Вто­рая ко­жа

VOGUE UA - - ДЕКАБРЬ -

Жан-клод Жит­руа – изоб­ре­та­тель стрет­че­вой ко­жи

Сю­зан Барч, легендарного им­пре­са­рио, на­зы­ва­ют «ма­те­рью Те­ре­зой в бле­стя­щих стрин­гах», а ее ивен­ты – haute couture

в сфе­ре ве­че­ри­нок

сю­зан Барч, как и ее ве­че­рин­ки, на­по­ми­на­ет смесь рей­ва, мас­ка­ра­да и по­ка­за вы­со­кой мо­ды. Она на­зы­ва­ет се­бя «ор­га­ни­за­то­ром ме­ро­при­я­тий, арт-ди­рек­то­ром, сти­ли­стом, ку­ра­то­ром и свет­ской ба­боч­кой» и пре­вра­ща­ет в те­атр все, к че­му при­ка­са­ет­ся. Чет­вер­тое де­ся­ти­ле­тие под­ряд Барч под­дер­жи­ва­ет кутюр­ный под­ход к ор­га­ни­за­ции ме­ро­при­я­тий и сво­ей внеш­но­сти: что­бы под­го­то­вить ма­ки­яж, при­чес­ку и об­раз, ей нуж­ны сут­ки. Во­семь­де­сят сво­их са­мых ярких на­ря­дов, во гла­ве с ими­ти­ру­ю­щим го­лое те­ло сва­деб­ным ко­жа­ным ком­би­не­зо­ном и фа­той в ви­де яй­ца, Барч по­ка­зы­ва­ет на вы­став­ке Fashion Underground: The World of Susan Bartsch в нью-йорк­ском Му­зее мо­ды FIT.

Ка­рье­ра Барч на­ча­лась с мо­ды. Уро­жен­ка ре­ли­ги­оз­ной швей­цар­ской глу­бин­ки, она жи­ла в Лон­доне и пе­ре­еха­ла в Нью-йорк, где от­кры­ла бу­тик мо­ло­дых бри­тан­ских ди­зай­не­ров - на­хо­дясь в стране по ту­ри­сти­че­ской ви­зе. «В 1980-х я дру­жи­ла со мно­ги­ми пред­ста­ви­те­ля­ми лон­дон­ско­го мод­но­го ан­дер­гра­ун­да. Я ску­ча­ла по ним, их на­ря­дам и энер­гии. Это­го не хва­та­ло в Нью-йор­ке, и я ре­ши­ла вос­пол­нить про­бел. У ме­ня не бы­ло ни де­нег, ни ин­ве­сти­ций – ди­зай­не­ры да­ва­ли мне ве­щи «на ре­а­ли­за­цию», а вла­де­лец по­ме­ще­ния сдал его за бес­це­нок, по­то­му что ве­рил в про­ект. Эта ис­то­рия – при­мер то­го, что до­ро­гу оси­лит иду­щий».

Сле­ду­ю­щим при­ме­ром ста­ла пер­вая ве­че­рин­ка Барч в клу­бе Savage под Chelsea Hotel, с ко­то­рой на­ча­лась но­вая эра нью-йорк­ской клуб­ной куль­ту­ры. Она объ­еди­ни­ла рос­кошь и ули­цу, свет и по­лу­свет, суб­куль­ту­ру ЛГБТ и ту­сов­щи­ков тра­ди­ци­он­ной ори­ен­та­ции. «Я меч­та­ла о та­ком ме­сте, ку­да кли­ен­ты мо­е­го бу­ти­ка мог­ли бы на­деть куп­лен­ные там фан­та­сти­че­ские на­ря­ды. Я пло­хо пред­став­ля­ла се­бе ре­зуль­тат. Но ка­кие-то лю­ди де­ла­ли дис­ко­те­ку 1970-х в се­ре­дине 1980-х. Это ка­за­лось со­всем непра­виль­ным – и от­то­го ужас­но мне нра­ви­лось. Я ре­ши­ла устра­и­вать там ве­че­рин­ки по втор­ни­кам. На первую при­шло око­ло ты­ся­чи че­ло­век, раз­ря­жен­ных в пух и прах. Ин­ту­и­ция ме­ня не под­ве­ла».

