В

VOGUE UA - - IN VOGUE -

офи­се ита­льян­ской обув­ной мар­ки AGL дет­ские ри­сун­ки хра­нят­ся ря­дом с про­из­вод­ствен­ны­ми блан­ка­ми. «Мой сын рань­ше ри­со­вал Бэт­ме­на, а те­перь увлек­ся обу­вью. В свои пять лет он сде­лал ка­та­лог обу­ви: вся на шнур­ках и ис­клю­чи­тель­но муж­ская – жен­ская ему ка­жет­ся некра­си­вой»,– рас­ска­зы­ва­ет Ве­ра Джу­сти, ко­то­рая от­ве­ча­ет за пи­ар ита­льян­ской обув­ной мар­ки AGL. Ее стар­шая се­ст­ра Са­ра за­ве­ду­ет мар­ке­тин­гом и про­да­жа­ми, а млад­шая – Ма­ри­ан­на – за­ни­ма­ет­ся ди­зай­ном. На мо­мент раз­го­во­ра на весь управ­лен­че­ский со­став при­хо­дит­ся шесть де­тей (к то­му же Ма­ри­ан­на бла­го­по­луч­но бе­ре­мен­на) – и мат­ри­ар­хат яв­но идет брен­ду на поль­зу.

Се­мей­ный биз­нес по про­из­вод­ству обу­ви на­чал их дед Пье­ро Джу­сти в 1958 го­ду, а отец се­стер Ат­ти­лио Джу­сти его про­дол­жил. На се­мей­ном со­ве­те его, прав­да, от­пра­ви­ли учить­ся на вра­ча, и он да­же по­ра­бо­тал по про­фес­сии, но все рав­но вер­нул­ся к фа­миль­но­му де­лу. Тре­тье по­ко­ле­ние вла­дель­цев се­мей­но­го биз­не­са по­лу­чи­лось жен­ским. Отец пе­ре­дал де­ло доч­кам не без ко­ле­ба­ний. «О, по­на­ча­лу да­же ма­ма не ве­ри­ла в на­ши идеи,– сме­ет­ся Ве­ра.– Нас не вос­при­ни­ма­ли все­рьез ма­сте­ра, про­ра­бо­тав­шие с от­цом боль­ше 20 лет. Зна­е­те, доч­ки бос­са при­хо­дят и пы­та­ют­ся пе­ре­вер­нуть все с ног на го­ло­ву. Но мы-то хо­ро­шо по­ни­ма­ли, че­го хо­тят со­вре­мен­ные жен­щи­ны».

Сей­час AGL (Attilio Giusti – имя от­ца, Leombruni – фа­ми­лия ма­те­ри) – это, во-пер­вых, при­мер успеш­но­го се­мей­но­го де­ла, а во-вто­рых, ма­лень­кая по­бе­да фе­ми­низ­ма в кон­сер­ва­тив­ном муж­ском ита­льян­ском fashion-биз­не­се: жен­щи­ны в Ита­лии не управ­ля­ют ни од­ной из обув­ных компаний. За 15 лет сест­рин­ско­го тру­да бренд AGL вы­шел за пре­де­лы Ита­лии и на­чал про­да­вать­ся во всем ми­ре. Обувь мар­ки но­сят са­мые пре­крас­ные жен­щи­ны пла­не­ты вро­де Кейт Блан­шетт и На­о­ми Уоттс, а в ее ре­клам­ных кам­па­ни­ях охот­но сни­ма­ют­ся Стел­ла Тен­нант и Да­ко­та Фэн­нинг.

«Стел­ла Тен­нант, у ко­то­рой чет­ве­ро де­тей, од­на­ж­ды рас­ска­за­ла, как она су­ме­ла най­ти ба­ланс меж­ду лич­ной жиз­нью и ра­бо­той. Ак­три­са поз­во­ля­ет се­бе про­во­дить вда­ли от до­ма и де­тей не боль­ше трех дней. Я счи­таю, это хо­ро­шая фор­му­ла,– го­во­рит Ве­ра, саунд­тре­ком к рас­ска­зу ко­то­рой зву­чит шум вер­то­ле­та.– О, этот вер­то­лет ле­тит в Tod’s. Я бы то­же хо­те­ла поз­во­лить се­бе та­кое сред­ство пе­ре­дви­же­ния, что­бы эко­но­мить вре­мя».

Ос­нов­ная обув­ная фа­б­ри­ка AGL рас­по­ло­же­на в Мон­те­гра­на­ро, у Ад­ри­а­ти­че­ско­го по­бе­ре­жья (уси­ли­я­ми се­стер она пер­вая в ре­ги­оне пе­ре­шла на сол­неч­ные ба­та­реи); здесь же на­хо­дят­ся про­из­вод­ства Giuseppe Zanotti и Tod’s. Штаб-квар­ти­ра по­след­не­го, ку­да на­прав­лял­ся вер­то­лет, рас­по­ло­же­на пря­мо на­про­тив офи­са AGL. Та­кая кон­цен­тра­ция обув­ных фаб­рик оправ­да­на исто­ри­че­ски: до Вто­рой ми­ро­вой здесь рас­по­ла­га­лись за­во­ды по пошиву обу­ви для ар­мии. По­сле вой­ны про­из­вод­ство пе­ре­шло в мир­ное рус­ло.

