Вы­зов Бро­шен

VOGUE UA - - ПРОФИЛЬ -

Сей­час эле­гант­ным клас­си­че­ским ве­щам-ин­ве­сти­ци­ям ме­сто на ан­тре­со­лях: в мо­де вы­зы­ва­ю­щий мак­си­ма­лизм. Рож­де­ние гл­эм­ко­ра при­вет­ству­ет Са­ра Хар­рис

Цвет. Ха­ос. Блест­ки. Про­зрач­ные тка­ни. Мир мо­ды ре­шил от­дох­нуть от осмот­ри­тель­но­сти. Изыс­кан­ность, эле­гант­ность и стиль усту­пи­ли ме­сто брос­кой и да­же шо­ки­ру­ю­щей мо­де. Вы­зы­ва­ю­щие на­ря­ды для ве­че­ри­нок дли­ной чуть ни­же по­я­са с безум­ным де­коль­те и по­все­мест­ны­ми блест­ка­ми за­по­ло­ни­ли подиумы. На пле­чах пла­тьев Saint Laurent бы­ли се­реб­ри­стые на­ро­сты, фор­мой (как, впро­чем, и раз­ме­ром) на­по­ми­на­ю­щие Сид­ней­скую опе­ру. На пла­тьях Balmain раз­ве­ва­лась уве­шан­ная стек­ля­ру­сом ба­хро­ма, а на Versace свер­ка­ли рас­ши­тые пай­ет­ка­ми круп­ные раз­но­цвет­ные бук­вы VERSACE. Впро­чем, для этих ма­рок мо­да все­гда бы­ла срод­ни бес­ко­неч­ной ве­че­рин­ке, а о по­яв­ле­нии но­во­го трен­да мож­но су­дить, ко­гда дру­гие, бо­лее сдер­жан­ные марки неожи­дан­но об­ра­ща­ют­ся к мак­си­ма­лиз­му.

На­при­мер, J. W. Anderson, со­вер­шен­но неожи­дан­но в сво­ей кол­лек­ции для Loewe об­ра­тив­ший­ся к пар­че ла­ме. Немыс­ли­мый до недав­не­го вре­ме­ни по­во­рот со­бы­тий. Ка­жет­ся, это пер­вый раз, ко­гда за глян­це­вую син­те­ти­ку бе­рет­ся Дом, из­вест­ный сво­им сдер­жан­ным изыс­кан­ным сти­лем и при­вер­жен­но­стью к ко­же нап­па теп­лых бе­же­вых от­тен­ков. Андерсон, по­хо­же, ре­шил отой­ти от при­выч­но­го ин­тел­ли­гент­но­го об­ра­за. Не стал ис­клю­че­ни­ем и его имен­ной лей­бл, пре­об­ра­зив­ший­ся под вли­я­ни­ем эс­те­ти­ки 1980-х (ко­то­рые ста­ли глав­ной те­мой се­зо­на) с их об­жи­га­ю­щей палитрой жар­ких от­тен­ков (дерз­кая би­рю­за, пур­пур и по­жар­ный крас­ный), при­прав­лен­ных ще­пот­кой ме­тал­ли­ка.

Да­же Фи­би Фай­ло – и той, по­хо­же, на­до­е­ли неиз­мен­но вы­ве­рен­ные, чи­стые ли­нии. Асим­мет­рич­ные по­до­лы, пу­ши­стые пом­по­ны раз­ме­ром с фут­боль­ный мяч, пыш­ная ме­хо­вая ото­роч­ка воротников и ман­жет, экс­цен­трич­ный принт под зеб­ру и взры­вы крас­но­го, оран­же­во­го и жел­то­го. По ее соб­ствен­ным сло­вам, эта кол­лек­ция Céline ба­лан­си­ру­ет на гра­ни безу­мия. Минимализм пе­ре­стал быть глав­ным ори­ен­ти­ром для luxury-ма­рок.

