Нос По ВЕТ­РУ

VOGUE UA - - ПАРФЮМЕРИЯ -

при­гла­ше­нию Hermès Але­на Пономаренко от­пра­ви­лась в Па­риж – и узна­ла, что сто­ит за зна­ме­ни­ты­ми аро­ма­та­ми До­ма

на ниж­нем эта­же до­ма № 24 по ули­це Фо­бур-сент-оно­ре, где рас­по­ло­жен глав­ный бу­тик Hermès, шум­но и мно­го­люд­но. Не­смот­ря на то что шел­ко­вый пла­ток здесь сто­ит 325 ев­ро, оче­редь в кас­су – как на пас­порт­ный кон­троль. На рыжих ко­жа­ных крес­лах у вхо­да си­дят ки­та­ец в крос­сов­ках и рус­ская де­вуш­ка в ши­ро­ко­по­лой шляпе. Мне объ­яс­ня­ют: с тех пор как ли­сты ожи­да­ния на зна­ме­ни­тые сум­ки Hermès от­ме­ни­ли, лю­ди го­то­вы про­си­жи­вать в бу­ти­ке сут­ка­ми – в на­деж­де, что в зал вы­не­сут но­вую Kelly или Birkin. Да, эти сум­ки дей­стви­тель­но безум­но по­пу­ляр­ны. Нет, «на­шить сра­зу и мно­го», что­бы удо­вле­тво­рить бе­ше­ный спрос, не вый­дет: про­из­вод­ство за­ви­сит от то­го, най­дет­ся ли до­ста­точ­ное ко­ли­че­ство ко­жи без­упреч­но­го ка­че­ства. Такая ко­жа – ред­кость, а дру­гую здесь не ис­поль­зу­ют: все, что вы­хо­дит под оран­же­вым ло­го с за­пря­жен­ным эки­па­жем, долж­но быть идеальным.

Спу­стя несколь­ко ми­нут, под­няв­шись че­рез сек­рет­ный вход, я ви­жу сквозь стек­лян­ную сте­ну, как де­ла­ют те са­мые сум­ки. А еще че­рез ми­ну­ту – встре­чаю Жан-кло­да Эл­ле­на, ко­то­рый слу­жит штат­ным «но­сом» Hermès. Это он со­здал око­ло 40 аро­ма­тов До­ма, в том чис­ле и Terre d’hermès с но­та­ми су­хо­го де­ре­ва, крем­ния и поч­вы, впер­вые в ис­то­рии ис­клю­чив из ком­по­зи­ции му­скус, ко­то­рый тра­ди­ци­он­но во­пло­щал чи­сто­ту. По­лу­чил­ся са­мый по­пу­ляр­ный муж­ской аро­мат Фран­ции.

Жан-кло­ду 68, он жи­вая ле­ген­да ми­ра аро­ма­тов, ге­ний со­вре­мен­ной пар­фю­ме­рии. У него без­упреч­ные бе­лые со­роч­ки (ко­неч­но, Hermès), лег­кий нрав и боль­ше 70 тво­ре­ний в ак­ти­ве. Не­смот­ря на свой оче­вид­но звезд­ный ста­тус, он по­сто­ян­но по-маль­чи­ше­ски хо­хо­чет, и я ви­жу, как он жа­ден до жиз­ни. За обе­дом мы го­во­рим о кино, жи­во­пи­си и ли­те­ра­ту­ре. «Ес­ли бы я не стал пар­фю­ме­ром, то стал бы пи­са­те­лем»,– го­во­рит Эл­ле­на. Клас­си­фи­ка­цию Hermès, со­глас­но ко­то­рой все вы­хо­дя­щие под мар­кой аро­ма­ты раз­де­ле­ны на «ро­ма­ны», «но­вел­лы» и «по­э­мы», при­ду­мал имен­но он. «Я поль­зу­юсь но­та­ми, что­бы рас­ска­зы­вать ис­то­рии. По­это­му лю­би­мых у ме­ня нет – как у пи­са­те­лей нет лю­би­мых слов, ко­то­рые они встав­ля­ли бы по­всю­ду»,– улы­ба­ет­ся пар­фю­мер, и от его глаз лу­ча­ми раз­бе­га­ют­ся мор­щин­ки.

