В

VOGUE UA - - IN VOGUE -

этот ве­чер Жак­мю по­ка­зал слож­ную сце­но­гра­фию: мо­де­лей, блуж­дав­ших по за­дым­лен­ной арене то по­оди­ноч­ке, то па­ра­ми; ре­бен­ка, пе­ре­ка­ты­ва­ю­ще­го огром­ный бе­лье­вой шар; жи­во­го бе­ло­го ко­ня; и да­же са­мо­го се­бя в бе­ло­снеж­ной ру­ба­хе на бе­тон­ном по­ди­у­ме.

Эти­ми трю­ка­ми Жак­мю воз­вра­щал пуб­ли­ку к идее мо­ды как те­ат­ра и пе­ре­жи­ва­ния, ко­то­рая ка­за­лась утра­чен­ной с ухо­дом Алек­сандра Мак­ку­и­на и (вре­мен­но) Джо­на Га­лья­но. Мо­ло­дой ди­зай­нер про­дол­жил традицию Рей Ка­ва­ку­бо и Хель­му­та Лан­га, чьи де­фи­ле пред­по­ла­га­ли опыт пе­ре­жи­ва­ния кон­крет­но­го ме­ста и вре­ме­ни. Но глав­ным об­ра­зом шоу на­сле­до­ва­ло по­ста­нов­ки Мар­ти­на Мар­дже­лы. Имен­но он в кон­це 80-х па­рал­лель­но с япон­ски­ми ди­зай­не­ра­ми и зем­ля­ка­ми из «Ант­вер­пен­ской ше­стер­ки» по­ло­жил на­ча­ло по­ка­зам как хэп­пе­нин­гам и тем са­мым об­рек fashion-ре­дак­то­ров на му­ки ко­че­вых де­фи­ле.

По­ка­зы Maison Martin Margiela про­хо­ди­ли в са­мых неудоб­ных и непри­спо­соб­лен­ных для это­го ме­стах – на дет­ской пло­щад­ке в глу­бине аф­ри­кан­ско­го квар­та­ла, на ав­то­мо­биль­ной пар­ков­ке, в гос­пи­та­ле. Кри­ти­ки счи­та­ли эти де­фи­ле вар­вар­ством – об­ру­ши­ва­ли на ди­зай­не­ра гнев­ные ста­тьи с об­ви­не­ни­я­ми в без­вку­си­це и упре­ка­ми в ху­ли­ган­стве.

Но для мар­дже­лов­ской ко­ман­ды пра­вил не су­ще­ство­ва­ло. Зри­те­ли за­ни­ма­ли ме­ста в по­ряд­ке жи­вой оче­ре­ди. Мо­де­лей для сво­их шоу ди­зай­нер ча­сто на­хо­дил на ули­це. Оше­лом­лен­ным го­стям по­да­ва­ли де­ше­вое ви­но в пла­сти­ко­вых ста­кан­чи­ках. Впо­след­ствии бун­тар­ский фор­мат де­фи­ле во­шел в ис­то­рию: эти лю­ди на де­ле до­ка­зы­ва­ли, что мо­да – это не за­кры­тая си­сте­ма, что она мо­жет и долж­на су­ще­ство­вать в кон­тек­сте ре­аль­но­го вре­ме­ни и от­ве­чать на его вы­зо­вы. Се­го­дня на волне все­об­щей но­сталь­гии по 90-м этот под­ход пе­ре­жи­ва­ет воз­вра­ще­ние.

По­ка­зы, по­доб­ные по­след­не­му шоу Jacquemus, за­ря­же­ны эсте­ти­кой 90-х и несут дух суб­куль­тур, ца­рив­ших то­гда в Нью-йор­ке, Бер­лине и Лон­доне, с ха­рак­тер­ным для них ни­ги­лиз­мом и бес­край­ней сво­бо­дой дей­ствия. Во­брав в се­бя со­дер­жа­ние и сим­во­лы той эпо­хи, мод­ные по­ка­зы ста­ли сле­до­вать ее фор­мам.

Вме­сто сте­риль­ных шоу неза­ви­си­мые ди­зай­не­ры ста­ли устра­и­вать ху­ли­ган­ские са­мо­дель­ные по­ка­зы. В Нью-йор­ке мо­ло­дые скан­да­ли­сты Hood by Air, на­пле­вав на ген­дер­ные ро­ли, вы­пус­ка­ют на по­ди­ум чер­но­ко­жих муж­чин в ла­ки­ро­ван­ных са­по­гах-бот­фор­тах. В Лон­доне ду­эт Marques’almeida пред­став­ля­ет свою вер­сию за­стой­но­го ши­ка в рва­ном ва­ре­ном де­ни­ме – аб­со­лют­ной ре­пли­ке из 90-х. В Ки­е­ве ди­зай­нер Ан­тон Белинский со­би­ра­ет мо­де­лей из кру­га дру­зей или пря­мо пе­ред на­ча­лом сво­е­го по­ка­за. Та­кие шоу ка­жут­ся чем-то на­ив­ным, ста­ро­мод­ным и по­то­му па­ра­док­саль­но све­жим. Они раз­би­ва­ют со­вре­мен­ное пред­став­ле­ние о мо­де и вы­тес­ня­ют зри­те­ля из зо­ны комфорта.