Впро­чем, как и норм­кор – тренд на ни­чем не при­ме­ча­тель­ную, но при этом функ­ци­о­наль­ную одеж­ду, ко­то­рый в 2014 го­ду про­нес­ся по всем ми­ро­вым мод­ным сто­ли­цам от Нью-йор­ка до Лон­до­на. По­стро­ен­ный на идее анонимности и стрем­ле­нии вы­гля­деть «как все» и «не вы­де­лять­ся», этот стиль по­явил­ся в тот мо­мент, ко­гда мир мо­ды пре­сы­тил­ся прин­та­ми. С мод­ны­ми тен­ден­ци­я­ми все­гда так: они пред­став­ля­ют со­бой ре­ак­цию на преды­ду­щий тренд, и норм­кор стал свое­об­раз­ным спо­со­бом из­ба­вить­ся от по­сле­вку­сия, ко­то­рое оста­лось от всей этой пест­ро­ты. «Норм­кор мертв. По­ку­па­те­лям на­до­е­ла по­сто­ян­ная эко­но­мия, ка­кой бы по­лез­ной она ни бы­ла для их ко­шель­ка, как и са­ма идея нор­маль­но­сти»,– уве­рен Мар­тин Рей­монд, один из ос­но­ва­те­лей агент­ства Future Laboratory, ко­то­рое за­ни­ма­ет­ся ана­ли­зом и про­гно­зом мод­ных тен­ден­ций. «Со­вер­шен­но обос­но­ван­но боль­шое чис­ло по­ку­па­те­лей ре­ши­ли: «Мы боль­ше не хо­тим так жить. Кри­зис за­кан­чи­ва­ет­ся, и нам на­до­е­ло эко­но­мить». И об­ра­ти­лись к гл­эм­ко­ру».

Пи­тер Дун­дас, ко­то­рый был на «ты» с гл­эм­ко­ром за­дол­го до то­го, как этот тер­мин во­шел в fashion-оби­ход, при­вет­ству­ет но­вое ве­я­ние. «Я со­здаю одеж­ду не для сла­бых ду­хом. Моя эс­те­ти­ка вос­пе­ва­ет те­ло и са­му жизнь,– го­во­рит дизайнер, не­дав­но по­ки­нув­ший Emilio Pucci, что­бы воз­гла­вить столь же яр­кий Дом Cavalli.– Мне нра­вит­ся одеж­да, в ко­то­рой жен­щи­на чув­ству­ет се­бя пре­крас­ной и же­лан­ной. Ме­ня вдох­нов­ля­ют ве­щи, ко­то­рые жен­щи­на хо­чет на­деть, а муж­чи­на – с нее снять».

Крас­ная ков­ро­вая до­рож­ка Met Gala, как лак­му­со­вая бу­маж­ка, вы­яв­ля­ет про­цес­сы, про­ис­хо­дя­щие в ми­ре мо­ды. В этом го­ду их оли­це­тво­ре­ни­ем ста­ли Энн Хэт­эу­эй в зо­ло­том пла­тье-ко­лонне с ка­пю­шо­ном, Ка­ра Де­ле­винь с рас­пи­сан­ны­ми бо­ди-арт­ом ру­ка­ми и гру­дью, Бейонсе и Джен­ни­фер Ло­пес в прак­ти­че­ски про­зрач­ных на­ря­дах со стра­за­ми, ед­ва при­кры­ва­ю­щих стра­те­ги­че­ски важ­ные ме­ста, и Со­ланж Ноулз в чем-то, очер­та­ни­я­ми и цве­том на­по­ми­на­ю­щем по­верх­ность Лу­ны.

Прак­тич­ность в та­ких ве­щах да­ле­ко не на пер­вом ме­сте. У ме­ня есть топ Saint Laurent в се­реб­ри­стых блест­ках, надев ко­то­рый я бо­юсь со­гнуть ру­ку в лок­те, что­бы не дай бог не раз­да­вить пай­ет­ки. И два­жды по­ду­маю, пре­жде чем взять бо­кал, по­то­му что для это­го нуж­но со­гнуть ру­ку на 90 гра­ду­сов. Еще ху­же, ко­гда зво­нит те­ле­фон.

