Пе­ред ба­лом

VOGUE UA - - NEWS -

Унас в шта­те есть со­труд­ник, ко­то­рый был мар­ке­то­ло­гом. По­сле со­ро­ка он все бро­сил и при­шел к нам учить­ся»,– На­дин Дю­фа, ди­рек­тор ате­лье Lemarié, смот­рит, как увле­чен­но я из­го­тав­ли­ваю свою первую ка­ме­лию. Цве­ток, ко­то­рый по­явил­ся в ар­се­на­ле Chanel в 1960-е, здесь на­учи­лись де­лать из са­ти­на, тви­да, ме­ха, га­зе­ты и пла­сти­ка. Его со­би­ра­ют из 16 лепестков в сред­нем пол­то­ра ча­са и в год про­из­во­дят 40 ты­сяч штук. Пер­вых об­раз­цов ка­ме­лии не со­хра­ни­лось, за­то ин­стру­мен­ты, ко­то­ры­ми ее со­зда­ли, я дер­жу в ру­ках. «Мы по­го­во­рим с ма­дам На­дин – мо­жет, у нас най­дет­ся ме­сто ас­си­стен­та»,– шу­тят во­круг. Сей­час ас­си­стент здесь очень ну­жен: со­труд­ни­ки за­ня­ты пред­сто­я­щим по­ка­зом Chanel Haute Couture вес­на-ле­то – 2016, ко­то­рый со­сто­ит­ся че­рез пять дней. «Мы на­ча­ли ра­бо­тать еще до Рож­де­ства, но все­гда что-то по­яв­ля­ет­ся в по­след­ний мо­мент».

За со­сед­ним сто­лом ра­бо­та­ют над фи­наль­ным пла­тьем неве­сты. Толь­ко на то, что­бы раз­гла­дить де­та­ли фраг­мен­та раз­ме­ром 1х1 мм, ушло 30 ми­нут, а мяг­кие фак­тур­ные вол­ны ска­лы­ва­ли два ча­са. Оста­лось до­пол­нить их бу­си­на­ми из де­ре­ва, при­шить – и бу­дет го­то­во. Лю­бим­цы ате­лье – ле­жа­щие по­всю­ду мик­ро­на­се­ко­мые из цвет­ных пе­рьев, по­хо­жие на пти­чек. «Сей­час же не вре­ме­на Ма­рии-ан­ту­а­нет­ты – ни­кто не но­сит пе­рья про­сто в при­чес­ке. И это не ка­ба­ре «Фо­ли-бер­жер». Это ум­ный декор»,– рас­ска­зы­ва­ют ма­сте­ра Lemarié о сво­ей глав­ной спе­ци­а­ли­за­ции – пе­рьях.

Lemarié бо­лее 200 лет счи­та­ют­ся глав­ны­ми плю­ма­сье Фран­ции. В на­ча­ле про­шло­го ве­ка ма­сте­ра по ра­бо­те с пе­ром, плю­ма­сье, бы­ли очень вос­тре­бо­ва­ны: в од­ном Па­ри­же их ра­бо­та­ло око­ло 300. Те­перь оста­лись толь­ко Lemarié – во мно­гом бла­го­да­ря то­му, что рас­ши­ри­ли сфе­ру де­я­тель­но­сти, на­чав де­лать тка­не­вые цве­ты, плис­се и ши­тье. С 1975 го­да, ко­гда во Фран­ции при­ня­ли за­кон, за­пре­ща­ю­щий ис­поль­зо­вать пе­рья ди­ких птиц, здесь ра­бо­та­ют ис­клю­чи­тель­но с фер­мер­ским ма­те­ри­а­лом – опе­ре­ни­ем фа­за­нов, стра­у­сов и гу­сей. Кол­лек­ция пе­рьев прак­ти­че­ски вы­мер­ших рай­ских птиц, ко­то­рую внук ос­но­ва­те­ля, Ан­дре Ле­ма­рье, со­брал до 1975 го­да,– объ­ект вос­хи­ще­ния: на нее смот­рят, ко­гда нуж­но вдох­но­вить­ся, что­бы най­ти опре­де­лен­ный от­те­нок.

«Кто ра­бо­та­ет не над кол­лек­ци­ей Chanel?» – спра­ши­ва­ют де­вуш­ки из пресс-служ­бы в каж­дой ком­на­те ате­лье. Быст­ро уби­ра­ют то, что не долж­но по­пасть в кадр, и раз­ре­ша­ют сни­мать. Ана­ло­гич­ный во­прос за­да­ют не толь­ко в Lemarié, но так­же и в Lesage, Massaro и Maison Michel.

