред­ко они по­лу­ча­ют кон­троль над мест­ной ком­па­ни­ей и уже че­рез нее на­чи­на­ют по­ку­пать кон­ку­рен­тов и дру­гие фир­мы. Ки­тай­ская ком­па­ния Yantai Taihai, при­над­ле­жа­щая го­ро­ду Янь­тай, ку­пи­ла фран­цуз­ско­го про­из­во­ди­те­ля ком­по­нен­тов для ядер­ных элек­тро­стан­ций и неф­те­хи­мии. Те­перь, по­сле ря­да до­пол­ни­тель­ных при­об­ре­те­ний, она вот-вот ста­нет мо­но­по­ли­стом по по­став­ке клю­че­вых ком­по­нен­тов для за­во­дов по пе­ре­ра­бот­ке ядер­ных от­хо­дов.

Ки­тай­ская фир­ма HNA за счет сде­лок на За­па­де ста­ла тре­тьей в ми­ре ли­зин­го­вой ком­па­ни­ей в об­ла­сти авиа­ции. Это да­ет Ки­таю ры­ча­ги дав­ле­ния на Airbus и Boeing. Опи­ра­ясь на госкор­по­ра­ции, Ки­тай так­же по­лу­чил до­ступ к ита­льян­ским и фран­цуз­ским вер­фям, где стро­ят­ся кру­из­ные ко­раб­ли и про­ис­хо­дит мо­дер­ни­за­ция во­ен­но­го фло­та (прав­да, Фран­ция вре­мен­но за­бло­ки­ро­ва­ла опе­ра­цию, что­бы вы­ну­дить ки­тай­ских ин­ве­сто­ров к со­гла­ше­нию о со­труд­ни­че­стве). В Ки­тае ана­ло­гич­ные воз­мож­но­сти для ино­стран­ных ком­па­ний за­кры­ты.

Но осо­бен­но бур­ную де­я­тель­ность раз­вер­ну­ла те­ле­ком­му­ни­ка­ци­он­ная ком­па­ния Huawei, ко­то­рая при­сут­ству­ет бук­валь­но во всех стра­нах ЕС. Huawei — са­мая ак­тив­ная в лоб­бист­ском плане ки­тай­ская кор­по­ра­ция. Она пре­тен­ду­ет на ли­дер­ство в об­ла­сти се­те­вой ин­фра­струк­ту­ры, у нее прак­ти­че­ски нет аль­тер­на­тив при раз­вер­ты­ва­нии мо­биль­ных се­тей пя­то­го по­ко­ле­ния, и она до­би­ва­ет­ся уча­стия в фор­ми­ро­ва­нии стан­дар­тов 5G. Это за­тра­ги­ва­ет важ­ные во­про­сы кон­фи­ден­ци­аль­но­сти и без­опас­но­сти, в том чис­ле в свя­зи с ин­тер­не­том ве­щей.

Меж­ду тем европейцев все боль­ше тре­во­жит то, что ки­тай­ские ин­ве­сти­ции по­чти не со­зда­ют но­вых ра­бо­чих мест, а вы­вод в Ки­тай ком­мер­че­ских тех­но­ло­гий осу­ществ­ля­ет­ся при от­сут­ствии вза­им­но­го по­то­ка раз­ра­бо­ток.

Про­счи­тать­ся по-круп­но­му

По­сколь­ку Ки­тай от­ка­зы­ва­ет­ся при­ни­мать усло­вия ев­ро­пей­ских пуб­лич­ных тен­де­ров, он на­прав­ля­ет сред­ства в стра­ны Цен­траль­ной и Во­сточ­ной Ев­ро­пы в рам­ках ини­ци­а­ти­вы «Один по­яс и один путь», в том чис­ле че­рез кре­дит­ную ли­нию для стран, не вхо­дя­щих в ЕС.

