Я

VOGUE UA - - СЕКС -

об­ра­ти­лась к пси­хо­ана­ли­ти­ку во­все не для то­го, что­бы улуч­шать свою сек­су­аль­ную жизнь, но спу­стя два го­да те­ра­пии об­на­ру­жи­ла, что она са­ма со­бой из­ме­ни­лась по­чти до неузна­ва­е­мо­сти.

К док­то­ру ме­ня при­ве­ли во­про­сы те­лес­но­сти, од­на­ко от сек­са да­ле­кие. Я ног­тя­ми рва­ла на се­бе ко­жу. Воз­вра­ща­лась до­мой с ра­бо­ты, раз­де­ва­лась – и рва­ла. Про­сы­па­лась утром – и рва­ла. И так каж­дый день по­чти два ме­ся­ца. Осо­знав, что те­ло под одеж­дой по­чти це­ли­ком по­кры­то кро­ва­вы­ми кор­ка­ми, и кро­ме как в глу­хом пла­тье я ни в чем вый­ти из до­ма уже не мо­гу, и пре­кра­тить се­бя ка­ле­чить не мо­гу то­же, я взя­ла у по­дру­ги те­ле­фон ге­штальт­те­ра­пев­та, ко­то­рый в свое вре­мя ей по­мог, и по­шла на при­ем. Я то­гда ма­ло зна­ла о те­ра­пии, по­ня­тия не име­ла, что она де­лит­ся на ка­кие-то на­прав­ле­ния, и сло­во «ге­штальт» мне ни о чем не го­во­ри­ло – так что вы­бор я сде­ла­ла неосо­знан­но.

В пер­вый раз мы с док­то­ром ма­ло что ска­за­ли друг дру­гу. Я пред­ста­ви­лась, объ­яс­ни­ла, что от­щи­пы­ваю от се­бя ног­тя­ми кус­ки ко­жи, что не кон­тро­ли­рую и не мо­гу оста­но­вить это, и по­про­си­ла по­мочь. Доктор – уют­ный не­вы­со­кий муж­чи­на 45 лет в ще­голь­ских са­по­гах и бо­гем­ном шар­фе – по­про­сил рас­ска­зать о се­бе. Я ска­за­ла, что нена­ви­жу кре­дит, ко­то­рый из-за кри­зи­са уже дав­но не мо­гу вы­пла­чи­вать, тут же рас­пла­ка­лась и про­ры­да­ла весь остав­ший­ся час.

За две­рью я по­ду­ма­ла, что мы по­тра­ти­ли вре­мя впу­стую. Что во­все не обя­за­тель­но бы­ло ку­да-то ехать, с кем-то встре­чать­ся и пла­тить 30 дол­ла­ров за то, что­бы ча­сок по­пла­кать. Но уже на ули­це по пу­ти до­мой я по­чув­ство­ва­ла, как мне по­лег­ча­ло. Слов­но 80% да­вив­ше­го на ме­ня гру­за вдруг ис­па­ри­лось. Я по­про­си­ла о по­мо­щи – и у ме­ня по­яви­лась на­деж­да ее по­лу­чить. Я при­зна­лась в сво­ей са­мой стыд­ной тайне (до встре­чи с док­то­ром я да­же близ­ким дру­зьям не мог­ла ска­зать, что у ме­ня фи­нан­со­вые труд­но­сти) – и ме­ня не осу­ди­ли. И еще в мо­ей жиз­ни по­явил­ся че­ло­век, ко­то­ро­му я бы­ла ин­те­рес­на и ко­то­рый го­тов был без­раз­дель­но уде­лять мне вни­ма­ние, да­же ко­гда я про­сто си­де­ла и ре­ве­ла.

По­сле пер­вой же встре­чи я ста­ла щи­пать се­бя зна­чи­тель­но мень­ше, а спу­стя несколь­ко сес­сий пе­ре­ста­ла во­все. С те­ра­пев­том мы вы­яс­ни­ли, что мое по­ве­де­ние – это ауто­агрес­сия. Я очень зли­лась на лю­дей, чьим тре­бо­ва­ни­ям и ожи­да­ни­ям я все вре­мя, как мне ка­за­лось, долж­на бы­ла со­от­вет­ство­вать, ста­ра­лась из по­след­них сил, бо­я­лась ко­го-ни­будь разо­ча­ро­вать, нена­ви­де­ла их за то, что моя жизнь пре­вра­ти­лась в сплош­ную че­ре­ду ли­ше­ний и обя­зан­но­стей,– не осме­ли­ва­лась на­пра­вить эту нена­висть на них и по­это­му на­прав­ля­ла на се­бя.

