ЛЕГ­КО ВОСПЛАМЕНЯЮЩИЕ ЖИД­КО­СТИ

VOGUE UA - - акцент -

дин из пер­вых аро­ма­тов в мо­ей жиз­ни – Diptyque Philosykos с со­блаз­ни­тель­ны­ми ин­жи­ра­ми на упа­ков­ке – я ку­пи­ла в по­да­рок дру­гу, в ко­то­ро­го бы­ла влюб­ле­на в шко­ле. Он был на­мно­го стар­ше, чувств мо­их не раз­де­лял, но ин­жир как сим­вол люб­ви остал­ся со мной на­все­гда. Позд­нее вы­яс­ни­лось, что эро­ти­ка и аро­ма­ты свя­за­ны еще тес­нее, чем пред­став­ля­лось мне в юно­сти. Вдох­нов­лен­ная тем фла­ко­ном и са­мим эро­тиз­мом фрук­та, позд­нее я да­же вы­пу­сти­ла ку­ло­ны для сво­е­го брен­да Velar, фор­мой на­по­ми­нав­шие не то ин­жи­ры, не то сим­вол муж­ско­го до­сто­ин­ства. Так на­чал­ся мой са­мый проч­ный и ста­биль­ный ро­ман – с ни­ше­вой пар­фю­ме­ри­ей.

«69», «Двор­цо­вая шлю­ха», «Ис­тин­ная по­хоть» – ка­жет­ся, что речь идет о за­мет­ках ста­ро­го эро­то­ма­на. На са­мом де­ле это назва­ния скан­даль­но из­вест­ных аро­ма­тов État Libre d’orange. Впер­вые я на­шла этот бренд в па­риж­ском бу­ти­ке ни­ше­вой пар­фю­ме­рии в Ма­ре. Его ос­но­ва­тель, Этьен де Свардт, не так дав­но на­ве­ды­вал­ся в Ки­ев и за­стен­чи­во объ­яс­нял: «“69” – не со­всем то, о чем вы ду­ма­е­те. Это про­сто номер до­ма по ули­це des Archives, где мы от­кры­ли свой пер­вый бу­тик. Так слу­чай­но вы­шло». Ну да, ко­неч­но, кто бы спо­рил. Ху­ли­га­ны-про­во­ка­то­ры État Libre d’orange («Сво­бод­ная апель­си­но­вая рес­пуб­ли­ка») ре­гу­ляр­но по­свя­ща­ют свои аро­ма­ты че­му-ни­будь «сво­бод­но­му». Secretions Magnifiques («Чу­дес­ные вы­де­ле­ния»), на­при­мер, по­свя­щен есте­ствен­ным экс­та­ти­че­ским сек­ре­ци­ям те­ла в мо­мен­ты

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.