Та­ня МУИНЬО Д

VOGUE UA - - NEWS -

рам­кру­жок, кру­жок по фо­то, хор­кру­жок – мне петь охота» – зна­ме­ни­тое сти­хо­тво­ре­ние Аг­нии Барто про за­ня­тую де­воч­ку Ли­ду вполне мож­но по­свя­тить одес­сит­ке Тане Муиньо (в fashion-ми­ре де­вуш­ку зна­ют под псев­до­ни­мом Та­ню). Са­ма Муиньо – ди­зай­нер, сти­лист, фо­то­граф и ре­жис­сер – на­зы­ва­ет се­бя со­вре­мен­ным сло­вом «муль­ти­тас­кер». За па­ру дней до на­шей съем­ки она при­ле­те­ла из Па­ри­жа, где на Неде­ле мо­ды пред­став­ля­ла бай­е­рам и прес­се свой бренд Jealousy, за­тем вер­ну­лась в Одес­су, «за­чех­ли­ла ве­щи», как она вы­ра­жа­ет­ся, и от­пра­ви­лась в Киев – сни­мать­ся для Vogue UA и за­од­но про­ве­сти несколь­ко встреч с укра­ин­ски­ми му­зы­кан­та­ми.

Мы встре­ча­ем­ся с Та­ней в ре­сто­ране «Лю­би­мый дя­дя»: я при­хо­жу рань­ше и за­стаю Муиньо за ра­бо­чим со­ве­ща­ни­ем с пе­ви­цей Евой Буш­ми­ной. Муиньо рас­ска­зы­ва­ет идею кли­па, па­рал­лель­но со­ве­ту­ет, ка­кие ру­ка­ва долж­ны быть у ру­баш­ки, ко­то­рую хо­чет на­деть в кли­пе Буш­ми­на, тут же при­ки­ды­ва­ет, ка­кие укра­ше­ния бу­дут луч­ше вы­гля­деть в кад­ре. Это – муль­ти­тас­кер в дей­ствии.

«Фотографом я ста­ла по необ­хо­ди­мо­сти: мне про­сто не нра­ви­лось, как дру­гие фо­то­гра­фи­ру­ют мо­де­лей, ко­то­рых я сти­ли­зую. Сни­мать ви­део то­же ста­ла слу­чай­но, – мне за­хо­те­лось, что­бы кар­тин­ка дви­га­лась. По­том по­нра­ви­лось мон­ти­ро­вать. Хо­чешь сде­лать хо­ро­шо – сде­лай сам». Че­ты­ре го­да на­зад Муиньо по­чти слу­чай­но со­зда­ла бренд Jealousy: ей не нра­ви­лось то, что про­да­ет­ся в одес­ских ма­га­зи­нах, а еще «па­па ска­зал: ты взрос­лая, иди ра­бо­тать».

По­сле по­ка­за в род­ной Одес­се по­сле­до­ва­ло уча­стие в Mercedes-benz Kiev Fashion Days. Ос­но­ва­тель зна­ме­ни­то­го он­лайн-ма­га­зи­на NOT JUST A LABEL Сте­фан Си­гель уви­дел там одеж­ду Jealousy, и она ему так по­нра­ви­лась, что он на­чал про­да­вать ее у се­бя. Сей­час Jealousy по­ку­па­ют в США, Ве­ли­ко­бри­та­нии, Кувей­те, Са­у­дов­ской Ара­вии, Укра­ине и Ки­тае. Муиньо, ко­то­рая ко все­му от­но­сит­ся по­лу­се­рьез­но-по­лу­шу­тя, над сво­им успе­хом иро­ни­зи­ру­ет: «Бай­е­ры в Кувей­те уже в ко­то­рый раз до­за­ка­зы­ва­ют пла­тья из ис­кус­ствен­но­го ме­ха. Они очень теп­лые – за­чем они в жар­кой Азии? А еще Jealousy по­че­му-то лю­бят в Ки­тае – это при том, что я шью одеж­ду на та­ких, как я, то есть вы­со­ких и ху­дых».