Идея эта на­столь­ко удач­на, что да­же ги­ган­ты ин­ду­стрии ста­ли экс­пе­ри­мен­ти­ро­вать с фор­ма­том, об­ра­ща­ясь к эс­те­ти­ке рей­ва и техно. От­лич­ный при­мер то­му – по­след­ний по­каз Ни­ко­ля Же­с­кье­ра для Louis Vuitton. Спе­ци­аль­но для шоу ко­ман­да До­ма вы­стро­и­ла ла­би­ринт с па­не­ля­ми из стек­ла и по­движ­ны­ми экра­на­ми, ко­то­рые транс­ли­ро­ва­ли ви­део в ду­хе «Тро­на». Же­с­кьер обыг­рал ко­ды су­ро­вых 90-х, по­ка­зав на по­ди­у­ме сан­да­лии на плат­фор­ме, бай­кер­ские курт­ки, круп­ные ме­тал­ли­че­ские це­пи и ко­жа­ные ми­тен­ки на ру­ках. Фран­цуз­ский шик и savoir fair в об­мен на улич­ную мо­ду – в этой одеж­де мож­но бы­ло пред­ста­вить ге­ро­и­ню Джен­ни­фер Кон­нел­ли из «Рек­ви­е­ма по мечте», про­грамм­но­го для той эпо­хи филь­ма. се­го­дня ка­нон new ugly с за­мет­ной асим­мет­ри­ей лиц, хро­мо­той и ско­ли­о­зом.

Кол­лек­ция Vetements об­ра­ща­лась к идее буд­нич­ных и немод­ных ве­щей: вот фор­мен­ная фут­бол­ка ку­рье­ра DHL, а вот ку­хон­ный пе­ред­ник в цве­тах или ко­жа­ные рем­ни с за­клеп­ка­ми. Все эти пред­ме­ты до бо­ли зна­ко­мы, они буд­то сня­ты с ан­тре­со­лей в ма­ло­га­ба­рит­ной квар­ти­ре. Ди­зай­нер Дем­на Гва­са­лия экс­плу­а­ти­ру­ет эс­те­ти­ку пост­со­вет­ско­го кит­ча и му­зы­каль­ной кон­тр­куль­ту­ры. Так ве­щи с дур­ной сла­вой и пло­хим про­ве­нан­сом ста­но­вят­ся en vogue – фир­мен­ный пле­вок бун­ту­ю­щей мо­ло­де­жи в сто­ро­ну стар­ших с их око­сте­не­лым сво­дом пра­вил.

По­сле шоу Vetements ор­га­ни­зо­вал ве­че­рин­ку в клу­бе Le Dépot – за­ве­де­нии, ко­то­рое спе­ци­а­ли­зи­ру­ет­ся на сек­су­аль­ных иг­рах для муж­чин. Здесь, кста­ти, про­хо­дил по­каз мар­ки в про­шлом се­зоне. За ди­джей­ским пуль­том суб­тиль­ный ма­не­кен­щик Поль Аме­лин неук­лю­же сво­дил му­зы­ку. Но это ни­ко­го не сму­ща­ло – в клу­бе бы­ло тес­но, жар­ко, влаж­но и счаст­ли­во. У бар­ной стой­ки об­ра­зо­ва­лась 40-ми­нут­ная оче­редь, по­всю­ду пред­ла­га­ли нар­ко­ти­ки. В этот ве­чер на танц­по­ле собралась вся ту­сов­ка Vetements: ди­зай­нер Го­ша Руб­чин­ский (ко­то­рый в ка­че­стве мо­де­ли от­кры­вал по­каз), сти­лист Лот­та Волкова (так­же участ­во­вав­шая в шоу) и бес­страш­но уг­ло­ва­тые ре­бя­та из Lumpen.

Для устав­ше­го и пре­сы­щен­но­го ис­теб­лиш­мен­та пост­со­вет­ский син­дром и воз­вра­ще­ние в мо­ду го­лод­ных 90-х вы­гля­дит но­вой эк­зо­ти­кой и аван­гар­дом. Пусть эти идеи не но­вы, но они точ­но пе­ре­да­ют дух на­ше­го смут­но­го вре­ме­ни. По­это­му ко­ман­да Vetements се­го­дня фор­ми­ру­ет мод­ную по­вест­ку и де­ла­ет но­во­сти в Па­ри­же. Дем­на Гва­са­лия стал кре­а­тив­ным ди­рек­то­ром До­ма Balenciaga, Лот­та Волкова сти­ли­зу­ет по­ка­зы Kenzo, ху­до­ща­вый Поль Аме­лин участ­ву­ет в шоу Maison Margiela и Prada. И по­ка эти мо­ло­дые ре­бя­та тан­цу­ют на техно-ве­че­рин­ках, на­по­ми­на­ю­щих рва­ное ви­део Мар­ка Ле­ки, весь мод­ный мир замер и за­да­ет­ся во­про­сом: что бу­дет даль­ше?

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.