Холодная ГОРА Э

VOGUE UA - - СПОРТ -

Гор­ные вос­хож­де­ния – один из са­мых слож­ных и опас­ных ви­дов спор­та. Га­ли­на Богданова взо­шла на Акон­ка­гуа – са­мую вы­со­кую вер­ши­ну в Юж­ном по­лу­ша­рии

то по­хо­же на ор­газм, к ко­то­ро­му стре­мишь­ся изо всех сил, по­ни­мая, что успеш­ный ре­зуль­тат за­ви­сит не толь­ко от те­бя, но и от удач­ной со­во­куп­но­сти мно­же­ства фак­то­ров. И ко­гда на­ко­нец до­би­ра­ешь­ся до вер­ши­ны, про­ис­хо­дит на­сто­я­щая куль­ми­на­ция: хо­чет­ся кри­чать от сча­стья, пла­кать от ра­до­сти. И до­сти­гать пи­ков сно­ва и сно­ва.

Удо­воль­ствие тех, кто идет в го­ры,– срод­ни ма­зо­хист­ско­му: чем слож­нее гора, тем боль­ше удо­воль­ствия при­но­сит вос­хож­де­ние. Боль­шин­ство аль­пи­ни­стов пред­по­чи­та­ют это сло­во – вме­сто гром­ко­го «по­ко­ре­ние». Не из суе­ве­рия, а по­то­му, что по­ко­рить го­ру че­ло­век не в си­лах: это гора поз­во­ля­ет че­ло­ве­ку взой­ти на ее вер­ши­ну.

Осо­бен­но хо­ро­шо я это по­ня­ла во вре­мя вос­хож­де­ния на Акон­ка­гуа – са­мую вы­со­кую го­ру из тех, на ко­то­рые мне до­во­ди­лось за­би­рать­ся, и са­мую вы­со­кую (6962 м) в Юж­ном по­лу­ша­рии. Ее пик на­хо­дит­ся в Ар­ген­тине, и в спис­ке «се­ми вер­шин» – вы­со­чай­ших вер­шин каж­дой ча­сти све­та – она за­ни­ма­ет вто­рую по­сле Эве­ре­ста строч­ку. Что­бы взой­ти на нее, мне по­на­до­би­лось по­участ­во­вать в двух экс­пе­ди­ци­ях и про­ве­сти на го­ре боль­ше ме­ся­ца.

Пер­вая по­пыт­ка за­кон­чи­лась неудач­но: уже во вто­ром ла­ге­ре на вы­со­те 5500 мет­ров нас но­чью на­стиг­ла снеж­ная бу­ря. При­шлось эва­ку­и­ро­вать­ся. Ве­тер дул так силь­но, что ме­ста­ми мне при­хо­ди­лось полз­ти на жи­во­те, что­бы не сду­ло в про­пасть. К сча­стью, все участ­ни­ки на­шей груп­пы це­лы­ми и невре­ди­мы­ми спустились в ба­зо­вый ла­герь и пе­ре­жда­ли бу­рю там. Дру­гой груп­пе по­вез­ло мень­ше: тро­им ее участ­ни­кам так и не уда­лось вер­нуть­ся на­зад. Пло­хая ви­ди­мость, силь­ный хо­лод и гор­ная бо­лезнь сде­ла­ли свое де­ло: их те­ла об­на­ру­жи­ли и спу­сти­ли вниз толь­ко две неде­ли спу­стя.

Это бы­ло са­мое пе­чаль­ное про­ис­ше­ствие в мо­ей аль­пи­нист­ской био­гра­фии. Бо­лее при­выч­ное де­ло – ко­гда эвакуируют тех, кто об­мо­ро­зил ко­неч­но­сти или стра­да­ет гор­ной бо­лез­нью. Она ча­ще все­го воз­ни­ка­ет на 3-4 ты­ся­чах мет­ров. Ес­ли к пя­ти­ты­сяч­ной вы­со­те че­ло­век не адап­ти­ро­вал­ся и симп­то­мы гор­ной бо­лез­ни не про­хо­дят, то вы­ше его не пус­ка­ют: это смертный при­го­вор. А сверх­вы­со­та 8000 и боль­ше, где обыч­но ле­та­ют са­мо­ле­ты,– так на­зы­ва­е­мая зо­на смер­ти, где со­дер­жа­ние кис­ло­ро­да в воз­ду­хе в три ра­за ни­же, чем на уровне мо­ря. Че­ло­век с хо­ро­шей спо­соб­но­стью к ак­кли­ма­ти­за­ции мо­жет про­дер­жать­ся там не боль­ше двух дней, с плохой – по­гиб­нет в те­че­ние по­лу­ча­са. От нехват­ки кис­ло­ро­да ор­га­ны на­чи­на­ют раз­ла­гать­ся, по­это­му аль­пи­ни­сты поль­зу­ют­ся кис­ло­род­ны­ми мас­ка­ми. Но да­же при этом на та­ких вы­со­тах за­дер­жи­вать­ся нель­зя: от­ту­да уже ни­ко­го не эвакуируют – фи­зи­че­ски невоз­мож­но.

Эф­фект раз­ре­жен­но­го воз­ду­ха я на­чи­наю чув­ство­вать уже на 3000, по­это­му по­мо­гаю ор­га­низ­му адап­ти­ро­вать­ся. Про­ве­рен­ный спо­соб – вы­пи­вать в сред­нем 8 л во­ды в день, до­бав­лять в еду чес­нок, в го­ря­чую во­ду – им­бирь, а в хо­лод­ную – рас­тво­ри­мый ви­та­мин С.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.