По­это­му я не по­ни­маю, как у Ри­ан­ны во­об­ще по­лу­ча­лось пе­ре­дви­гать­ся в ее жел­той ман­тии на Ба­лу Ин­сти­ту­та ко­стю­ма. На ум при­хо­дят эпи­зо­ды из «Мо­ей боль­шой ши­кар­ной цы­ган­ской сва­дьбы», ко­гда юные неве­сты-дюй­мо­воч­ки с за­це­мен­ти­ро­ван­ны­ми ла­ком при­чес­ка­ми, за­тя­ну­тые в мо­ну­мен­таль­ные тво­ре­ния Тель­мы Ма­дин, пы­та­ют­ся усесть­ся в бе­лый ли­му­зин или ка­ре­ту, и все эти юб­ки с кри­но­ли­на­ми в са­мый непод­хо­дя­щий мо­мент ока­зы­ва­ют­ся пря­мо пе­ред их на­ру­мя­нен­ны­ми ли­ца­ми, пу­гая в первую оче­редь их са­мих.

Се­го­дня все зна­ют, что ав­то­ром 25-ки­ло­грам­мо­во­го яич­но-жел­то­го на­ря­да Ри­ан­ны ста­ла ма­ло­из­вест­ная у нас ки­та­ян­ка-кутю­рье Гуо Пей, стре­ми­тель­но про­сла­вив­ша­я­ся за

те ми­ну­ты, по­ка пе­ви­ца под­ни­ма­лась по лест­ни­це Мет­ро­по­ли­тен­му­зея. Ее на­ряд прак­ти­че­ски взорвал «Твит­тер» и «Ин­ста­грам».

«Пуб­лич­ные лю­ди чув­ству­ют, что про­сто обя­за­ны пред­стать в чем-то про­во­ка­ци­он­ном, на­ро­чи­том, а то и во­все вы­хо­дя­щем за рамки ра­зум­но­го,– счи­та­ет Лей­ла Ява­ри, fashion-ди­рек­тор ин­тер­нет-ма­га­зи­на Stylebop.com.– Я все­гда вос­хи­ща­юсь жен­щи­на­ми, ко­то­рые не бо­ят­ся рис­ко­вать и вы­би­ра­ют необыч­ные ве­щи, с удо­воль­стви­ем ло­мая все сте­рео­ти­пы. Это тор­же­ство ин­ди­ви­ду­аль­но­сти и бун­тар­ства – двух ве­щей, ко­то­рые ме­ня очень при­вле­ка­ют в лю­дях». Не по­след­нюю роль в этом сыг­ра­ли рас­ту­щая по­пу­ляр­ность streetstyle и по­валь­ное увле­че­ние сел­фи. «Вы­ход на но­вый fashion-уро­вень был неиз­бе­жен,– про­дол­жа­ет она.– Сей­час да­же при­знан­ным ав­то­ри­те­там при­хо­дит­ся до­ка­зы­вать свою смелость и уни­каль­ность, что­бы удер­жать вни­ма­ние лю­дей».

Ана­ли­ти­ки из Future Laboratory не­дав­но опи­са­ли но­вый тренд, ко­то­рый на­зы­ва­ет­ся Optimised Self и заключается в том, что­бы с по­мо­щью тех­но­ло­гий оп­ти­ми­зи­ро­вать свой внеш­ний вид, об­раз мыс­лей, со­сто­я­ние здо­ро­вья и гар­де­роб. «До­бавь­те к это­му со­ци­аль­ное ре­дак­ти­ро­ва­ние, ко­гда мы от­би­ра­ем луч­шие фото для сво­их стра­ниц в соц­се­тях, и куль­ту­ру улуч­шен­ной ре­аль­но­сти, ко­гда мы спе­ци­аль­но вы­би­ра­ем кра­си­вый фон для фо­то­гра­фий, что до­бав­ля­ет по­ло­жи­тель­ных от­зы­вов и «лай­ков» на стра­ни­це,– го­во­рит Рей­монд,– и уве­ли­чи­ва­ет та­ким об­ра­зом тя­гу лю­дей к гл­эм­ко­ру».

