П

VOGUE UA - - STREETSTYLE -

ари­жане ча­сто и охот­но едят вне до­ма. В обе­ден­ное вре­мя и по­сле ра­бо­ты – в ре­сто­ра­нах и би­ст­ро, а се­мей­ные тра­пезы устра­и­ва­ют ча­ще все­го по вос­кре­се­ньям,– рас­ска­зы­ва­ет Кри­стель. Кста­ти, сте­рео­ти­пы о фран­цуз­ской кухне дав­но уста­ре­ли. Об этом я узнаю за обе­дом с глав­ным пар­фю­ме­ром Hermès Жан-кло­дом Эл­ле­на. Он зна­ет толк в хо­ро­шей кухне и сам пре­крас­но го­то­вит: ра­ди его па­э­льи го­сти го­то­вы при­вез­ти про­дук­ты, а по­том убрать до блес­ка кух­ню. Он го­во­рит, что во Фран­ции уже дав­но не едят гу­стой лу­ко­вый суп и по­чти не ис­поль­зу­ют со­усы: они счи­та­ют­ся слиш­ком жир­ны­ми. Пе­ту­ха в вине (coq au vin) мно­гие па­ри­жане не ели ни ра­зу в жиз­ни: се­го­дня к воскресным се­мей­ным обедам ча­ще го­то­вят рост­биф. К апе­ри­ти­ву в Hermès по­да­ют све­жий ре­дис, кро­хот­ные (раз­ме­ром с 5-ко­пе­еч­ную мо­не­ту) блин­чи­ки с ик­рой и мод­ные cheese puffs – сыр­ные ша­ри­ки.

По хо­ду де­ла всплы­ва­ет еще один важ­ный прин­цип па­риж­ско­го пи­та­ния, пол­но­стью про­ти­во­по­лож­ный жут­ко­му со­вет­ско­му «ко­гда я ем, я глух и нем». У фран­цу­зов на­обо­рот: они го­во­рят на­мно­го боль­ше и охот­нее, чем едят. Бе­се­да на­чи­на­ет­ся, ко­гда по­да­ют шам­пан­ское на апе­ри­тив, про­дол­жа­ет­ся, ко­гда по­да­ют за­кус­ки, до­сти­га­ет пи­ка к го­ря­че­му и пе­ре­хо­дит в мер­ный гул к де­сер­ту. До­тра­ги­вать­ся до смарт­фо­нов во вре­мя еды – мо­ве­тон. «Мы не смот­рим те­ле­ви­зор во вре­мя еды,– го­во­рит Кри­стель.– Так мы со­сре­до­то­чи­ва­ем­ся на пи­ще – и из­бе­га­ем рис­ка ав­то­ма­ти­че­ски, неосо­знан­но съесть что-то лиш­нее».

Кри­стель утвер­жда­ет: «В Па­ри­же туч­ный че­ло­век – вер­ный знак: с ним что-то не то, по­то­му что все не толь­ко сле­дят за пи­та­ни­ем, но и за­ни­ма­ют­ся спор­том». Кри­стель ка­та­ет­ся на ве­ло­си­пе­де, а по вы­ход­ным хо­дит на ак­ва­байк. Это не гид­ро­цикл, а ве­ло­си­пед, уста­нов­лен­ный в ин­ди­ви­ду­аль­ной ванне, где, как в бас­сейне, по­сто­ян­но цир­ку­ли­ру­ет во­да. Кру­тить пе­да­ли – при­ят­но и по­лез­но: мыш­цы про­ра­ба­ты­ва­ют­ся от­лич­но, но без свер­ху­си­лий. Ве­ро­ник Го­ман, ди­рек­тор по мар­ке­тин­гу Yves Rocher, то­же за­ни­ма­ет­ся: пла­ва­ет в бас­сейне два­жды в неде­лю по ча­су, а эле­гант­ная су­хо­ща­вая Фран­с­у­а­за Донш, оль­фак­то­лог Givenchy, с дет­ства ка­та­ет­ся на лы­жах и пла­ва­ет, за­ни­ма­ет­ся йо­гой, пе­ри­о­ди­че­ски де­ла­ет гим­на­сти­ку и еже­днев­но хо­дит пеш­ком.

Фран­цу­жен­ки вла­де­ют еще од­ним важ­ным ис­кус­ством – остав­лять еду на та­рел­ке. Ка­ри­на сме­ет­ся: «Они уме­ют не до­едать: взять де­серт – и оста­вить по­ло­ви­ну. А вот у ме­ня, на­при­мер,– об­ще­ство чи­стых та­ре­лок». Под­твер­жде­ние ее сло­вам я на­хо­жу за ужи­ном с Кри­стель. На ча­сах 23:00, нам при­но­сят де­серт – шо­ко­лад­ный фон­дан с ша­ри­ком ва­ниль­но­го мо­ро­же­но­го. Я за­во­ро­жен­но смот­рю, как она вон­за­ет вил­ку в центр фон­да­на, ре­ши­тель­но ору­ду­ет ею – а по­том от­кла­ды­ва­ет в сто­ро­ну. На та­рел­ке оста­ют­ся ру­и­ны де­сер­та, ко­то­рый она да­же не по­про­бо­ва­ла.

«ОНИ УМЕ­ЮТ НЕ ДО­ЕДАТЬ: ВЗЯТЬ ДЕ­СЕРТ – И ОСТА­ВИТЬ ПО­ЛО­ВИ­НУ»

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.