Фор­мат «16+1» за­ро­дил­ся как биз­нес­фо­рум в Бу­да­пеш­те в июне 2011 г. За­тем пред­ло­же­ние об ана­ло­гич­ном сам­ми­те по­сту­пи­ло Поль­ше. Этот фор­мат на­по­ми­на­ет Форум по ки­тай­ско-аф­ри­кан­ско­му со­труд- ни­че­ству, со­здан­ный в 2000 г.: ос­нов­ная ак­тив­ность про­ис­хо­дит в дву­сто­рон­нем фор­ма­те. Есть и до­пол­ни­тель­ный фор­мат вза­и­мо­дей­ствия под эги­дой Ака­де­мии со­ци­аль­ных на­ук Ки­тая, в рам­ках ко­то­ро­го от­крыт ис­сле­до­ва­тель­ский ин­сти­тут в Бу­да­пеш­те.

Ре­аль­но Ки­тай по­ка что вы­де­лил Во­сточ­ной Ев­ро­пе не так уж мно­го средств. Неко­то­рые экс­пер­ты по­ла­га­ют, что за ки­тай­ски­ми дей­стви­я­ми ни­ка­кой осо­бой стра­те­гии не сто­ит от­ча­сти вви­ду раз­мы­то­сти са­мой ини­ци­а­ти­вы «Один по­яс и один путь», а так­же из-за рос­сий­ско-укра­ин­ской вой­ны, ко­то­рая по­ка что по­ста­ви­ла крест на пря­мой же­лез­но­до­рож­ной вет­ке из Азии в Бу­да­пешт. Про­ек­ты сме­сти­лись на се­вер, в Бе­ла­русь и Поль­шу.

Не­смот­ря на неко­то­рую непо­сле­до­ва­тель­ность, ки­тай­ские экс­пер­ты го­во­рят, что Пе­кин все же на­ме­рен «пе­ре­кро­ить ми­ро­вую эко­но­ми­че­скую гео­гра­фию», в том чис­ле рас­ши­рив до­ступ в Ев­ро­пу. В рам­ках Ази­ат­ско­го бан­ка ин­фра­струк­тур­ных ин­ве­сти­ций вме­сте с ЕБРР, Азер­бай­джа­ном, Гру­зи­ей и Тур­ци­ей по­стро­ен Тран­са­на­то­лий­ский га­зо­про­вод.

В этой стра­те­гии, впро­чем, все ча­ще про­ис­хо­дят неуда­чи. Так, Ки­тай по­обе­щал Сло­ве­нии 1,3 млрд ев­ро на же­лез­ную до­ро­гу в об­мен на 99-лет­нюю арен­ду пор­та Ко­пер. Но Сло­ве­ния от­ка­за­лась, и те­перь

Ки­тай — ос­нов­ной дер­жа­тель дол­гов Шри-Лан­ки и Маль­див. До­хо­дов этих стран не хва­та­ет, что­бы хо­тя бы га­сить про­цен­ты по взя­тым у КНР кре­ди­там, не го­во­ря уже об умень­ше­нии те­ла дол­га Âам есть ÷тос каçать по те­ме ста­тьи? Ïиøи­те нам на ýлек­трон­ную по÷туmaxim. mikhaylenko@ukr.net

про­ек­том за­ни­ма­ют­ся не­мец­кие и ав­стрий­ские фир­мы.

Не­вер­ные рас­че­ты се­рьез­но ослож­ни­ли стро­и­тель­ство ско­рост­ной ма­ги­стра­ли Бу­да­пешт–Бел­град. Идео­лог это­го на­чи­на­ния пре­мьер-ми­нистр Вен­грии Вик­тор Ор­бан пред­по­ла­гал от­дать кон­тракт ки­тай­ской сто­роне без тен­де­ра, про­сто в знак укреп­ле­ния от­но­ше­ний и что­бы по­злить ру­ко­вод­ство ЕС. Со­ору­же­ние вет­ки об­щей сто­и­мо­стью $2,89 млрд при по­мо­щи ки­тай­ских под­ряд­чи­ков долж­но бы­ло на­чать­ся в 2014 г., но Ев­ро­ко­мис­сия от­кры­ла раз­би­ра­тель­ство про­тив Бу­да­пешта за то, что тот про­игно­ри­ро­вал тен­дер­ное за­ко­но­да­тель­ство ЕС и от­дал за­каз без кон­кур­са Пе­ки­ну. В ок­тяб­ре 2017 г. Вен­грию все же вы­ну­ди­ли от­ме­нить сдел­ку и от­крыть тен­дер. Здесь рас­че­ты ки­тай­ских вла­стей по­лу­чить круп­ный пре­стиж­ный под­ряд в Ев­ро­пе на­толк­ну­лись на ин­сти­ту­ци­о­наль­ные огра­ни­че­ния. Да и кре­ди­ты во­сточ­ным стра­нам Со­ю­за не так уж необ­хо­ди­мы по­сле сни­же­ния ста­вок в ев­ро­зоне до ну­ля.

