Во всем цве­те

VOGUE UA - - ИНТЕРЬЕР -

Дизайнер ин­те­рье­ров Ре­бе­ка Ко­ду­элл по­ка­за­ла укра­ин­ско­му Vogue свой жиз­не­ра­дост­ный дом в кон­сер­ва­тив­ном лон­дон­ском рай­оне Блум­с­бе­ри

Этот боль­шой ге­ор­ги­ан­ский дом в са­мом ин­тел­лек­ту­аль­ном лон­дон­ском рай­оне Блум­с­бе­ри – па­мят­ник ар­хи­тек­ту­ры II сте­пе­ни. Тут жи­вет it-girl и дизайнер ин­те­рье­ров Ре­бе­ка Ко­ду­элл со сво­им му­жем Ни­ком Дю­пар­том, фо­то­гра­фом и спе­ци­а­ли­стом по стро­и­тель­ству жи­лых до­мов. Вме­сте они ру­ко­во­дят агент­ством Rebekah Caudwell Design. На пер­вом эта­же до­ма рас­по­ла­га­ют­ся го­сти­ная, кух­ня и сто­ло­вая, на вто­ром – са­лон и ка­би­нет, а тре­тий и чет­вер­тый за­ни­ма­ют спаль­ни – для хо­зя­ев и го­стей.

Эта усадь­ба со­всем непо­хо­жа на до­ма, ко­то­рые при­хо­дят на ум при сло­вах «Блум­с­бе­ри» или «ге­ор­ги­ан­ский та­ун­ха­ус»: жи­ли­ще Ре­бе­ки и Ни­ка искрит­ся цве­том и энер­ги­ей.

«Мне нра­вит­ся на­ру­шать пра­ви­ла,– при­зна­ет­ся Ре­бе­ка.– Так веселее». Ее стиль ви­ден уже при вхо­де в ве­сти­бюль, устлан­ный ка­мен­ны­ми плитами. На стене – яр­кие пур­пур­ные, би­рю­зо­вые и жел­тые по­ло­сы, ко­то­рые пе­ре­кли­ка­ют­ся с пер­си­ко­вы­ми сту­лья­ми и глян­це­во-ро­зо­вой кон­со­лью. «Я хо­чу до­бить­ся эф­фек­та неожи­дан­но­сти, что­бы уже с по­ро­га по­ра­зить го­стей»,– го­во­рит она. За стро­гим фа­са­дом зда­ния в ге­ор­ги­ан­ском сти­ле пря­чет­ся ра­дост­ный, энер­гич­ный ин­те­рьер, ко­то­рый ско­рее мож­но встре­тить в Палм-спрингс, чем в пе­дан­тич­ном Блум­с­бе­ри. «Я со­здаю из цве­тов ком­по­зи­ции, и вме­сте они на­чи­на­ют зву­чать,– про­дол­жа­ет Ре­бе­ка.– Дом вли­я­ет на на­стро­е­ние. Так по­че­му бы не сде­лать его счаст­ли­вым?»

Этот ин­те­рьер – ее осо­знан­ный вы­бор. Ре­бе­ка не поз­во­ля­ла се­бе им­пуль­сив­ных ре­ше­ний: это вдум­чи­вая, глу­бо­кая вариация на клас­си­че­скую те­му, в ко­то­рой Ко­ду­элл от­лич­но под­ко­ва­на. Она по­лу­чи­ла ди­плом по ан­глий­ско­му язы­ку и ли­те­ра­ту­ре, пре­по­да­ва­ла ис­то­рию ис­кус­ства в Ита­лии, и ее ран­ние про­ек­ты «бук­валь­но уто­па­ли в ан­ти­ква­ри­а­те» – в ре­зуль­та­те Ре­бе­ка ста­ла на­сто­я­щим до­кой в клас­си­че­ских ин­те­рье­рах. «Что­бы

на­ру­шать пра­ви­ла, ты дол­жен их знать,– счи­та­ет она.– Точ­но так же аб­страк­ци­о­ни­сты вир­ту­оз­но вла­де­ют клас­си­че­ской тех­ни­кой жи­во­пи­си, а пи­са­тель-пост­мо­дер­нист зна­ет все тон­ко­сти по­стро­е­ния сю­же­та. Мои зна­ния поз­во­ля­ют мне сво­бод­но ва­рьи­ро­вать клас­си­ку и со­вре­мен­ное ис­кус­ство».

От­ча­сти этот ин­те­рьер – плод аме­ри­кан­ско­го вли­я­ния. Муж Ре­бе­ки Ник – аме­ри­ка­нец, па­ра вме­сте уже семь лет. Они встре­ти­лись в ба­ре в Клар­ке­ну­эл­ле. «На дне рож­де­ния об­ще­го дру­га,– вс­по­ми­на­ет Ник.– На­ши дру­зья дав­но хо­те­ли нас по­зна­ко­мить, о чем мы, к сча­стью, да­же не по­до­зре­ва­ли». Се­го­дня их жизнь про­хо­дит меж­ду Нью-йор­ком и Лон­до­ном, и Ник, в про­шлом успеш­ный ре­клам­ный агент, пе­ре­ква­ли­фи­ци­ро­вав­ший­ся в стро­и­те­ля и фо­то­гра­фа, вме­сте с Ре­бе­кой управ­ля­ет ее ди­зай­нер­ской фир­мой Rebekah Caudwell Design.

