Ж

VOGUE UA - - BEAUTY -

иж­чен­ко вспо­ми­на­ет, как в При­пя­ти они с Фи­ла­то­вым сбе­жа­ли от ги­да и про­бра­лись в боль­ни­цу, под­вал ко­то­рой счи­та­ет­ся од­ним из са­мых гряз­ных мест в зоне. «В ночь ава­рии по­жар­ни­ки-лик­ви­да­то­ры по­сбра­сы­ва­ли ту­да свою фор­му. Она так и оста­лась там – на 30 лет». Ма­стер, ко­то­рая в этот мо­мент де­ла­ет На­те ма­ни­кюр, за­ми­ра­ет на се­кун­ду: та­кие ис­то­рии в са­лоне услы­шишь неча­сто.

Жиж­чен­ко го­во­рит, что по­сле уни­вер­си­те­та ей пред­ла­га­ли за­нять­ся на­у­кой – на­пи­сать дис­сер­та­цию о Чер­но­бы­ле. В ка­кой-то сте­пе­ни этой «дис­сер­та­ци­ей» стал аль­бом Vidlik. «Ино­гда на­жа­ти­ем кноп­ки мож­но из­ме­нить все. Не сто­ит за­иг­ры­вать­ся с зем­лей»,– по­ет На­та на ан­глий­ском в тор­же­ствен­ной до му­ра­шек песне «1986». А в ин­тер­вью объ­яс­ня­ет: «Это ни в ко­ем слу­чае не нра­во­уче­ние – это кон­ста­та­ция мо­е­го от­но­ше­ния к жиз­ни».

Vidlik – экс­пе­ри­мен­таль­ный аль­бом: ONUKA впер­вые ис­поль­зо­ва­ла в сво­ей му­зы­ке цим­ба­лы, ли­ру и бу­гай. Для На­ты это де­ло че­сти: она го­во­рит, что хо­чет про­све­тить лю­дей, осо­бен­но мо­ло­дежь, для ко­то­рых на­род­ные ин­стру­мен­ты – ар­ха­изм.

Все на­ча­лось с со­пил­ки: ко­гда ей бы­ло че­ты­ре, ее де­душ­ка Алек­сандр Шлен­чик, зна­ме­ни­тый в Укра­ине ма­стер на­род­ных ду­хо­вых ин­стру­мен­тов, сде­лал для внучки первую со­пил­ку. Дед На­ты – ти­тан, че­ло­век «эпо­хи Воз­рож­де­ния», толь­ко из По­ле­сья: ди­ри­жер ор­кест­ра, га­стро­ли­ру­ю­щий му­зы­кант, ма­стер, лек­тор. Всю жизнь он ра­бо­тал на Чер­ни­гов­ской фаб­ри­ке му­зы­каль­ных ин­стру­мен­тов. «Де­душ­ка был ду­шой лю­бой ком­па­нии, и весь мир вра­щал­ся во­круг него. Бла­го­да­ря ему я по­лю­би­ла Укра­и­ну. Хо­тя в дет­стве и стес­ня­лась то­го, что иг­ра­ла в на­род­ном ор­кест­ре, Укра­и­ну за­щи­ща­ла все­гда, а в 20 лет да­же дра­лась со зна­ко­мы­ми из Моск­вы – по­ру­га­лись из-за Кры­ма».

Се­го­дня На­та рез­ко кри­ти­ку­ет ме­то­ды пре­по­да­ва­ния ис­то­рии укра­ин­ской куль­ту­ры в шко­лах и уни­вер­си­те­тах и счи­та­ет, что в та­ком ви­де она вред­на. «Ну ко­го мо­жет за­ин­те­ре­со­вать ша­ро­вар­щи­на?» С этим она бо­рет­ся не сло­вом, а де­лом: недав­но на­ча­ла пре­по­да­вать эт­но­му­зы­ку в Цен­тре раз­ви­тия школьников. На каж­дую лек­цию Жиж­чен­ко при­гла­ша­ет му­зы­кан­та с ин­стру­мен­том: цим­ба­ли­ста, бан­ду­ри­ста. Де­тям ин­те­рес­но.

По­жа­луй, са­мый не­обыч­ный ин­стру­мент, ко­то­рый зву­чит в но­вом аль­бо­ме,– это бу­гай: боль­шая боч­ка, по­хо­жая на барабан, к ко­то­рой при­креп­лен пу­чок во­лос из ло­ша­ди­но­го хво­ста. Ря­дом с ба­ра­ба­ном – ста­кан с во­дой: му­зы­кант мо­чит во­дой ру­ку и дер­га­ет за кон­ский во­лос, в ито­ге рож­да­ет­ся гру­бый ба­со­вый звук. «Я пом­ню бу­гай с дет­ства: он сто­ял у де­душ­ки в ма­стер­ской и вы­гля­дел так кос­ми­че­ски, что я не мог­ла прой­ти ми­мо. Все­гда хо­те­ла ис­поль­зо­вать его в сво­ей му­зы­ке. Рас­ска­за­ла Жене – мы на­шли му­зы­кан­та, ко­то­рый сыг­рал на бу­гае, и так ро­дил­ся жест­кий ба­со­вый трек Vidlik». На кон­цер­те при по­мо­щи ди­зай­не­ра Ле­си Па­то­ки бу­гай «оде­нут» в чер­ную ла­ко­вую ко­жу – су­дя по тем кар­тин­кам, что по­ка­зы­ва­ет На­та в сво­ем смарт­фоне, SASHA KANEVSKI; PATOKA STUDIO он бу­дет по­хож то ли на иг­руш­ку лю­би­те­ля БДСМ, то ли на де­ко­ра­ции к по­ка­зу Ри­ка Оу­эн­са. Уж точ­но ни­ка­кой ша­ро­вар­щи­ны.

На сцене На­та Жиж­чен­ко про­из­во­дит впе­чат­ле­ние эда­кой Снеж­ной ко­ро­ле­вы, кос­ми­че­ской прин­цес­сы элек­тро­ни­ки: пла­ти­но­вые во­ло­сы, чер­ная по­ма­да, необыч­ные ко­стю­мы – на­при­мер, топ, расшитый зер­каль­ны­ми пла­сти­на­ми, в ко­то­ром она вы­сту­па­ла на Sziget. В жиз­ни она дру­гая: не ста­ра­ет­ся про­из­ве­сти впе­чат­ле­ние и ве­дет се­бя как про­стая девчонка. Ма­ло ест, лю­бит ви­но и но­сит тем­ную одеж­ду сво­бод­но­го кроя – во вре­мя ин­тер­вью на ней чер­ное паль­то Matveeva, ко­жа­ная курт­ка Geo и чер­ное пла­тье Who is it?

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.