Но в кри­зис­ную ста­дию вхо­дит экс­пан­сия Ки­тая не толь­ко в Ев­ро­пе. В кон­це ав­гу­ста Мос­ков­ский центр Кар­не­ги опуб­ли­ко­вал ис­сле­до­ва­ние Ми­ха­и­ла Ко­ро­сти­ко­ва, по­свя­щен­ное «кол­до­би­нам» Но­во­го шел­ко­во­го пу­ти. По су­ти, смысл про­блем — из­бы­ток де­нег у Ки­тая и склон­ность рас­хо­до­вать их все ме­нее ра­ци­о­наль­но.

Так, пре­мьер-ми­нистр Ма­лай­зии Ма­хатхир Мо­хам­мад за­явил, что кре­ди­ты, ко­то­рые Ки­тай на­вя­зал Ма­лай­зии, ка­баль­ные, по­это­му вы­пла­чи­вать их он не на­ме­рен, а на­ме­рен пе­ре­смат­ри­вать. Важ­но, что про­ек­ты бы­ли оста­нов­ле­ны в се­ре­дине пу­ти, ко­гда Exim Bank уже вы­де­лил око­ло $5 млрд из $20–22 млрд, в ко­то­рые Ма­лай­зии обо­шлись бы два га­зо­про­во­да и же­лез­ная до­ро­га.

На­брав бо­лее по­лу­то­ра ты­сяч про­ек­тов в 78 стра­нах «По­я­са и пу­ти», ки­тай­ские ком­па­нии столк­ну­лись с труд­но­стя­ми. Ос­нов­ная пре­тен­зия, ко­то­рую предъ­яв­ля­ют к «По­я­су и пу­ти», — он уве­ли­чи­ва­ет рис­ки де­фол­та в раз­ви­ва­ю­щих­ся стра­нах с неста­биль­ной эко­но­ми­кой.

Об этом го­во­рит, на­при­мер, ис­сле­до­ва­ние ва­шинг­тон­ско­го Center for Global Development. Из 68 стран, ак­тив­но во­вле­чен­ных в «Путь», они вы­де­ли­ли сна­ча­ла 23 стра­ны с кре­дит­ным рей­тин­гом ни­же ин­ве­сти­ци­он­но­го, а за­тем во­семь, на­хо­дя­щих­ся в зоне наи­боль­ше­го рис­ка. Это Джи­бу­ти, Кир­ги­зия, Ла­ос, Маль­ди­вы, Мон­го­лия, Па­ки­стан, Та­джи­ки­стан и Чер­но­го­рия.

Во всех этих стра­нах, как по­ла­га­ют ис­сле­до­ва­те­ли, госдолг к кон­цу 2018 г. дол­жен пре­вы­сить 50% ВВП, ес­ли они по­лу­чат от Ки­тая кре­дит­ные день­ги. При этом у Джи­бу­ти, Мон­го­лии и Чер­но­го­рии он пре­вы­сит 80%, а у Маль­див со­ста­вит око­ло 109%. Усло­вия предо­став­ле­ния ки­тай­ских кре­ди­тов ва­рьи­ру­ют­ся от по­чти бес­про­цент­ных в неко­то­рых про­ек­тах в Па­ки­стане до ком­мер­че­ских в Джи­бу­ти.