В от­ли­чие от Ре­бе­ки, ко­то­рая рос­ла по­сре­ди тем­ной ан­ти­квар­ной ме­бе­ли и по­ло­тен ста­рых мастеров, Ник про­во­дил школь­ные ка­ни­ку­лы в за­ли­том солн­цем Лос-ан­дже­ле­се и Палм-спрингс. Эти на пер­вый взгляд диа­мет­раль­но про­ти­во­по­лож­ные эс­те­ти­че­ские на­прав­ле­ния пре­крас­но ужи­ва­ют­ся в но­вом фир­мен­ном сти­ле Rebekah Caudwell Design.

«Ник вы­та­щил ме­ня из XVIII ве­ка в мир, пол­ный кра­сок. Хо­тя на са­мом де­ле он очень кон­сер­ва­ти­вен в от­но­ше­нии цве­та (его лю­би­мый от­те­нок – тем­но-си­ний) и вы­нуж­ден сле­по до­ве­рять мо­им цве­то­вым ре­ше­ни­ям. Так что, на­вер­ное, это не со­всем так. Я все­гда лю­би­ла цвет, и, ду­маю, это по­вли­я­ло на мой ди­зай­нер­ский стиль. Но имен­но Ник от­крыл для ме­ня мо­дерн се­ре­ди­ны про­шло­го ве­ка и бо­лее со­вре­мен­ные сти­ли»,– го­во­рит Ре­бе­ка. Она по­ка­зы­ва­ет лю­би­мый уго­лок в их до­ме, на цо­коль­ном эта­же, где стро­гая клас­си­че­ская ре­про­дук­ция Вер­ме­е­ра со­че­та­ет­ся с изящ­ным ита­льян­ским креслом 1950-х го­дов, а немыс­ли­мо вы­со­кие ге­ор­ги­ан­ские ок­на за­дра­пи­ро­ва­ны тка­нью Pierre Frey с тро­пи­че­ским прин­том в ду­хе фо­то­гра­фий Сли­ма Аа­рон­са.

«Для Ни­ка мо­дерн се­ре­ди­ны ХХ ве­ка и есть клас­си­ка,– рас­ска­зы­ва­ет Ре­бе­ка.– Гла­мур­ный об­раз ка­ли­фор­ний­ской пу­сты­ни на­все­гда от­пе­ча­тал­ся у него в со­зна­нии: этот осо­бен­ный зе­ле­но­ва­то-го­лу­бой цвет с вкрап­ле­ни­я­ми цит­ру­со­вых и зе­ле­ных от­тен­ков. Впро­чем, в ин­те­рье­ре это ско­рее мои цве­та. Из нас дво­их я мень­ше бо­юсь рис­ко­ван­ных ин­те­рьер­ных ре­ше­ний, бо­лее то­го – гор­жусь ими и хо­чу, что­бы это на­хо­ди­ло от­ра­же­ние в мо­их ра­бо­тах. Но имен­но он «под­са­дил» ме­ня на эту па­лит­ру». Ре­бе­ка, в свою оче­редь, по­ка­за­ла Ни­ку, что гар­мо­ния клас­си­че­ских про­из­ве­де­ний не утра­ти­ла ак­ту­аль­но­сти в со­вре­мен­ном ин­те­рье­ре. «Мы от­лич­ная ко­ман­да»,– го­во­рит она.

Дом в Лон­доне и быв­шая квар­ти­ра, а нын­че офис их ком­па­нии в нью-йорк­ском квар­та­ле Грин­вич-вил­лидж («Та­кой кро­хот­ный, что за­про­сто мог бы по­ме­стить­ся в од­ной из ком­нат это­го до­ма»,– шу­тит Ник), поз­во­ля­ют Ре­бе­ке чер­пать вдохновение по обе сто­ро­ны Ат­лан­ти­ки. «Ес­ли го­во­рить о цве­те, аме­ри­кан­ская тра­ди­ция ка­жет­ся бо­лее сме­лой»,– го­во­рит она, ссы­ла­ясь на изыс­кан­ную рос­кошь ди­зай­не­ра Кел­ли Уир­с­тлер, сме­лые ар­хи­тек­тур­ные решения Сти­ве­на Гам­бре­ла и иро­нич­ный шик ин­те­рье­ров Джо­на­та­на Ад­ле­ра.

