Па­ра ненор­маль­ных

VOGUE UA - - ДЕКАБРЬ -

Ли­тов­ский элек­трон­ный ду­эт Beissoul&einius по­ко­ря­ет Укра­и­ну му­зы­кой, сти­лем и гу­ма­низ­мом

На­ка­нуне Но­во­го го­да, ко­гда во всех те­ат­рах ми­ра стря­хи­ва­ют пыль со «Щел­кун­чи­ка» и со­би­ра­ют кас­су с лю­би­те­лей тра­ди­ци­он­ной празд­нич­ной сказ­ки, те­ле­про­дю­сер Оле­ся Но­ги­на

рас­ска­за­ла Vogue UA о лю­би­мых по­ста­нов­ках и «ба­лет­ных» пла­нах на ка­ни­ку­лы

Нет для ме­ня луч­ше­го раз­вле­че­ния, чем пу­те­ше­ствие. И су­ще­ствен­но укра­ша­ет лю­бое пу­те­ше­ствие ба­лет. Уик-энд в лю­бой сто­ли­це ми­ра или ка­ни­ку­лы в но­вом ре­ги­оне обыч­но я ста­ра­юсь сов­ме­стить с по­хо­дом на спек­такль. Или на­обо­рот: спе­ци­аль­но вы­би­раю марш­рут вы­ход­ных, ис­хо­дя из ре­пер­ту­а­ра глав­ных те­ат­ров ми­ра. Кто-то хо­чет по­пасть «на Ма­дон­ну», а я вот, на­при­мер, с ле­та охо­чусь за би­ле­том на Ба­рыш­ни­ко­ва, вы­сту­па­ю­ще­го в сле­ду­ю­щем го­ду в Ма­д­ри­де. Ко­неч­но, его Letter to a Man о Ни­жин­ском – ни­ка­кой не ба­лет, а спек­такль, но все же лю­бой жест Ми­ха­и­ла Ба­рыш­ни­ко­ва на сцене – это квинт­эс­сен­ция ис­кус­ства тан­ца.

«Те­атр уж по­лон, ло­жи бле­щут» – я в па­риж­ской Опе­ра Гарнье. По­пав ту­да впер­вые, бы­ла удив­ле­на: в но­яб­ре в рос­кош­ном те­ат­ре не ра­бо­тал гар­де­роб – зри­те­ли рас­са­жи­ва­лись в ло­жи с паль­то и курт­ка­ми в ру­ках. И для со­брав­ших­ся на contemporary-пре­мье­ру ба­ле­то­ма­нов это бы­ло де­лом при­выч­ным. В крас­но-зо­ло­том за­ле под рос­пи­ся­ми Ша­га­ла пуб­ли­ка «бли­ста­ла» в джин­сах и верх­ней одеж­де. Ни де­коль­те, ни брил­ли­ан­тов – чи­стый casual.

В тот ве­чер на ис­то­ри­че­ской сцене в ка­че­стве хо­рео­гра­фа де­бю­ти­ро­ва­ла кра­са­ви­ца-эту­аль Па­риж­ской на­ци­о­наль­ной опе­ры Ма­ри-аньес Жи­ло. Со­бы­тие рис­ко­ван­ное: все­мир­но при­знан­ная тан­цов­щи­ца при­вык­ла со­би­рать в этом за­ле ова­ции по­сле бле­стя­ще­го ис­пол­не­ния клас­си­че­ских и со­вре­мен­ных пар­тий, но те­перь вол­но­ва­лась в пер­вом ря­ду, впер­вые пред­став­ляя соб­ствен­ную по­ста­нов­ку. Че­го толь­ко не бы­ло в ее Sous apparence: муж­чи­ны на пу­ан­тах, ба­ле­ри­ны то­плес, по­ро­ло­но­вые ко­стю­мы елок и ра­кет, как у дет­ских ани­ма­то­ров, да толь­ко неве­се­лые,– и все это под саунд­трек си­рен, пред­ве­ща­ю­щих бом­бар­ди­ров­ки. То, как под вой си­ре­ны то­гда сколь­зи­ли тан­цов­щи­ки на кон­чи­ках паль­цев по сцене, для ме­ня ста­ло са­мым прон­зи­тель­ным об­ра­зом вой­ны – бо­лее эмо­ци­о­наль­ным, чем ви­део с пе­ре­до­вой в ны­неш­них на­ших но­во­стях. Моя дочь Со­фья то­гда толь­ко по­шла в пер­вый класс, и удер­жи­вать ее вни­ма­ние ма­ло ка­ко­му спек­так­лю уда­ва­лось, но эту по­ста­нов­ку она смот­ре­ла не от­ры­ва­ясь. Лишь из­ред­ка ше­по­том за­да­ва­ла мне во­про­сы: а сей­час что он ей ска­зал этим дви­же­ни­ем? а она ему? они же не умер­ли, а толь­ко усну­ли, прав­да?