Преды­ду­щее по­ко­ле­ние изоб­ре­ло тер­мин «ве­щи-ин­ве­сти­ции». Его при­ду­ма­ли спе­ци­аль­но для то­го, что­бы жен­щи­ны не му­чи­лись угры­зе­ни­я­ми со­ве­сти, вы­кла­ды­вая че­ты­рех-, а то и пя­ти­знач­ные сум­мы за одеж­ду. Та­кие по­куп­ки тре­бо­ва­ли оправ­да­ния, для них нуж­на бы­ла при­чи­на или со­от­вет­ству­ю­щий кон­текст. Мы убеж­да­ли се­бя в том, что мо­жем поз­во­лить се­бе эту вещь, по­то­му что «она ни­ко­гда не вый­дет из мо­ды, это клас­си­ка, она все­гда бу­дет ак­ту­аль­ной». Брос­кие ве­щи – пол­ная про­ти­во­по­лож­ность мод­ным ин­ве­сти­ци­ям. Это «вещь на один вы­ход – но та­кой, что­бы у всех кры­шу снес­ло».

Как Джа­стин О’ШИ, воз­глав­ля­ю­щий отдел за­ку­пок он­лайн-ма­га­зи­на Mytheresa.com, спра­вил­ся с вы­бо­ром ве­щей в этом се­зоне? «Лег­ко,– от­ве­ча­ет он.– У ме­ня нын­че но­вое пра­ви­ло: чем безум­нее, тем луч­ше». Из лич­ных фа­во­ри­тов – нор­ко­вая шу­ба си­не­го «кляй­нов­ско­го» от­тен­ка в лео­пар­до­вых пят­нах Saint Laurent и ин­кру­сти­ро­ван­ные жем­чу­гом и зо­ло­том на­уш­ни­ки сто­и­мо­стью 3 тыс. ев­ро с по­ка­за Dolce & Gabbana. Лей­ла Ява­ри от­но­сит та­кие по­куп­ки к ка­те­го­рии «умру, ес­ли не куплю». «Ты по­сто­ян­но ду­ма­ешь об этой ве­щи, не­смот­ря на то что она мо­жет быть слиш­ком сме­лой, слиш­ком до­ро­гой или непрак­тич­ной. Мо­жет, ты и на­де­нешь ее все­го раз, но у те­бя му­раш­ки бе­гут по те­лу, сто­ит толь­ко пред­ста­вить се­бя в ней. И это чув­ство пе­ре­ве­ши­ва­ет все со­мне­ния»,– го­во­рит она.

Ре­шив­шись раз­ба­вить свой гар­де­роб, глав­ное – пом­нить, что не сто­ит сра­зу по­гру­жать­ся в гл­эм­кор с го­ло­вой. Луч­ше на­чать с ма­ло­го, осо­бен­но ес­ли гар­де­роб все­гда со­сто­ял из ми­ни­ма­лист­ских ве­щей: он не вы­дер­жит по­вы­шен­ной до­зы су­ма­сброд­ства. Взять хо­тя бы мой топ в пай­ет­ках Saint Laurent – его от­лич­но урав­но­ве­ши­ва­ет стро­гая бе­лая ру­баш­ка. Этим ле­том я ку­пи­ла па­ру тем­но-си­них брюк Céline, но на этот раз с яр­ко-крас­ным на­клад­ным кар­ма­ном сза­ди. Го­раз­до про­ще но­сить вы­зы­ва­ю­щие ве­щи, ес­ли при­вле­ка­ю­щая вни­ма­ние де­таль на­хо­дит­ся сза­ди – хо­тя бы по­то­му, что не при­хо­дит­ся весь день на нее смот­реть, пу­га­ясь соб­ствен­ной сме­ло­сти.