Сме­лые решения тре­бу­ют мас­шта­бов, и щед­рые про­пор­ции лон­дон­ско­го до­ма ока­за­лись как нель­зя кста­ти для экс­пе­ри­мен­тов с яр­кой «аме­ри­кан­ской» палитрой. Это зда­ние с плос­ким фа­са­дом бы­ло по­стро­е­но в кон­це XVIII ве­ка, в 1960–70-х го­дах тут раз­ме­ща­лись бух­гал­тер­ские кон­то­ры, по­сле че­го оно сно­ва пре­вра­ти­лось в еди­ный жи­лой дом. «К сча­стью, он без по­терь пе­ре­жил ма­нию 70-х, ко­гда все бро­си­лись за­ме­нять ори­ги­наль­ный де­кор,– го­во­рит Ник.– У нас обо­их пе­ре­хва­ти­ло ды­ха­ние, ко­гда мы за­шли в го­сти­ную, а по­том уви­де­ли глав­ную спаль­ню».

Да­же не­смот­ря на скуч­ную бе­же­вую об­ста­нов­ку и по­лы ре­жу­щих глаз цве­тов, «это бы­ло иде­аль­ное ме­сто, ко­то­рое мы мог­ли вос­со­здать с ну­ля»,– вс­по­ми­на­ет Ре­бе­ка. Они на­ча­ли с то­го, что из­ба­ви­лись от чо­пор­ной («че­рес­чур се­рьез­ной») се­ро-ко­рич­не­вой от­дел­ки, сня­ли крас­ку с де­ре­вян­ных по­лов и с го­ло­вой по­гру­зи­лись в про­ни­зан­ную солн­цем би­рю­зо­во-зе­ле­ную па­лит­ру. «Как ви­ди­те, я не из тех, кто при­дер­жи­ва­ет­ся ста­ро­го пра­ви­ла не сме­ши­вать си­ний и зе­ле­ный,– го­во­рит Ре­бе­ка.– Это пра­ви­ло про­сто со­зда­но для то­го, что­бы его на­ру­шать».

Ни­че­го кра­моль­но­го она не ви­дит и в со­че­та­нии до­ро­гих и де­мо­кра­тич­ных ве­щей. «Все ос­нов­ные по­куп­ки я де­лаю в Graham and Green, West Elm и CB2,– рас­ска­зы­ва­ет Ре­бе­ка.– А по­том раз­бав­ляю их вин­таж­ны­ми штри­ха­ми. Это как но­сить пла­тье Topshop с по­я­сом Chanel – что, кста­ти, то­же вполне в мо­ем сти­ле».

И ес­ли со­здан­ные ею со­че­та­ния вы­зы­ва­ют у ко­го-то удив­ле­ние, что ж, ей это по ду­ше. «Я не стрем­люсь к иде­аль­но­му ин­те­рье­ру,– го­во­рит Ре­бе­ка.– Мне нра­вит­ся, ко­гда цве­та и ве­щи про­из­во­дят некий дис­со­нанс, что­бы при­влечь ва­ше вни­ма­ние. При этом в на­шей спальне, на­при­мер, я ис­поль­зо­ва­ла го­раз­до бо­лее мяг­кую, од­но­тон­ную па­лит­ру, что­бы со­здать ощу­ще­ние ми­ра и по­коя».

Бле­стя­щий ко­вер с до­бав­ле­ни­ем шел­ко­вой ни­ти при­да­ет ин­те­рье­ру во­сточ­ное оча­ро­ва­ние За ори­ги­наль­ны­ми ста­рин­ны­ми ка­ми­на­ми ди­зай­не­ры от­прав­ля­ют­ся

в Chesney’s

Дом в ге­ор­ги­ан­ском

сти­ле в Блум­с­бе­ри

при­знан па­мят­ни­ком ар­хи­тек­ту­ры

II сте­пе­ни

Ди­ва­ны Lampert и ска­мьи X-benches ра­бо­ты Джо­на­та­на Ад­ле­ра. Крас­ный шкаф из Sabina Danenberg Atelier. Мра­мор­ные сто­ли­ки с ла­тун­ны­ми нож­ка­ми и ин­кру­ста­ци­ей пер­ла­мут­ром от Nicola Falcone. Што­ры из мав­ри­кий­ско­го льна Pierre Frey

Стол марки Julian Chichester. Си­ние лакированные стел­ла­жи вы­пол­не­ны на за­каз. Сту­лья при­об­ре­те­ны в ма­га­зине Talisman. Кар­ти­на ра­бо­ты Силь­вии Кал­ме­жейн

Вин­таж­ный стул от Wren Home, кон­соль Graham & Green.

Ко­вер ра­бо­ты Ней­ши Кро­сленд для The Rug Company

гар­мо­ни­ру­ет с по­душ­кой из Heal’s

Обои Circus от Cole & Son. Ро­зо­вый ко­мод куп­лен в Talisman. Сту­лья – экс­клю­зив­ная ра­бо­та Джу­ли­а­на Чи­че­сте­ра – бы­ли куп­ле­ны на рас­про­да­же об­раз­цов. Круг­лый вин­таж­ный сто­лик Fornasetti При­кро­ват­ные тум­боч­ки, лам­па и кро­вать (с вы­пол­нен­ной на за­каз обив­кой) ра­бо­ты Джо­на­та­на Ад­ле­ра. Обои Cole & Son

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.