В на­след­ство от про­шло­го оста­лись раз­ра­бо­тан­ные для муж­ской обу­ви тех­но­ло­гии по­ши­ва – вро­де «гу­дье» (ме­тод со­еди­не­ния по­дош­вы, кан­та и верх­ней ча­сти из­де­лия, бла­го­да­ря ко­то­ро­му обувь по­лу­ча­ет­ся проч­ной и ком­форт­ной). Лег­кие сан­да­лии и ба­лет­ки де­ла­ют с ис­поль­зо­ва­ни­ем тех­ни­ки «са­кет­то»: стель­ку при­ши­ва­ют к вер­ху, а не к по­дош­ве, и обувь по­лу­ча­ет­ся очень мяг­кой. В на­след­ство AGL так­же до­ста­лись кон­трак­ты с не­боль­ши­ми ко­же­вен­ны­ми фаб­ри­ка­ми и про­из­вод­ство, где це­нят руч­ной труд, тра­ди­ци­он­ные тех­но­ло­гии и пре­ем­ствен­ность по­ко­ле­ний. Ве­ду­щие со­труд­ни­ки – вро­де глав­но­го за­крой­щи­ка Рен­цо – ра­бо­та­ют в ком­па­нии по 40 лет. Рен­цо не сра­зу по­ве­рил в се­стер, но сей­час рас­ска­зы­ва­ет об их иде­ях с эн­ту­зи­аз­мом. Осо­бен­но ему нра­вит­ся то, как эле­гант­но они ис­поль­зу­ют муж­ские фор­мы окс­фор­дов, мон­ков и чел­си для со­зда­ния жен­ской обу­ви.

Ко­нек AGL – обувь на плос­ком хо­ду. Имен­но по­это­му мар­ка на­ча­ла про­да­вать­ся в се­ве­ро­ев­ро­пей­ских стра­нах раз­ви­то­го фе­ми­низ­ма. «Да, это ско­рее се­вер­ная исто­рия. В Ита­лии мас­со­во лю­бят каб­лук. Но я счи­таю, что на­ша ДНК – это обувь на плос­ком хо­ду,– го­во­рит Са­ра, ко­то­рая са­ма пред­по­чи­та­ет мас­ку­лин­ные об­ра­зы (тем­ные брю­ки, блу­за, сви­тер, яр­кие дер­би).– Мы все да­же за­муж вы­хо­ди­ли в ба­лет­ках».

Ко­неч­но, де­ло еще и в сти­ли­сти­че­ских при­стра­сти­ях. Сест­ры вы­рос­ли на эс­те­ти­ке аме­ри­кан­ско­го ми­ни­ма­лиз­ма и япон­ско­го де­кон­струк­ти­виз­ма – от­сю­да их лю­бовь к экс­пе­ри­мен­там с фак­ту­рой и ма­те­ри­а­ла­ми. Ча­сто они ис­поль­зу­ют неожи­дан­ные хо­ды. К при­ме­ру, в кол­лек­ции вес­на-ле­то – 2016 по­дош­вы укра­ше­ны ри­сун­ком из ри­со­вой бу­ма­ги, шну­ров­ка – нит­кой жемчуга, а ко­жа по­кры­та кру­же­вом или глит­те­ром – и все это в кол­лек­ции клас­си­че­ских окс­фор­дов.

Хо­тя за ди­зайн от­ве­ча­ет Ма­ри­ан­на, фи­наль­ный про­дукт – за­слу­га трех се­стер. Идею при­ни­ма­ют – неваж­но, мар­ке­тин­го­вая она или ди­зай­нер­ская,– ес­ли ее под­дер­жи­ва­ют две сест­ры из трех: они ни о чем дол­го не спорят. Лю­бят, ко­гда все да­ет­ся лег­ко: нель­зя тра­тить всю жизнь на ра­бо­ту. «Вы го­во­ри­те, в ва­шей куль­ту­ре три сест­ры – ли­те­ра­тур­ные об­ра­зы? В Ита­лии в 1970-х сест­ры-ди­зай­не­ры Фон­та­на бы­ли очень по­пу­ляр­ны­ми. Ах да, я пом­ню еще се­стер в сказ­ке о Зо­луш­ке»,– сме­ет­ся Ве­ра и по­ка­зы­ва­ет оче­ред­ной дет­ский ри­су­нок. На нем их чет­ве­ро: стар­ший сын Ве­ры так силь­но ждал млад­ше­го бра­та, что на­ри­со­вал его внут­ри ма­мы.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.