Яр­кий, на­сы­щен­ный цвет то­же мож­но но­сить в от­но­си­тель­но про­стой фор­ме. От­лич­ный ва­ри­ант – стро­гая ру­баш­ка или сви­тер ог­нен­но-крас­но­го цве­та, ко­то­рый в со­че­та­нии с си­ним или пе­соч­но-ко­рич­не­вым со­зда­ет рас­су­ди­тель­ный, ме­нее экс­цен­трич­ный, но все же до­ста­точ­но эф­фект­ный ан­самбль (Prada). В кол­лек­ци­ях мно­го под­хо­дя­щих ва­ри­ан­тов: от­дель­ные мо­де­ли из пест­рых, как ку­бик Ру­би­ка, кол­лек­ций J. Crew и Rosie Assouline, од­на из бе­лых блуз Rodarte с низ­ким де­коль­те (что­бы не впасть в гла­мур сериала «Ди­на­стия», сто­ит но­сить ее с пар­кой) и брюч­ный ко­стюм Gucci из цве­ти­сто­го жак­кар­да. Та­кой ко­стюм не­обя­за­тель­но но­сить как еди­ный ан­самбль: од­но­го жа­ке­та с джин­са­ми бу­дет до­ста­точ­но, что­бы об­ра­тить на се­бя вни­ма­ние.

Гл­эм­кор вы­хо­дит за рамки гар­де­роба, охва­ты­вая и дру­гие сто­ро­ны ста­тус­ной жиз­ни. В Бри­та­нии, на­при­мер, вме­сте с ро­стом эко­но­ми­ки уве­ли­чи­лись объ­е­мы про­даж шам­пан­ско­го и про­сек­ко. Кок­тейль се­зо­на – Aperol Spritz, а Old Fashioned усту­пил ме­сто New Fashioned (с до­бав­ле­ни­ем шам­пан­ско­го). «Сей­час мы на­блю­да­ем дви­же­ние в сто­ро­ну так на­зы­ва­е­мой «ис­кря­щей­ся куль­ту­ры»,– объ­яс­ня­ет Рей­монд.– Речь идет о лю­дях, ко­то­рые по­сле пе­ри­о­да стро­гой эко­но­мии ве­се­лят­ся и на­сла­жда­ют­ся жиз­нью – и хо­тят, что­бы все это ви­де­ли. Еще два го­да на­зад о та­ком не мог­ло быть и ре­чи».

«Мне ка­жет­ся, мир мо­ды от­ра­жа­ет про­цес­сы, про­ис­хо­дя­щие в ми­ре ис­кус­ства,– счи­та­ет Рут Че­п­мен, со­учре­ди­тель­ни­ца он­лайн-ма­га­зи­на Matchesfashion.com.– Се­го­дня ни­кто вас не осу­дит, ес­ли вы бу­де­те но­сить са­мые кра­си­вые, до­ро­гие и па­фос­ные ве­щи Valentino, да­же ес­ли они сто­ят бас­но­слов­ных де­нег. По­то­му что они го­во­рят ми­ру, что вы тяж­ко тру­ди­лись, что­бы иметь воз­мож­ность их се­бе поз­во­лить».

ДА­ЖЕ ПРИ­ЗНАН­НЫМ АВ­ТО­РИ­ТЕ­ТАМ ПРИ­ХО­ДИТ­СЯ ДО­КА­ЗЫ­ВАТЬ СВОЮ СМЕЛОСТЬ И УНИ­КАЛЬ­НОСТЬ, что­бы

УДЕР­ЖАТЬ ВНИ­МА­НИЕ ЛЮ­ДЕЙ

Паль­то из шер­сти,

са­по­ги из ко­жи, все – Dior; серьги из пла­сти­ка, J. W. Anderson

Фото: Alasdair Mclellan

Стиль: Kate Phelan

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.