Го­лая ПРАВ­ДА

VOGUE UA - - STREETSTYLE -

Пер­вая в ис­то­рии мо­дель plus size, ак­три­са и пи­са­тель­ни­ца Со­фи Даль рас­ска­зы­ва­ет о том, что зна­чит сни­мать­ся об­на­жен­ной

Да­же сей­час, спу­стя по­чти 20 лет, я от­чет­ли­во пом­ню свои чув­ства: ка­кая-то пер­во­быт­ная си­ла, же­ла­ние, что­бы все по­лу­чи­лось, а где-то в глу­бине ду­ши – лег­кий при­вкус неиз­беж­ной утра­ты. И де­ло бы­ло не в на­го­те. В неко­то­рых куль­ту­рах при­ня­то счи­тать, что фо­то­гра­фия спо­соб­на по­хи­тить у че­ло­ве­ка ду­шу; той же спо­соб­но­стью на­ши пред­ки на­де­ля­ли зер­ка­ла. Вер­нув­шись до­мой по­сле съ­ем­ки, я, са­ма то­го яс­но не осо­зна­вая, вновь за­хо­те­ла ощу­тить это чув­ство – сле­пую си­лу, ко­то­рую по на­ив­но­сти я при­ня­ла за жен­ствен­ность.

Так на­ча­лась моя ка­рье­ра мо­де­ли дли­ною в 15 лет, но я так до кон­ца и не сми­ри­лась с чув­ства­ми, ко­то­рые она во мне вы­зы­ва­ла. По­то­му об­ра­ти­лась к пи­са­тель­ству – дру­го­му ви­ду на­го­ты, ко­то­рый пе­ре­но­сит ме­ня из кро­шеч­но­го за­мкну­то­го мир­ка на бес­край­ние про­сто­ры твор­че­ства.

В дет­стве я не при­да­ва­ла боль­шо­го зна­че­ния на­го­те. Я учи­лась в шко­ле-пан­си­оне, где воз­мож­но­сти уеди­нить­ся не бы­ло в прин­ци­пе, а тех, кто «сты­дил­ся сво­е­го те­ла», как бы­ло при­ня­то у нас го­во­рить, счи­та­ли стран­ны­ми. Моя мать лю­би­ла бол­тать с дру­зья­ми, си­дя в ван­ной; она да­же уста­но­ви­ла ря­дом крес­ло и хо­ло­диль­ник и при­ни­ма­ла го­стей пря­мо в ванне с бо­ка­лом мар­ти­ни в ру­ках (по­ка ее не за­бра­ли в су­ма­сшед­ший дом). В пе­ри­од мо­е­го увле­че­ния Фран­с­у­а­зой Са­ган и Джил­ли Ку­пер я пред­став­ля­ла, как бу­ду за­го­рать то­плес на сре­ди­зем­но­мор­ском пля­же и встре­чать­ся с кра­си­вы­ми мер­зав­ца­ми, ко­то­рые бу­дут во­зить ме­ня в Жу­ан-ле-пен на кок­тей­ли. Ка­кто раз, пу­те­ше­ствуя с по­дру­гой по Фран­ции, я ре­ши­ла во­пло­тить свою меч­ту о пля­же, за что тут же по­лу­чи­ла на­го­няй от ее ма­те­ри. Си­дя под те­нью ки­па­ри­сов, с солн­це­за­щит­ным кре­мом и в огром­ной со­ло­мен­ной шля­пе, ко­то­рая со­вер­шен­но мне не шла, я ис­хо­ди­ла яро­стью, на­блю­дая, как моя смуг­лая по­дру­га и ее сест­ры рез­вят­ся с мест­ны­ми юно­ша­ми в од­них плав­ках.

Мне бы­ло 23, ко­гда Том Форд, то­гдаш­ний кре­а­тив­ный ди­рек­тор Yves Saint Laurent, и фо­то­граф Сти­вен Мей­зел вы­бра­ли ме­ня ли­цом (а точ­нее, те­лом) аро­ма­та Opium. Шел 2000 год – зо­ло­тое вре­мя До­ма, ко­гда под ру­ко­вод­ством То­ма Фор­да во­пло­ща­лись са­мые безум­ные идеи.

К то­му вре­ме­ни у нас с Мей­зе­лом уже бы­ло несколь­ко сов­мест­ных об­ло­жек для ита­льян­ско­го Vogue, я без­ого­во­роч­но ему до­ве­ря­ла и обо­жа­ла его. Ко­гда мою кан­ди­да­ту­ру утвер­ди­ли, он по­зво­нил и ска­зал, что сни­мать ме­ня бу­дут об­на­жен­ной. А еще

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.