С

VOGUE UA - - NEWS -

ло­ва, опре­де­ля­ю­ще­го то, что де­ла­ет Оли­вье, не су­ще­ству­ет. Он при­ду­мал се­бе про­фес­сию, ко­то­рая есть толь­ко у него»,– го­во­рит о сво­ем дру­ге Оли­вье Сай­я­ре ди­зай­нер Кристиан Ла­круа. У 49-лет­не­го Сай­я­ра нет про­фес­сии, по­па­да­ю­щей под ка­кое-ли­бо опре­де­ле­ние, за­то есть долж­ность, за ко­то­рую мож­но ухва­тить­ся и ид­ти даль­ше: он – ди­рек­тор па­риж­ско­го му­зея мо­ды Galliera. А так­же ис­то­рик ис­кусств по об­ра­зо­ва­нию, автор го­ло­во­кру­жи­тель­ных пер­фор­ман­сов с ак­три­сой Тиль­дой Су­ин­тон, ку­ра­тор и по­эт.

Обыч­но ску­пые на ком­пли­мен­ты фран­цуз­ские СМИ в от­но­ше­нии Сай­я­ра упо­треб­ля­ют не­ожи­дан­ные эпи­те­ты: «ис­кря­щий­ся», «вни­ма­тель­ный», «ин­три­гу­ю­щий», «необык­но­вен­ный». Все так. Оли­вье Сай­яр при­ни­ма­ет в сво­ем по­хо­жем на лофт ка­би­не­те под кры­шей му­зея Galliera. Мно­го сме­ет­ся, вни­ма­тель­но слу­ша­ет и щед­ро де­лит­ся вос­по­ми­на­ни­я­ми, иде­я­ми и пла­на­ми.

Сре­ди бли­жай­ших – от­крыть 14 мая вы­став­ку «Ана­то­мия кол­лек­ции» и сде­лать к осе­ни но­вый пер­фор­манс с Тиль­дой Су­ин­тон и Шар­лот­той Рэм­плинг.

«Ана­то­мия кол­лек­ции» – это по­пыт­ка пе­ре­ме­шать в од­ном про­стран­стве одеж­ду зна­ме­ни­то­стей и обыч­ных лю­дей, жив­ших в пе­ри­од от XVIII ве­ка до на­ших дней. Кор­сет Ма­ри­и­ан­ту­а­нет­ты, ро­ба ка­торж­ни­ка, ко­стюм Одри Хепберн, ха­лат мед­сест­ры и пи­жа­ма все той же Су­ин­тон долж­ны от­ве­тить на про­стой во­прос: кто что но­сит?

«Я хо­тел, что­бы на этой вы­став­ке бы­ли пред­став­ле­ны ве­щи, к ко­то­рым я сам ис­пы­ты­ваю неж­ность: фар­тук цве­точ­ни­ка или дру­гая одеж­да, при­над­ле­жав­шая лю­дям, о ко­то­рых мы зна­ем лишь то, ка­кой бы­ла их про­фес­сия,– го­во­рит Сай­яр.– У нас в кол­лек­ции есть ра­бо­чий ха­лат про­дав­ца ово­щей и фрук­тов с па­риж­ско­го рын­ка Ле-аль. Он та­кой ла­та­ный-пе­ре­ла­та­ный, что ка­жет­ся вы­ши­тым. И вся по­э­зия – в этой вы­шив­ке. В этом ха­ла­те ку­да боль­ше эмо­ций, чем в пла­тье Жо­зе­фи­ны: ведь ес­ли бы мы не зна­ли, что это пла­тье Жо­зе­фи­ны, ни­что не по­мог­ло бы нам это по­нять, а в одеж­де этих «зна­ме­ни­тых ано­ни­мов» столь­ко по­э­зии».

Му­зей Galliera до­стал­ся Оли­вье Сай­я­ру в 2010 го­ду за­кры­тым на несколь­ко лет. Оли­вье не рас­те­рял­ся и сде­лал первую вы­став­ку в дру­гом ме­сте. Кол­лек­цию ма­дам Гре из за­пас­ни­ков Galliera по­ка­за­ли в 2011 го­ду в па­риж­ском му­зее скуль­пто­ра Бур­де­ля – пла­тья со зна­ме­ни­той ан­тич­ной дра­пи­ров­кой ста­ли скульп­ту­ра­ми сре­ди скульп­тур. Вы­став­ка име­ла оше­ло­ми­тель­ный успех: за че­ты­ре ме­ся­ца в кро­хот­ном му­зее по­бы­ва­ло бо­лее 110 ты­сяч по­се­ти­те­лей.

От­крыл­ся му­зей Galliera лишь в сен­тяб­ре 2013 го­да – гром­кой вы­став­кой Аз­зе­ди­на Алайя. С тех пор по­пу­ляр­ность па­риж­ско­го му­зея мо­ды толь­ко рос­ла. Впро­чем, мас­со­вость и вы­став­ки-блок­ба­сте­ры, на ко­то­рые вы­стра­и­ва­ют­ся мно­го­ча­со­вые оче­ре­ди, ни­ко­гда не при­вле­ка­ли Сай­я­ра. «Ра­зу­ме­ет­ся, ме­ня на­зна­чи­ли на этот пост, что­бы му­зей стал бо­лее по­пу­ляр­ным, и мы, ко­неч­но, каж­дый раз ра­ду­ем­ся, ко­гда на на­ши вы­став­ки при­хо­дит мно­го лю­дей,– при­зна­ет ди­рек­тор Galliera.– Но не это опре­де­ля­ет мой вы­бор». Для него важ­но сде­лать так, что­бы по­се­ти­те­лю бы­ло ком­форт­но.

За­вет­ная меч­та Оли­вье Сай­я­ра (хоть это «и пу­га­ет его ру­ко­вод­ство» в мэ­рии Па­ри­жа) – сде­лать вы­став­ку для од­но­го ви­зи­те­ра. «По­се­ти­тель со­гла­со­вы­ва­ет вре­мя ви­зи­та, при­хо­дит и смот­рит экс­по­зи­цию, за­тем его сме­ня­ет дру­гой. Что­бы про­ве­сти та­кую вы­став­ку, по­тре­бу­ет­ся два го­да, но это бы­ла бы на­сто­я­щая рос­кошь – иметь воз­мож­ность по­се­тить вы­став­ку в оди­ноч­ку»,– увле­чен­но объ­яс­ня­ет он. И то­ном, в ко­то­ром нет ме­ста со­мне­нию, обе­ща­ет, что непре­мен­но сде­ла­ет та­кую вы­став­ку «до то­го, как вый­дет на пен­сию».

Оли­вье Сай­яр дер­жит вре­мя на ди­стан­ции. Он сле­дит за мо­дой, но ему плевать на се­зо­ны и тен­ден­ции. У него нет «Ин­с­та­гра­ма», но ино­гда, при­зна­ет­ся Сай­яр, он про­сит сво­е­го по­мощ­ни­ка «по­ка­зать ему фо­то Ким Кар­да­шян». Из лю­бо­пыт­ства, слов­но жел­тый жур­нал, ко­то­рый он обя­за­тель­но про­ли­ста­ет в при­ем­ной у вра­ча. Од­на­ко по-на­сто­я­ще­му ему ин­те­рес­ны пру­стов­ская неж­ность про­шло­го и по­э­зия вос­по­ми­на­ний.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.