По­сле

VOGUE UA - - NEWS -

по­се­ще­ния Чер­но­бы­ля я по­ня­ла, что го­то­ва жить без элек­три­че­ства. Луч­ше без него, чем ко­гда-ли­бо еще узнать, что зна­чит ядер­ная ка­та­стро­фа. Я го­то­ва жечь све­чи, де­лать со­гре­ва­ю­щие упраж­не­ния каж­дые 15 ми­нут и от­ка­зать­ся от отоп­ле­ния. По­езд­ка в Чер­но­быль – это как вы­ход из ту­ма­на». Ху­дож­ни­ца Зи­на­и­да Ли­ха­че­ва встре­ча­ет ме­ня в сво­ей ма­стер­ской на Пе­чер­ске – на ней ру­баш­ка из пе­ре­ра­бо­тан­ных ма­те­ри­а­лов, она уго­ща­ет ме­ня на­ту­раль­ным тра­вя­ным ча­ем, а в ко­ри­до­ре по­ка­зы­ва­ет «во­ен­ную» курт­ку, ко­то­рую во вре­мя экс­пе­ди­ции в Чер­но­быль ей по­да­рил один из со­труд­ни­ков ЧАЭС. Те­перь эта курт­ка – ар­те­факт.

В про­шлом го­ду Ли­ха­че­ва съез­ди­ла в Чер­но­быль два­жды: вме­сте с груп­пой ху­дож­ни­ков из Ис­па­нии и Ко­лум­бии (арт-кол­лек­тив Food of War) она го­то­ви­ла боль­шой арт-про­ект Clouded Lands. Его пре­зен­та­ция со­сто­ит­ся 26 ап­ре­ля в Ки­е­ве, по­сле он по­едет в Минск и дру­гие го­ро­да Ев­ро­пы – по сле­дам ра­дио­ак­тив­но­го об­ла­ка,– а за­вер­шит свой путь в Лон­доне в ап­ре­ле 2017-го.

«Ве­че­ря» – так на­зы­ва­ет­ся ви­део­ра­бо­та Ли­ха­че­вой. Ее гло­баль­ная те­ма – раз­ру­ше­ние че­ло­ве­ком окру­жа­ю­щей сре­ды. Здесь два сю­же­та: убий­ство ко­ров и непо­сред­ствен­но Чер­но­быль­ская ка­та­стро­фа и ее по­след­ствия – куль­тур­ные, эко­но­ми­че­ские, лич­ност­ные. «Ве­че­ря» Ли­ха­че­вой – дра­ма­тич­ная и вполне пря­мо­ли­ней­ная ра­бо­та, ко­то­рую без вздра­ги­ва­ний смот­реть невоз­мож­но, но ху­дож­ни­цу это не сму­ща­ет: она до­воль­но ка­те­го­рич­но го­во­рит о том, что не со­би­ра­ет­ся сво­им ис­кус­ством раз­вле­кать пуб­ли­ку.

«Я окан­чи­ваю ис­кус­ство­вед­че­ский фа­куль­тет в НАОМА и ско­ро бу­ду пи­сать ди­плом – те­мой хо­чу вы­брать ис­чез­нув­шую куль­ту­ру чер­но­быль­ско­го По­ле­сья. Чер­но­быль для ме­ня – фе­но­мен пре­рван­ной куль­ту­ры, ко­то­рый я дав­но изу­чаю. Сим­во­лич­но: По­ле­сье все­гда бы­ло очень ин­те­рес­ным, но ма­ло­изу­чен­ным ре­ги­о­ном, а по­том это «бе­лое пят­но» по­кры­лось чер­ным пят­ном ра­дио­ак­тив­но­го об­ла­ка». Ли­ха­че­ва все­рьез по­гру­зи­лась в те­му: она ез­ди­ла в фольк­лор­ные экс­пе­ди­ции и те­перь вза­хлеб рас­ска­зы­ва­ет о свое­об­ра­зии ре­ги­о­на – о том, что у чер­но­быль­ско­го По­ле­сья есть куль­тур­ные осо­бен­но­сти, ко­то­рые не по­вто­ря­ют­ся боль­ше ни­где в Укра­ине: на­при­мер, тип вы­шив­ки или спо­соб при­го­тов­ле­ния ка­ра­вая.

По­ми­мо ос­нов­ной, в Clouded Lands бу­дет и па­рал­лель­ная про­грам­ма, ко­то­рую Зи­на­и­да Ли­ха­че­ва ини­ци­и­ро­ва­ла вме­сте с укра­ин­ски­ми ху­дож­ни­ка­ми, сре­ди ко­то­рых Гам­лет Зинь­ков­ский и Ро­ман Ми­хай­лов. Сре­ди ее тем – ре­а­би­ли­та­ция за­гряз­нен­ных зе­мель и вос­ста­нов­ле­ние при­ро­ды Чер­но­бы­ля. Мно­го лет уче­ные про­во­ди­ли в зоне экс­пе­ри­мен­ты с сор­бен­та­ми, что­бы очи­стить зем­лю от ра­дио­ак­тив­ных эле­мен­тов. Ху­дож­ни­ки то­же вне­сут свою леп­ту в эти про­ек­ты – их ре­зуль­та­том ста­нет ин­стал­ля­ция из рас­те­ний, вы­ра­щен­ных по этой схе­ме.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.