11 ате­лье, спе­ци­а­ли­зи­ру­ю­щих­ся на ред­ких ви­дах де­ко­ра­тив­ных тех­ник и ак­сес­су­а­рах руч­ной ра­бо­ты, с 1985 го­да Chanel объ­еди­ни­ла в про­ек­те Maisons d’art. На де­ле Chanel не да­ла им ра­зо­рить­ся, рас­пу­стить ра­бот­ни­ков и потерять ма­стер­ство в че­ре­де фи­нан­со­вых неуря­диц. Бо­лее то­го, здесь сра­зу на­ча­ли на­би­рать штат из мо­ло­дых со­труд­ни­ков, ко­то­рых от­пра­ви­ли на обу­че­ние к бо­лее опыт­ным. Под про­ект за­пу­сти­ли меж­се­зон­ные те­ма­ти­че­ские кол­лек­ции Chanel Métiers d’art, ко­то­рые во всей кра­се де­мон­стри­ру­ют, как пе­ре­ве­сти ста­рин­ные тех­ни­ки на язык со­вре­мен­ной одеж­ды. При этом Chanel свою ге­ге­мо­нию ате­лье не навязывает и от­кры­то раз­ре­ша­ет им ра­бо­тать с дру­ги­ми До­ма­ми. Но Chanel – пре­ми­аль­ный кли­ент, от ко­то­ро­го по­сту­па­ет 70 % за­ка­зов.

Ра­бо­та вы­стро­е­на так. Сам Карл Ла­гер­фельд сю­да не при­ез­жа­ет: неза­чем. Он ста­вит об­щие за­да­чи, арт-ди­рек­то­ра ате­лье раз­ра­ба­ты­ва­ют ва­ри­ан­ты с тех­но­ло­га­ми, а те, в свою оче­редь, вы­да­ют за­да­ния ра­бот­ни­кам. По­след­ние воль­ны в вы­бо­ре, что имен­но они бу­дут де­лать – рас­ши­вать, к при­ме­ру, шляп­ка­ми же­лу­дей шлейф или за­ни­мать­ся бо­лее тра­ди­ци­он­ной вы­шив­кой: тут при­вет­ству­ет­ся эн­ту­зи­азм. В кон­це кон­цов, имен­но эти petites mains («ма­лень­кие руч­ки» – так на­зы­ва­ют про­фес­си­о­на­лов, вир­ту­оз­но вла­де­ю­щих слож­ной тра­ди­ци­он­ной тех­ни­кой) эту ра­бо­ту вы­пол­ня­ют. С 2012 го­да че­ты­ре ма­стер­ские Métiers d’art (Lemarié, Lesage, Goossens и Paloma) пе­ре­еха­ли на се­вер Па­ри­жа, в при­го­род Пан­тин, Massaro и Maison Michel – в со­сед­ний Обер­ви­лье. Шоу-ру­мы оста­лись в цен­тре по ис­то­ри­че­ским ад­ре­сам, од­на­ко боль­шая часть офисов и ате­лье на­хо­дят­ся во внешне непри­гляд­ных ин­ду­стри­аль­ных зда­ни­ях. При­го­род на­по­ми­на­ет де­ко­ра­ции со­ци­аль­ных филь­мов, од­на­ко се­рые фа­са­ды ком­пен­си­ру­ет внут­рен­нее со­дер­жа­ние. К при­ме­ру, в Lesage всех вновь при­быв­ших ве­дут в ком­на­ту, до по­лот­ка на­би­тую ар­хив­ны­ми об­раз­ца­ми. Здесь их боль­ше 60 000, и это са­мая боль­шая кол­лек­ция вы­шив­ки в ми­ре: есть пан­но ван­го­гов­ских под­сол­ну­хов для Yves Saint Laurent Haute Couture вес­на-ле­то – 1988, есть и об­ра­зец вы­шив­ки 1850 го­да До­ма Michonet, ко­то­рый вы­ку­пи­ла се­мья Ле­саж в 1924-м.

«Тех­ни­че­ски в вы­шив­ке с XIX ве­ка ма­ло что из­ме­ни­лось»,– рас­ска­зы­ва­ют мне в ате­лье. К иг­ле до­ба­ви­лись ма­шин­ки Lunéville, поз­во­ля­ю­щие де­лать вы­шив­ку крюч­ком, а тех­ни­ки все те же. Од­на из са­мых вы­ра­зи­тель­ных – ри­со­ва­ние при по­мо­щи ме­ло­вой пуд­ры «пан­сет». Под это от­ве­де­на спе­ци­аль­ная ком­на­та: тра­фа­рет при­пуд­ри­ва­ют, за­тем по точ­кам вы­ши­ва­ют мел­ким би­се­ром. Lesage – ав­то­ры тех­ни­ки vermicelli, ко­то­рую в юве­лир­ном ми­ре на­зва­ли бы «неви­ди­мой опра­вой»: стек­ля­рус сши­ва­ют в еди­ное по­лот­но, в ко­то­ром не вид­но про­бе­лов и цве­та плав­но пе­ре­те­ка­ют друг в дру­га.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.