Уви­деть Жи­ло на сцене Гарнье смо­гут те, кто ока­жет­ся в Па­ри­же на но­во­год­ние ка­ни­ку­лы. Весь де­кабрь, вплоть до 31-го чис­ла, 40-лет­няя Ма­ри-аньес бу­дет тан­це­вать в со­вер­шен­но но­вой по­ста­нов­ке Polyphonia / Creation / Le Sacre du Printemps на му­зы­ку Стра­вин­ско­го. Жи­ло сей­час все боль­ше ста­вит, а не тан­цу­ет – по­это­му шанс уви­деть ее на сцене я лич­но не упу­щу.

Наш сле­ду­ю­щий се­мей­ный по­ход на не­дет­ский ба­лет дал­ся мо­ей до­че­ри слож­нее. Мы пу­те­ше­ство­ва­ли по Ан­да­лу­сии: Ма­ла­га, Гра­на­да, Кор­до­ва, Рон­да, Ка­дис, Се­ви­лья… Марш­рут со­ста­ви­ли так, что­бы в Се­ви­лью по­пасть ак­ку­рат к стар­ту га­стро­лей бри­тан­ской труп­пы Уэй­на Мак­г­ре­го­ра Random Dance,– спа­си­бо му­жу: он учи­ты­ва­ет эти мои по­же­ла­ния ба­ле­то­ма­на-лю­би­те­ля. Ма­кгре­гор по­ка­зы­вал «Ато­мы», и эту выс­шую ба­лет­ную ма­те­ма­ти­ку мне при­шлось до­смат­ри­вать од­ной: слож­ное бес­сю­жет­ное contemporary в два ак­та му­жу и до­че­ри, что на­зы­ва­ет­ся, «не за­шло». Ме­ня же ил­лю­зия ха­о­тич­но­го дви­же­ния ат­ле­тич­ных тел за­во­ро­жи­ла. До че­го же стран­но бы­ло по­сле спек­так­ля ви­деть в ба­ре те­ат­ра ис­пол­ни­те­лей с бо­ка­ла­ми ви­на и го­рой ис­пан­ских та­пас: за два ча­са по­ста­нов­ки я бес­по­во­рот­но по­ве­ри­ла в бес­те­лес­ную при­ро­ду этих тан­цов­щи­ков. Этой зи­мой «Ато­мы» в оче­ред­ной раз от­прав­ля­ют­ся в боль­шой «аме­ри­кан­ский» тур: 1 де­каб­ря вы­сту­пит в Ме­хи­ко, а в ян­ва­ре – в Сан-фран­цис­ко.

На­сто­я­щим се­мей­ным празд­ни­ком стал наш по­ход на пре­мье­ру ба­лет­но­го мю­зик­ла On Your Toes в Нью-йор­ке. На Бро­д­вее с дра­ма­ти­че­ской ро­лью эк­заль­ти­ро­ван­ной ба­лет­ной при­мы де­бю­ти­ро­ва­ла Ирина Дво­ро­вен­ко – со­лист­ка American Ballet Theatre и вы­пуск­ни­ца Ки­ев­ско­го хо­рео­гра­фи­че­ско­го учи­ли­ща. С Ири­ной и ее му­жем и од­но­вре­мен­но сце­ни­че­ским парт­не­ром Мак­си­мом Бе­ло­цер­ков­ским я зна­ко­ма с тех пор, ко­гда ор­га­ни­зо­вы­ва­ла их вы­ступ­ле­ние в Ки­е­ве на це­ре­мо­нии «Са­мые стиль­ные укра­ин­ки» сво­е­го сай­та Jetsetter.ua. Вот уж где в са­мом де­ле «ло­жи бле­щут», так это в Нью-йор­ке. Оце­нить вос­ста­нов­лен­ную по­сле 30-лет­не­го пе­ре­ры­ва вер­сию легендарного мю­зик­ла со­брал­ся весь те­ат­раль­ный мир Боль­шо­го яб­ло­ка. Спек­такль ин­те­ре­сен удач­ным за­ме­сом ко­ме­дий­ной пье­сы, джа­зо­во­го мю­зик­ла и фраг­мен­тов клас­си­че­ско­го ба­ле­та. Да­ром что на весь Нью-йорк цве­ты в этот ве­чер Ирине по­да­ри­ли толь­ко мы с Со­фьей: не при­ня­то в Аме­ри­ке так че­ство­вать ар­ти­стов. За­то на­ши ро­зы хоть на ми­ну­ту мыс­лен­но вер­ну­ли Ири­ну в род­ной Киев – ведь здесь бы ее гри­мер­ка бы­ла устав­ле­на бла­го­уха­ю­щи­ми кор­зи­на­ми. Впро­чем, для праг­ма­тич­ной и це­ле­устрем­лен­ной при­мы хва­леб­ная ре­цен­зия в The New York Times на сле­ду­ю­щее утро яв­но при­нес­ла боль­ше ра­до­сти.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.