П

VOGUE UA - - STREETSTYLE -

осле ме­ня те­бе све­тит раз­ве что Чич­кан»,– зло­ве­ще ска­зал Ма­ше Шу­би­ной ее быв­ший муж­чи­на при рас­ста­ва­нии. «При­шлось по­гуг­лить»,– вспо­ми­на­ет она. Най­ден­ное в Ин­тер­не­те Ма­шу за­ин­те­ре­со­ва­ло, а по­том она ста­ла встре­чать Илью на Сенном рын­ке: оба жи­ли по со­сед­ству с ним, и ле­ген­дар­ные ки­ев­ские вос­крес­ные ба­ра­хол­ки бы­ли в рас­пи­са­нии обо­их. Чич­кан вы­зы­вал лю­бо­пыт­ство, она раз­до­бы­ла его те­ле­фон (его да­ла ди­рек­тор агент­ства Ultra Promotion Ири­на Ко­валь­чук), по­зво­ни­ла, и они до­го­во­ри­лись о встре­че. Это бы­ло 2 ав­гу­ста 2002 го­да.

Ху­дож­ни­ки до­го­во­ри­лись встре­тить­ся в зна­ме­ни­том ка­фе «У Эри­ка» на Ль­ва Тол­сто­го. Илья опаз­ды­вал, и к его при­хо­ду Ма­ша успе­ла вы­пить па­ру бо­ка­лов шам­пан­ско­го. «В об­щем, при пер­вой встре­че мы уже бы­ли на од­ной волне»,– рас­ска­зы­ва­ет Шу­би­на. У нее в го­ло­ве кру­ти­лось мно­го раз­ных мыс­лей – от преж­них неза­кон­чен­ных от­но­ше­ний до но­вых увле­че­ний, а у Чич­ка­на – од­на, очень кон­крет­ная: «Бу­дет секс или нет?» По­то­му что это Ма­ша о нем ис­ка­ла ин­фор­ма­цию, а он-то о ней ни­че­го не знал. «Уви­дел сна­ча­ла гла­за, по­том ску­лы, по­том дви­же­ния в про­стран­стве – и от все­го это­го оша­лел и впал в про­стра­цию. А ко­гда оч­нул­ся, а она по-преж­не­му сто­ит пе­ре­до мной, я ока­зал­ся там, где все меч­та­ют ока­зать­ся,– го­во­рит Илья.– Это бы­ла страсть. И есть».

В на­ча­ле от­но­ше­ний Шу­би­на очень стро­го держала ди­стан­цию – для нее это был прин­ци­пи­аль­ный мо­мент. «Ни­ка­ких от­че­тов и пла­нов. Ни­ка­ких мо­их ве­щей у него до­ма. Ни­ка­ких зуб­ных ще­ток и ба­но­чек с кре­мом. Я не из тех, кто ве­ша­ет­ся на шею». Сей­час, бо­лее де­ся­ти лет спу­стя, у них об­щий да­же ящик с крас­ка­ми (выс­шая сте­пень ин­тим­но­сти для ху­дож­ни­ков). Они поль­зу­ют­ся им сов­мест­но, и от­ли­чие, по сло­вам Ма­ши, все­го од­но: «Я очень люб­лю тио­ин­ди­го крас­но-ко­рич­не­вый, а Илья его по­чти не ис­поль­зу­ет. При этом он жить не мо­жет без ван-ди­ка, а мне он не прин­ци­пи­а­лен».

У Ильи и Ма­ши очень схо­жие вку­сы и взгля­ды – ну и, ко­неч­но, ска­зы­ва­ет­ся вза­им­ное вли­я­ние на про­тя­же­нии по­чти по­лу­то­ра де­ся­ти­ле­тий. «Каж­дый день за ужи­ном мы что-то об­суж­да­ем, по­сле му­зеев и вы­ста­вок обя­за­тель­но де­лим­ся впе­чат­ле­ни­я­ми – так и фор­ми­ру­ет­ся об­щий об­раз мыш­ле­ния»,– го­во­рит она.

У них сов­па­да­ют взгля­ды не толь­ко в ис­кус­стве, но и в бы­ту. У Шу­би­ной ар­хи­тек­тур­ное об­ра­зо­ва­ние, по­это­му в во­про­сах обу­строй­ства до­ма, ин­те­рье­ра и да­чи по­след­нее сло­во – за ней («за­ча­стую я де­лаю все по-сво­е­му»). При этом для Чич­ка­на быт ва­жен: он лю­бит, ко­гда во­круг кра­си­во и ак­ку­рат­но, и ему не все рав­но, из ка­кой по­су­ды есть и на ка­ком бе­лье спать. Ма­ше это им­по­ни­ру­ет. «Да­же ко­гда Илья жил один, у него до­ма все­гда сто­я­ли цве­ты в ва­зах. У ме­ня до­ма то­же все­гда бы­ли цве­ты. Те­перь у нас об­щие ва­зы – и в них все­гда све­жие бу­ке­ты».

Ху­дож­ни­ки син­хро­ни­зи­ро­ва­ли рас­пи­са­ние: на од­но вре­мя на­зна­ча­ют за­ня­тия спор­том (у Ильи – боль­шой тен­нис, у Ма­ши – тре­на­жер­ный зал), ве­че­ром вме­сте го­то­вят («до­ма вкус­нее, Илья пре­крас­но го­то­вит. Это сча­стье – кол­до­вать на кухне вме­сте»), пе­ре­смат­ри­вая при этом клас­си­че­ское ки­но на экране с про­ек­то­ра.

Ра­бо­та­ют от­дель­но – и мно­го. «Ра­бо­таю толь­ко стоя, ста­ра­юсь не мень­ше пя­ти ча­сов,– го­во­рит Илья. И до­бав­ля­ет: – Пью столь­ко же». Кста­ти, Шу­би­на це­нит Чич­ка­на как ху­дож­ни­ка в том чис­ле и за ра­бо­то­спо­соб­ность. Но, ко­неч­но, не толь­ко за нее. «Не мо­гу ска­зать, что на 100 % влюб­ле­на во все, что де­ла­ет Илья, но мне нра­вит­ся его сар­казм и уме­ние ве­сти свою соб­ствен­ную ли­нию». Сам Чич­кан счи­та­ет сло­во «ху­дож­ник» уста­рев­шим – и это при том, что лю­бит Вер­ме­е­ра, Бот­ти­чел­ли и Дж­от­то,– «а на пост­мо­дер­ни­стов мне пле­вать, как и им на ме­ня. Кунс, кто ты та­кой?»

«УВИ­ДЕЛ ГЛА­ЗА, СКУ­ЛЫ, ДВИ­ЖЕ­НИЯ – И ОША­ЛЕЛ, – ГО­ВО­РИТ ИЛЬЯ. – ЭТО БЫ­ЛА СТРАСТЬ. И ЕСТЬ»

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.