ХО­ТИМ БЫТЬ ИЗ­ВЕСТ­НОЙ ВО ВСЕМ МИ­РЕ»

VOGUE UA - - МУЗЫКА -

R’N’B. Укра­ин­ские и за­пад­ные жур­на­ли­сты уже успе­ли срав­нить во­кал Су­хо­ру­ко­вой и Ри­ан­ны, но на са­мом де­ле Ри­ан­на Со­ни­но­му диа­па­зо­ну по­за­ви­до­ва­ла бы.

Груп­па, о ко­то­рой се­го­дня го­во­рит весь Киев, ро­ди­лась год на­зад со­вер­шен­но слу­чай­но, из од­ной-един­ствен­ной пес­ни. Это бы­ла том­ная, нежная «Pray». Да­ни­ил на­пи­сал ме­ло­дию и ис­кал во­кал, ко­то­рый мог бы ее до­пол­нить. Об­щий друг по­зна­ко­мил их с Со­ней, и че­рез па­ру ча­сов по­сле зна­ком­ства ро­ди­лась пес­ня, а че­рез несколь­ко недель – груп­па. А по­том слу­чи­лось прак­ти­че­ски чу­до: кон­тракт с ни­ко­му не из­вест­ной укра­ин­ской груп­пой за­клю­чил име­ни­тый бри­тан­ский лей­бл Hospital Records.

Для оте­че­ствен­но­го кол­лек­ти­ва ра­бо­та с ино­стран­ным лей­б­лом – счаст­ли­вый би­лет: фак­ти­че­ски это га­ран­ти­ру­ет вы­ход на за­пад­ный ры­нок. С The Erised все так и про­ис­хо­дит: их пес­ни кру­тят на бри­тан­ском MTV, му­зы­каль­ные из­да­ния рас­то­ча­ют ком­пли­мен­ты их сти­лю, а са­ма груп­па вес­ной 2016 го­да со­би­ра­ет­ся в боль­шое английское турне. Му­зы­кан­ты, впро­чем, не скры­ва­ют, что хо­те­ли ра­бо­тать имен­но с за­пад­ным лей­б­лом и упор­но к это­му шли. У The Erised есть цель – вый­ти на ми­ро­вой ры­нок, имен­но по­это­му, кста­ти, все их пес­ни – на ан­глий­ском язы­ке. «За­чем огра­ни­чи­вать свою ауди­то­рию? – стро­го спра­ши­ва­ет ме­ня ба­ра­бан­щик Алек­сандр Лю­ля­кин, ко­то­рый вме­сте с «Бум­бок­сом» объ­е­хал весь мир.– Мы хо­тим быть укра­ин­ской груп­пой, из­вест­ной во всем ми­ре». Кла­виш­ник Нил Та­ра­сов де­лит­ся по­ка­за­тель­ной ис­то­ри­ей, ко­то­рую ему рас­ска­зал ра­дио­ве­ду­щий Влад Фи­сун. Ле­том на фе­сти­ва­ле Sziget Влад за­шел в му­зы­каль­ный ма­га­зин и сре­ди све­жих ви­ни­ло­вых пла­сти­нок уви­дел зна­ко­мое на­зва­ние – The Erised. Ока­за­лось, бла­го­да­ря лей­б­лу пла­стин­ка

«МЫ

УКРА­ИН­СКОЙ

груп­пы успеш­но про­да­ва­лась ле­том на фе­сти­ва­ле, и кто-то на Sziget услы­шал The Erised да­же рань­ше, чем в род­ной Укра­ине.

The Erised – ред­кий при­мер му­зы­кан­тов, ко­то­рые чет­ко зна­ют, че­го хо­тят. При этом им, су­дя по все­му, нра­вит­ся ло­мать сте­рео­ти­пы и бо­роть­ся с кли­ше. Мой во­прос о том, са­ми ли они та­кие муд­рые или у них все же есть про­дю­сер, ре­бя­та от­би­ва­ют бойко: «А что вы име­е­те в ви­ду? В на­шей стране про­дю­сер – это бо­га­тый че­ло­век, ко­то­рый вло­жил день­ги в некий про­ект, раз­ви­ва­ет его и го­во­рит, что де­лать. Та­ко­го у нас нет. В ми­ро­вом по­ни­ма­нии пра­виль­ный про­дю­сер – это в первую оче­редь саунд-про­дю­сер, ко­то­рый от­ве­ча­ет за ка­че­ство зву­ка, и он у нас есть». При всей ам­би­ци­оз­но­сти The Erised во­все не за­нос­чи­вы. Они – пат­ри­о­ты укра­ин­ской му­зы­ки: по­ка мы едем в ма­шине с ре­пе­ти­ции на По­до­ле на ин­тер­вью в «Арену», успе­ва­ем об­су­дить все му­зы­каль­ные новости. Де­лим­ся впе­чат­ле­ни­я­ми о но­вом аль­бо­ме про­ек­та K.A.T.Y.A., ко­то­рый как раз вы­шел на­ка­нуне ин­тер­вью, вспо­ми­на­ем недав­ний кон­церт «Piano­боя», на ко­то­ром бы­ло не про­толк­нуть­ся, вос­хи­ща­ем­ся тек­ста­ми Sunsay. Укра­ин­ские му­зы­кан­ты, уве­ре­ны они, долж­ны гре­меть на весь мир. Как это сде­лать? У The Erised есть план.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.