Вит­ри­ны и кап­ка­ны

Па­ки­стан — ми­ро­вая вит­ри­на со­труд­ни­че­ства с Ки­та­ем. Ис­ла­ма­бад фак­ти­че­ски до­ве­рил Ки­таю свою про­мыш­лен­ную по­ли­ти­ку и в рам­ках Ки­тай­ско-па­ки­стан­ско­го эко­но­ми­че­ско­го ко­ри­до­ра (КПЭК) вы­звал­ся при­нять $62 млрд ки­тай­ских ин­ве­сти­ций (21,8% ВВП), с тем что­бы транс­порт­ная, аг­рар­ная и про­мыш­лен­ная си­сте­мы стра­ны бы­ли сши­ты с ки­тай­ской. Ес­ли в са­мом на­ча­ле со­труд­ни­че­ства с Ки­та­ем (по­ка за­пу­ще­но про­ек­тов на $19 млрд из $62 млрд) стра­на объ­явит де­фолт, то это ста­нет страш­ным уда­ром по ими­джу Пе­ки­на.

В де­каб­ре 2017 г. Шри-Лан­ке при­шлось пе­ре­дать Ки­таю в поль­зо­ва­ние на 99 лет порт Хам­бан­то­та и при­ле­га­ю­щую к нему тер­ри­то­рию, что­бы умень­шить свои обя­за­тель­ства. Порт был по­стро­ен на ки­тай­ские кре­ди­ты в 2010 г. и сра­зу же на­чал ге­не­ри­ро­вать убыт­ки: про­ект с са­мо­го на­ча­ла был об­ре­чен, от него от­ка­за­лись все меж­ду­на­род­ные кре­ди­то­ры и Ин­дия, тра­ди­ци­он­ный со­юз­ник и ин­ве­стор. Ко­гда взяв­ший у Ки­тая кре­дит на стро­и­тель­ство пор­та пре­зи­дент Ма­хин­да Ра­дж­пак­са про­иг­рал вы­бо­ры в 2015 г., но­вое пра­ви­тель­ство об­на­ру­жи­ло, что до­хо­дов стра­ны не хва­та­ет да­же на вы­пла­ту про­цен­тов по кре­ди­ту, не го­во­ря уже об умень­ше­нии его те­ла. В по­пыт­ке умень­шить обя­за­тель­ства порт пе­ре­да­ли тем, кто его стро­ил. Долг Шри-Лан­ки тем не ме­нее про­дол­жа­ет рас­ти: в 2018 г., по про­гно­зам Все­мир­но­го бан­ка, он со­ста­вит 77% ВВП, и на его опла­ту уй­дет 14,1% ВВП.

До 2012 г. в ин­дий­ской сфе­ре вли­я­ния на­хо­ди­лись Маль­ди­вы, у Ки­тая там да­же не бы­ло по­соль­ства. В 2013 г. пре­зи­дент­ские вы­бо­ры вы­иг­рал Аб­дул­ла Ямин и рез­ко из­ме­нил курс стра­ны. Он под­пи­сал с Ки­та­ем три боль­шие сдел­ки: на ре­кон­струк­цию аэро­пор­та ($800 млн), стро­и­тель­ство воз­ле него Ки­тай­ско- Маль­ди­вско­го мо­ста друж­бы ($224,2 млн, в том чис­ле 93,6% — грант и кре­дит пра­ви­тель­ства КНР), а так­же на по­строй­ку пор­та. Все это по­вы­си­ло дол­го­вую на­груз­ку кро­шеч­ной на­ции до 60% ВВП и сде­ла­ло Ки­тай ос­нов­ным дер­жа­те­лем ее дол­гов.

Ко­неч­но, Ки­тай мо­жет про­сто спи­сать долг, ес­ли ви­дит, что стра­на все рав­но не в со­сто­я­нии его от­дать в обо­зри­мой пер­спек­ти­ве и его на­ли­чие ухуд­ша­ет с ней от­но­ше­ния. Так про­изо­шло, к при­ме­ру, с Зим­баб­ве, Мо­зам­би­ком, Йе­ме­ном и неко­то­ры­ми дру­ги­ми стра­на­ми. На­при­мер, в ок­тяб­ре 2017 г. Ки­тай со­гла­сил­ся спи­сать Мо­зам­би­ку $36 млн и тут же под­пи­сал кон­тракт на стро­и­тель­ство на ки­тай­ский кре­дит аэро­пор­та сто­и­мо­стью $60 млн.