Боль­ше все­го Барч гор­дит­ся сво­им «Ба­лом люб­ви» 1989-го го­да. Чу­тье по­мог­ло ей пря­мо на ве­че­рин­ке со­брать 2,5 млн дол­ла­ров на борь­бу со СПИДОМ. «Боль­шин­ство мо­их дру­зей ли­бо бы­ли боль­ны СПИДОМ, ли­бо уже умер­ли. Мне при­шлось пе­ре­черк­нуть по­ло­ви­ну те­ле­фон­ной кни­ги, я чув­ство­ва­ла се­бя опу­сто­шен­ной. Боль нуж­но бы­ло на­пра­вить в кон­струк­тив­ное рус­ло. Я бы­ва­ла на Harlem House Balls (ве­че­рин­ки Лгбт-со­об­ще­ства, где драг-ко­ро­ле­вы со­рев­но­ва­лись, у ко­го луч­ше на­ряд и кто ис­кус­нее тан­цу­ет vogue, и по­лу­ча­ли за это при­зы – так на­зы­ва­е­мые balls). И ре­ши­ла сде­лать «Бал люб­ви» по их об­ра­зу и по­до­бию – с конкурсами, тан­ца­ми и драг-ко­ро­ле­ва­ми в ди­ких на­ря­дах. Так об­ще­ство узна­ло о суб­куль­ту­ре ЛГБТ и ее про­бле­мах».

Барч не пом­нит за со­бой про­валь­ных ме­ро­при­я­тий, но слу­ча­лись недо­ра­бот­ки. На­при­мер, ве­че­рин­ка му­зея Мoma PS1 и ее afterparty. «Я де­ла­ла два ме­ро­при­я­тия в од­ну ночь – в Moma, а за­тем в «сы­ром» про­стран­стве, ку­да мы вез­ли все: свет, звук, экс­по­зи­цию и да­же туа­ле­ты. Это бы­ло слож­но са­мо по се­бе, к то­му же мы недо­оце­ни­ли соб­ствен­ную по­пу­ляр­ность. У две­рей об­ра­зо­ва­лась дав­ка, но в ито­ге все хо­ро­шо по­ве­се­ли­лись».

Фор­му­ла удач­ной ве­че­рин­ки от Барч: «хо­ро­шая му­зы­ка (сре­ди ра­бо­та­ю­щих сей­час ди­дже­ев она вы­де­ля­ет Amber Valentine, One-half Nelson, JD Samson, Carry Nation, Valissa Yoe), пра­виль­ный свет, про­стран­ство и микс лю­дей – ва­жен имен­но микс, а не про­пор­ция. Обо­жаю ре­бят, ко­то­рые лю­бят на­ря­жать­ся. И нечто неуло­ви­мое – ду­ша ту­сов­ки. Лю­ди, ко­то­рые ве­се­лят­ся, флир­ту­ют и тан­цу­ют вме­сте,– это вол­шеб­ство».

Сей­час она устра­и­ва­ет вол­шеб­ство не ре­же ра­за в ме­сяц, а в осталь­ное вре­мя пла­ни­ру­ет ми­ро­вое турне соб­ствен­ной вы­став­ки, де­ла­ет ли­нию на­клад­ных рес­ниц с M.A.C Cosmetics, сни­ма­ет до­ку­мен­таль­ный фильм, пи­шет автобиографию и хо­дит на ве­че­рин­ки. «Вы­би­рая ме­ста для ве­че­ри­нок, я обыч­но плы­ву по те­че­нию, но од­но из мо­их лю­би­мых – Kunst в Бруклине». Она долж­на бы­ла бы уже устать от шу­ма, но для Барч су­ще­ству­ет толь­ко од­но пра­ви­ло – на­ру­шать пра­ви­ла. «Я ни­ко­гда не устаю от ве­че­ри­нок. Я люб­лю смот­реть, как лю­ди са­мо­вы­ра­жа­ют­ся, и я люб­лю тан­це­вать: это моя фор­ма ме­ди­та­ции».

«ОБО­ЖАЮ РЕ­БЯТ, КО­ТО­РЫЕ ЛЮ­БЯТ НА­РЯ­ЖАТЬ­СЯ»

С Ан­ной Дел­ло Рус­со

С Тье­ри Мю­г­ле­ром

С Мар­ком Джей­коб­сом

С Ри­кар­до Ти­ши С Ди­ном и Дэном

Кей­те­на­ми С Джор­джи­ей Мэй Джаг­гер С Алек­сан­дром Вэн­гом

С Жан-по­лем Го­тье

С Йод­жи Яма­мо­то

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.