ОН та­кой СЛОЖ­НЫЙ

VOGUE UA - - акцент -

безы­мян­ных на­поль­ных ча­сов 1838 го­да на­ча­лась но­вая жизнь – неж­ным зво­ном они от­би­ва­ют вре­мя на ра­дость го­стям сту­дии Agenhor под Же­не­вой. Изоб­ре­та­тель Жан-марк Ви­дер­рехт ку­пил их в ан­ти­квар­ном са­лоне, по­чи­нил, снял де­ре­вян­ный кор­пус и по­ве­сил на сте­ну сво­е­го ате­лье, со­бран­но­го по по­след­не­му сло­ву эти­че­ски ори­ен­ти­ро­ван­ных ди­зай­на и тех­ни­ки. Сту­дия, где нет ни од­но­го пред­ме­та из уг­ле­пла­сти­ка, ко­то­рая ра­бо­та­ет без га­за и топ­ли­ва ис­клю­чи­тель­но на сол­неч­ных ба­та­ре­ях и устро­е­на так, что­бы об­хо­дить­ся без кон­ди­ци­о­не­ров, от­кры­лась в 2009 го­ду. 30 со­труд­ни­ков при­хо­дят на ра­бо­ту ко­гда хо­тят – от­ра­ба­ты­ва­ют 40 ча­сов в неде­лю ко­гда им удоб­но. «Ме­ха­ни­че­ская ра­бо­та не са­мая ин­те­рес­ная, а мне хо­чет­ся во­вле­кать их в про­цесс»,– рас­ска­зы­ва­ет Ви­дер­рехт, ко­то­ро­му в прин­ци­пе нра­вит­ся, что­бы в ча­со­вом де­ле все про­ис­хо­ди­ло с ду­шой и вдох­но­ве­ни­ем, а тра­ди­ци­он­ное ма­стер­ство ува­жа­лось и про­дол­жа­ло жить.

Он пять раз по­лу­чал глав­ную ча­со­вую на­гра­ду на зна­ме­ни­том Grand Prix d’horlogerie de Genève и ти­тул «Луч­ший ди­зай­нер ча­со­вых ме­ха­низ­мов», при­чем сре­ди его на­град две – за жен­ские часы. «Я все­гда был убеж­ден, что жен­щи­нам на­до пред­ла­гать часы со слож­ной ме­ха­ни­кой. Но вряд ли им силь­но нуж­ны услож­не­ния вро­де ин­ди­ка­то­ра фа­зы Лу­ны или го­до­во­го ка­лен­да­ря. Ожи­вить ци­фер­блат – вот что важ­но! Часы сту­чат, как серд­це. Нуж­но сде­лать так, что­бы они рас­ска­зы­ва­ли ка­кую-то ис­то­рию. В этом по­э­зия жен­ской ча­со­вой ме­ха­ни­ки»,– Ви­дер­рехт вспо­ми­на­ет, как на­чал со­труд­ни­чать с Van Cleef & Arpels и при­ду­мал ле­ген­дар­ные «По­э­ти­че­ские услож­не­ния», за­дав­шие гло­баль­ный тренд на жен­ские часы с услож­не­ни­я­ми.

Часы се­рии Poetic Complication вы­гля­дят как юве­лир­ные мо­де­ли, од­на­ко в их дра­го­цен­ную обо­лоч­ку за­клю­че­ны ре­тро­град­ные ме­ха­низ­мы, ко­то­рые ожив­ля­ют ми­зан­сце­ны на ци­фер­бла­те, а так­же ре­пе­ти­ры, ко­то­рые их озву­чи­ва­ют. Са­мой вы­да­ю­щей­ся в этой се­рии бы­ла мо­дель Pont des Amoureux («Мост влюб­лен­ных»): муж­ская и жен­ская фи­гур­ки дви­га­лись на­встре­чу друг дру­гу по мо­сту и, со­еди­нив­шись, раз­бе­га­лись в сто­ро­ны. Муж­ская по­ка­зы­ва­ла ми­ну­ты и по за­ко­нам ча­со­во­го и га­лант­но­го жан­ра бы­ла бо­лее не­тер­пе­ли­вой, чем жен­ская, от­ве­ча­ю­щая за часы. Тот ре­пе­тир в 2010 го­ду по­лу­чил приз GPHG в но­ми­на­ции «Жен­ские часы».

«Мы хо­те­ли пред­ло­жить на­стро­ен­че­ские часы для муж­чин»,– всту­па­ет Ни­ко­ля, сын Жан-мар­ка, ко­то­рый ра­бо­та­ет с от­цом и ад­ми­ни­стри­ру­ет про­ек­ты Agenhor. У него на ру­ке про­то­тип Le Temps Suspendu Hermès в сталь­ном кор­пу­се – тех са­мых, ко­то­рые мо­гут оста­но­вить стрел­ки в по­ло­же­нии 12 ча­сов и не по­ка­зы­вать вре­мя. «Суть ча­сов сей­час не в том, что­бы по­ка­зы­вать вре­мя. Вы его мо­же­те по­смот­реть где угод­но – вот хоть на iphone, ко­то­рый все­гда под ру­кой. Что важ­нее? На­стро­е­ние! Мы пред­ло­жи­ли по­иг­рать со вре­ме­нем»,– объ­яс­ня­ет Жан-марк. Он рас­ска­зы­ва­ет, что на ис­пы­та­ни­ях про­то­ти­па все бы­ло хо­ро­шо, а вот на че­ло­ве­че­ском тест-драй­ве кноп­ка, ко­то­рая при­во­дит стрел­ки в по­ло­же­ние 12 ча­сов и раз­во­дит их по ме­стам, вдруг за­ба­рах­ли­ла. «Лю­ди неиде­аль­ны: жмут на кноп­ку с раз­ной си­лой – и она на­ча­ла от­ка­зы­вать. При­шлось в зна­чи­тель­ной ме­ре до­ра­бо­тать ме­ха­низм».

Сей­час Ви­дер­рехт пи­шет но­вую ис­то­рию Fabergé. Она на­ча­лась в 2015 го­ду с ча­сов Lady Compliquée Peacock с хво­стом пав­ли­на, ко­то­рый рас­кры­вал­ся на ци­фер­бла­те,– они при­нес­ли Жан-мар­ку вто­рой приз GPHG в но­ми­на­ции «Жен­ские часы». Идею с ве­е­ром под­ска­зал зна­ко­мый жур­на­лист, Жан-марк при­ду­мал, как ее ре­а­ли­зо­вать, а ди­зай­не­ры До­ма Fabergé по­до­бра­ли умест­ный юве­лир­ный сю­жет.

Изоб­ре­та­тель до­ста­ет те­сто­вый эк­зем­пляр Lady Compliquée Peacock. На ме­сте, где Fabergé ста­вит се­рий­ный номер, здесь вы­гра­ви­ро­ва­но: Pour Catrine – для его же­ны, глав­но­го ис­пы­та­те­ля жен­ских мо­де­лей, твор­че­ской и ад­ми­ни­стра­тив­ной му­зы ла­бо­ра­то­рии Agenhor.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.