В из­лиш­ней люб­ви к Пе­ки­ну об­ви­ня­ют те­перь и быв­шее ру­ко­вод­ство Не­па­ла. В но­яб­ре 2017 г. но­вое пра­ви­тель­ство стра­ны объ­яви­ло о том, что от­ме­ня­ет за­клю­чен­ный с ки­тай­ской ком­па­ни­ей Gezhouba Water and Power Co. Ltd. кон­тракт на $2,5 млрд на стро­и­тель­ство гид­ро­элек­тро­стан­ции Буд­хи-Ганда­ки.

Дру­гой при­мер — Ин­до­не­зия, где се­рьез­но за­дер­жи­ва­ет­ся стро­и­тель­ство 142 км же­лез­но­до­рож­ной вет­ки Джа­кар­та—Бан­дунг об­щей сто­и­мо­стью $5,9 млрд. Кон­тракт на ее стро­и­тель­ство Ки­тай пе­ре­хва­тил у Япо­нии в 2015 г. Сов­мест­ная ин­до­не­зий­ско­ки­тай­ская ком­па­ния Kereta Cepat Indonesia China долж­на бы­ла най­ти спо­соб при­об­ре­сти 550 га зем­ли, по ко­то­рой пред­по­ло­жи­тель­но прой­дет до­ро­га. Но по­сле за­пус­ка про­ек­та вы­яс­ни­лось, что ин­до­не­зий­ские фер­ме­ры, биз­не­сме­ны и му­ни­ци­па­ли­те­ты не спе­шат про­да­вать эти зем­ли: их не устра­и­ва­ет пред­ло­жен­ная це­на и ослож­не­ния от то­го, что тер­ри­то­рию раз­ре­жут же­лез­ной до­ро­гой.

Еще при­мер — Мьян­ма. В де­каб­ре 2017 г. пер­вое за дол­гие го­ды де­мо­кра­ти­че­ское пра­ви­тель­ство Мьян­мы от­ме­ни­ло кон­тракт на стро­и­тель­ство круп­ней­ше­го в стране неф­те­пе­ре­ра­ба­ты­ва­ю­ще­го за­во­да близ го­ро­да Та­вой сто­и­мо­стью $2,6 млрд. За­вод долж­на бы­ла стро­ить ком­па­ния Guangdong Zhenrong Energy Co., но за два го­да по­сле под­пи­са­ния со­гла­ше­ния ки­тай­цы так и не на­ча­ли стро­и­тель­ство.

Ес­ли чис­ло про­валь­ных про­ек­тов «Пу­ти» про­дол­жит рас­ти, это бу­дет озна­чать неуда­чу всей идеи экс­пор­та ки­тай­ской мо­де­ли раз­ви­тия и на­не­сет силь­ный удар по по­зи­ци­ям Си Цзинь­пи­на, ко­то­рый фак­ти­че­ски за­ме­нил этой сво­ей ини­ци­а­ти­вой всю внеш­не­эко­но­ми­че­скую де­я­тель­ность стра­ны. Что ка­са­ет­ся по­ли­ти­ки в от­но­ше­нии КНДР и Ира­на, то Пе­ки­ну меж­ду­на­род­ные санк­ции вы­год­ны: в 2017 г. на Ки­тай при­хо­ди­лось 83% внеш­ней тор­гов­ли КНДР и он стал вто­рым по зна­чи­мо­сти тор­го­вым парт­не­ром Ира­на по­сле ОАЭ.

На де­ле же ки­тай­ские ин­ве­сти­ции про­дол­жа­ют в ос­нов­ном ид­ти в ЕС и США. По­это­му Пе­ки­ну при­дет­ся ид­ти на уступ­ки и Брюс­се­лю, и Ва­шинг­то­ну. Во­прос лишь в том, да­дут ли Ки­таю со­хра­нить ли­цо.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.