К

VOGUE UA - - ПИСЬМО РЕДАКТОРА -

ак-то па­ру лет на­зад ра­бо­чие де­ла за­нес­ли ме­ня в на­уч­но-ис­сле­до­ва­тель­ский центр BMW в Гер­ма­нии. Там бы­ло ин­те­рес­нее, чем в Дис­ней­лен­де: я од­ним взма­хом ру­ки, не до­тра­ги­ва­ясь до при­бор­ной па­не­ли, пе­ре­клю­ча­ла ра­дио­стан­ции и ре­гу­ли­ро­ва­ла гром­кость му­зы­ки, ка­та­лась на про­фес­си­о­наль­ном го­ноч­ном си­му­ля­то­ре дви­же­ния, на ко­то­ром ме­ня ука­ча­ло на це­лые сут­ки,– но са­мым ин­те­рес­ным, как ни па­ра­док­саль­но, для ме­ня стал от­дел, где про­ек­ти­ру­ют две­ри и крес­ла.

Та­мош­ние ин­же­не­ры про­ве­ли вме­сте с фи­зио­ло­га­ми и ан­тро­по­ло­га­ми ка­кие-то вы­чис­ле­ния и за­клю­чи­ли, что по­сле на­ших со­вре­мен­ни­ков ак­се­ле­ра­ция нач­нет ра­бо­тать по-дру­го­му: лю­ди пе­ре­ста­нут из по­ко­ле­ния в по­ко­ле­ние ста­но­вить­ся вы­ше – они нач­нут ста­но­вить­ся тол­ще.

Ин­же­не­ров это пред­ска­за­ние ин­те­ре­со­ва­ло ис­клю­чи­тель­но в том смыс­ле, что при­дет­ся изоб­ре­тать для ав­то­мо­би­лей но­вые си­де­нья и две­ри. А мне ста­ло как-то не по се­бе: по­лу­ча­ет­ся, что мы сей­час – кра­си­вей­шее по­ко­ле­ние лю­дей на пла­не­те. Са­мые вы­со­кие и са­мые стройные. И я од­но­вре­мен­но вы­иг­ры­ваю у сво­их низ­ко­рос­лых пред­ков и сво­их тол­стых бу­ду­щих по­том­ков. Мы – са­мые кра­си­вые лю­ди на све­те. Вот вро­де бы как кру­то. А я по­че­му-то рас­стро­и­лась. Мне так груст­но ста­ло от мыс­ли, что у ме­ня бу­дут тол­стые де­ти и еще бо­лее тол­стые вну­ки – ну вот хоть и не заводи их во­все.

Несколь­ко лет ме­ня му­чи­ли мыс­ли об этой пре­да­тель­ской ак­се­ле­ра­ции, но недав­но друг, увле­ка­ю­щий­ся ис­то­ри­ей, рас­ска­зал мне уди­ви­тель­ную вещь. «По­че­му, как ты ду­ма­ешь, се­вер­ные на­ро­ды та­кие го­лу­бо­гла­зые и свет­ло­во­ло­сые, при­том что оба эти ге­на – ре­цес­сив­ные?» – «Эво­лю­ция по-раз­но­му про­хо­дит в раз­ном кли­ма­те»,– пред­по­ло­жи­ла я. И ошиб­лась.

Ока­за­лось, что за то от­но­си­тель­но недол­гое вре­мя, про­шед­шее с тех пор, как че­ло­век стал че­ло­ве­ком, эво­лю­ция не успе­ла бы так чет­ко по­де­лить цве­та меж­ду нор­веж­ца­ми и, на­при­мер, ис­пан­ца­ми. И на­столь­ко раз­ны­ми они ста­ли ис­клю­чи­тель­но бла­го­да­ря сек­су­аль­но­му от­бо­ру. Про­сто у нор­веж­ских жен­щин в ка­кой-то мо­мент по­яви­лась мо­да на го­лу­бо­гла­зых блон­ди­нов – и они так по­сле­до­ва­тель­но от­да­ва­ли им пред­по­чте­ние, что че­рез па­ру ты­сяч лет все нор­веж­цы ста­ли та­ки­ми.

И я по­ду­ма­ла: раз сексуальный от­бор силь­нее эво­лю­ции, зна­чит, у че­ло­ве­че­ства есть шанс. Ес­ли муж­чи­ны вы­би­ра­ют вы­со­ких и строй­ных жен­щин, а мы вы­би­ра­ем вы­со­ких и строй­ных муж­чин, мои вну­ки и пра­вну­ки долж­ны по­лу­чить­ся ни­чуть не ху­же ме­ня.

Тра­ди­ци­он­но для фев­ра­ля, этот номер – о сек­су­аль­но­сти.

Топ-мо­дель Али­са Аманн

в объ­ек­ти­ве Эл­лен фон Унверт пе­ре­во­пло­ти­лась в за­га­доч­ную и чув­ствен­ную му­зу ху­дож­ни­ка Ма­ри Пио­ве­сан в объ­ек­ти­ве Фи­лип­па Гая, на­про­тив, продемонстрировала стро­гую сек­су­аль­ность на­ря­дов из

но­вых кол­лек­ций

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.