На се­ан­сах мы вскользь кос­ну­лись то­го, по­че­му я вы­бра­ла та­кую мо­дель по­ве­де­ния. Я рос­ла в ат­мо­сфе­ре тер­ро­ра, и мо­их ро­ди­те­лей во­об­ще не ин­те­ре­со­ва­ло, че­го я хо­чу. Им важ­но бы­ло толь­ко, что­бы я со­от­вет­ство­ва­ла их ожи­да­ни­ям,– с тех пор так я се­бя всю жизнь и ве­ла. Но посколь­ку мой доктор за­ни­ма­ет­ся не пси­хо­ана­ли­зом, а ге­штальт­те­ра­пи­ей, то ра­бо­та­ли мы не над ис­то­ка­ми мо­е­го по­ве­де­ния, а над тем, что мне с ним де­лать сей­час. Доктор учил ме­ня рас­по­зна­вать свою злость, от­ста­и­вать свои гра­ни­цы и жить ра­ди се­бя, а не ра­ди чу­жих ожи­да­ний.

Ко­жа за­жи­ла, я те­перь не сты­ди­лась раз­де­вать­ся – и в мо­ей жиз­ни сно­ва по­явил­ся секс. Это­го бы­ло бо­лее чем до­ста­точ­но. Но вслед за пер­вым из­ме­не­ни­ем по­сле­до­ва­ли дру­гие.

Я дав­но за­ме­ча­ла: что­бы за­нять­ся сек­сом и по­лу­чить от него удо­воль­ствие, мне нуж­но пред­ста­вить се­бя дру­гим че­ло­ве­ком – рас­пу­щен­ной сек­ре­тар­шей, убла­жа­ю­щей сво­е­го на­чаль­ни­ка; при­вя­зан­ной к по­зор­но­му стол­бу пре­ступ­ни­цей, ко­то­рую на­си­лу­ют про­хо­дя­щие ми­мо му­жи­ки; де­ре­вен­ской пре­лю­бо­дей­кой, при­ни­ма­ю­щей лю­бов­ни­ков под гру­шей; опу­стив­шей­ся кра­сот­кой, ко­то­рая по­шла по ру­кам же­на­тых муж­чин. По­рой я спе­ци­аль­но жда­ла сек­са, что­бы по­смот­реть, ка­кой сю­жет пред­ло­жит мне моя фан­та­зия в сле­ду­ю­щей се­рии. Каж­дый раз об­на­ру­жи­вать в се­бе но­вую ге­ро­и­ню бы­ло чрез­вы­чай­но увле­ка­тель­но.

Я вскользь упо­мя­ну­ла о сво­их вы­ду­ман­ных ро­лях на при­е­ме у док­то­ра. Мы по­чти не го­во­ри­ли об этом, един­ствен­ное – он с ка­кой-то, как мне по­ка­за­лось, гру­стью ска­зал, что, по­хо­же, пра­ва за­ни­мать­ся лю­бо­вью от пер­во­го ли­ца у ме­ня нет. Я разо­зли­лась и во вре­мя сле­ду­ю­ще­го сек­са на­роч­но не да­ва­ла фан­та­зи­ям увлечь ме­ня, сфо­ку­си­ро­вав­шись на том, что я – это имен­но я. Это ока­за­лось крайне дис­ком­форт­но. Ощу­ще­ние при­мер­но как на эк­за­мене по са­мо­му бес­смыс­лен­но­му пред­ме­ту: «Что я здесь де­лаю?» – тос­ка и от­вра­ще­ние. Воз­буж­де­ние про­па­да­ло, са­мо­заб­вен­но от­да­вать­ся про­цес­су, как я при­вык­ла, не по­лу­ча­лось – и я ре­ши­ла плю­нуть на за­тею с сек­сом от пер­во­го ли­ца. За­чем что-то ме­нять, ес­ли ме­ня все устра­и­ва­ет?

Я эту идею оста­ви­ла, а мое под­со­зна­ние, как ока­за­лось, нет. Спу­стя несколь­ко ме­ся­цев я со­вер­шен­но слу­чай­но об­на­ру­жи­ла, что не ви­жу боль­ше во вре­мя сек­са ни­ка­ко­го «кино». По­пы­та­лась вспом­нить, ка­кую ге­ро­и­ню мне «по­ка­зы­ва­ли» в про­шлый раз,– и по­ня­ла, что мои фан­та­зии рас­со­са­лись ка­кое-то вре­мя то­му на­зад. А я да­же не за­ме­ти­ла, как это про­изо­шло. Те­перь, ко­гда я в по­сте­ли с муж­чи­ной, у ме­ня в го­ло­ве про­сто пу­сто­та.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.