Пар­фю­мер­ная ис­то­рия Hermès на­ча­лась в 1951 го­ду, ко­гда от ко­жи и шел­ка Дом шаг­нул к аро­ма­там. То­гда про­слав­лен­ный «нос» Эд­мон Руд­ниц­ка при­ду­мал Eau d’hermès, ко­то­рый пах как жен­ская сум­ка: мяг­кой, воз­душ­ной ко­жей от­лич­ной вы­дел­ки. А 10 лет спу­стя Жан-рене Гер­ра со­здал Calèche, по­стро­ен­ный на трех ки­тах фран­цуз­ской пар­фю­ме­рии: аль­де­ги­дах, ро­зе и жас­мине. Ис­то­рия длит­ся до сих пор, и Эл­ле­на при­леж­но впи­сы­ва­ет в нее все но­вые гла­вы. В 2003 го­ду он, вдох­нов­лен­ный Сре­ди­зем­но­мо­рьем, при­ду­мал аро­мат-сад. Пар­фю­мер дол­го ис­кал вдохновение, но все слу­чи­лось в один миг – ко­гда он смял пальцами лист ин­жир­но­го де­ре­ва. Так по­явил­ся Un Jardin En Méditerranée, спо­соб­ный с од­но­го вдо­ха пе­ре­не­сти в ки­па­ри­со­вую ро­щу, где, пе­ре­ме­жа­ясь оле­анд­ра­ми, рас­тет ин­жир и бла­го­уха­ет бер­га­мот. Со вре­ме­нем по­яви­лись «Са­ды Нила» и «Са­ды по­сле до­ждя». А по­том Эл­ле­на ре­шил, что в по­ис­ках но­вых «са­дов» и вдох­но­ве­ния со­всем не обя­за­тель­но ко­ле­сить по ми­ру,– и за пол­го­да на кры­ше особ­ня­ка на Фо­бур-сент-оно­ре вы­рос сад под от­кры­тым небом – с цве­ту­щей ла­ван­дой, пыш­ным роз­ма­ри­ном, ку­ста­ми роз, яб­ло­ня­ми и гру­ша­ми. А кол­лек­ция по­пол­ни­лась но­вым Un Jardin Sur Le Toit – «Са­дом на кры­ше».

Мы под­ни­ма­ем­ся на кры­шу – и я собственными гла­за­ми ви­жу, как в са­мом цен­тре Па­ри­жа, в двух ша­гах от Ели­сей­ско­го двор­ца, Лув­ра и ма­га­зи­нов, над цветами ле­та­ют пче­лы, а на де­ре­вьях рас­ка­чи­ва­ют­ся тол­стые ру­мя­ные гру­ши. Из них по­том пе­кут пи­ро­ги с со­ле­ной ка­ра­ме­лью – и по­да­ют тут же, в ре­сто­ране. И как-то очень быст­ро, за пи­ро­гом и ча­ем (са­хар в фор­ме бук­вы Н – Hermès), я по­ни­маю, что все эти «лю­бовь к жиз­ни», «рос­кошь», «руч­ная ра­бо­та» и «вни­ма­ние к де­та­лям» – вполне кон­крет­ные, ося­за­е­мые ве­щи. И они где-то очень ря­дом с про­сты­ми жи­тей­ски­ми ра­до­стя­ми.

Жан-клод Эл­ле­на жи­вет в про­ван­ском Ка­б­ри­се, где воз­дух пах­нет

луч­ше, чем духи Фраг­мент кни­ги ил­лю­стра­ций Фи­лип­па Дю­ма Parfums Nos Classiques Об­лож­ка кни­ги Жан-кло­да Эл­ле­на Perfume: The Alchemy of Scent

Мек­ка шо­по­го­ли­ков – флаг­ман­ский бу­тик Hermès. Здесь же рас­по­ла­га­ет­ся за­кры­тый му­зей До­ма, офис и ма­стер­ские, а на кры­ше раз­ме­сти­лись сад и ре­сто­ран

Тот са­мый сад на кры­ше по ули­це Фо­бур-сент-оно­ре, 24

Аро­ма­ты из се­рии «Са­ды» (Jardins): Un Jardin En Méditerranée, Un Jardin Sur Le Nil, Un Jardin Apres la Mousson, Un Jardin Sur Le Toit, Le Jardin de Monsieur Li, по­след­ний со­здан под впе­чат­ле­ни­ем от про­гу­лок по ки­тай­ским са­дам. В Укра­ине пар­фю­ме­рия Hermès экс­клю­зив­но пред­став­ле­на в ма­га­зи­нах Brocard и Bonjour

Кри­стин На­жель

В се­мье Hermès пополнение: к Жан-кло­ду Эл­ле­на при­со­еди­ни­лась Кри­стин На­жель. На сче­ту На­жель – око­ло ста аро­ма­тов, в том чис­ле SÌ Armani и Miss Dior Chérie. Она ста­ла «но­сом» во­пре­ки трем неглас­ным фран­цуз­ским пра­ви­лам, со­глас­но ко­то­рым пар­фю­мер дол­жен ро­дить­ся: а) в се­мье пар­фю­ме­ра; б) в Грас­се; в) маль­чи­ком. За­то она от­лич­но уме­ет пе­ре­да­вать чув­ства и эмо­ции че­рез за­па­хи. «Со­зда­ние аро­ма­тов – моя страсть»,– го­во­рит Кри­стин.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.