27-лет­няя Муиньо лег­ко и иг­ри­во рас­ска­зы­ва­ет о сво­ей ра­бо­те, но на са­мом де­ле сов­ме­щать му­зы­ку и со­зда­ние кли­пов ей непро­сто. «Я сни­маю кли­пы толь­ко меж­ду неде­ля­ми мо­ды. Был пе­ри­од, ко­гда я од­но­вре­мен­но го­то­ви­лась к по­ка­зу и сда­ва­ла клип. Это был ад». При этом вы­брать что-то од­но – не для Муиньо: она не пред­став­ля­ет се­бя без му­зы­ки и ри­су­ет эс­ки­зы толь­ко под тре­ки лю­би­мых ар­ти­стов на­при­мер, Че­та Фей­ке­ра. Од­ной мо­ды ей ма­ло: «Ко­гда я при­ез­жаю на по­ка­зы в Па­риж или Милан, схо­жу с ума: там го­во­рят толь­ко о мо­де. Fashion kills! На­до сде­лать се­бе та­кую фут­бол­ку, кста­ти».

По­ка в по­служ­ном спис­ке Муиньо не так мно­го кли­пов: она сня­ла несколь­ко ра­бот для Рож­де­на и Евы Буш­ми­ной, а недав­но вме­сте с Ала­ном Ба­до­е­вым ра­бо­та­ла над арт-про­ек­том для Мак­са Бар­ских. У Муиньо свой стиль: ее ра­бо­ты сня­ты в при­глу­шен­ных, ча­сто се­рых то­нах, в них все­гда есть кон­фликт и куль­ми­на­ция – этим они на­по­ми­на­ют ми­ни-филь­мы. А еще у Муиньо сни­ма­ют­ся самые кра­си­вые мо­де­ли. Та­ня рас­ска­зы­ва­ет: ко­гда два го­да на­зад она за­ду­ма­ла сни­мать в Бар­се­лоне клип для Евы Буш­ми­ной на пес­ню kakvoda, то по «Скай­пу» про­ве­ла ка­стинг и вы­бра­ла для съем­ки двух са­мых кра­си­вых пар­ней в Бар­се­лоне.

Муиньо – ре­жис­сер прин­ци­пи­аль­ный: «Са­мое глав­ное для ме­ня – трек. Не ар­тист да­же, а имен­но пес­ня. Ар­ти­сты – слож­ные лю­ди, они ча­сто ме­ня­ют­ся: се­го­дня он иг­ра­ет по­псу, а зав­тра де­ла­ет мод­ную стриж­ку и ухо­дит в ан­дер­гра­унд. Так что глав­ное – класс­ная пес­ня». При этом стать су­пер­вос­тре­бо­ван­ным ре­жис­се­ром Тане ме­ша­ет ха­рак­тер: «Я слиш­ком пря­мо­ли­ней­на, и ко­гда не­ко­то­рые ар­ти­сты спра­ши­ва­ют ме­ня, по­че­му я не хо­чу с ни­ми ра­бо­тать, я пря­мо го­во­рю: “У вас пробле­ма с пес­ней”».

Муиньо счи­та­ет, что ее любовь к сво­бо­де – с Ку­бы: Та­нин па­па Ро­берт Муиньо – ку­би­нец. В 1980-е го­ды он при­е­хал в Одес­су по об­ме­ну, влю­бил­ся в Та­ни­ну бу­ду­щую ма­му и остал­ся в Укра­ине. До пя­ти лет де­воч­ка жи­ла в Га­ване: «У ме­ня боль­шая ку­бин­ская се­мья: у па­пы три бра­та и сест­ра. На Ку­бе ни­че­го не бо­ят­ся – по­то­му что они мно­гое пе­ре­жи­ли и им нече­го те­рять».

Вполне воз­мож­но, ско­ро ко всем ее про­фес­си­ям до­ба­вит­ся еще од­на – Тане очень нра­вит­ся ра­бо­та опе­ра­то­ра. «Ка­ме­ра тя­же­лая – это един­ствен­ное, что сму­ща­ет. Но сей­час ка­ме­ры ста­но­вят­ся все мень­ше и мень­ше. Как толь­ко они ста­нут со­всем лег­ки­ми, я бу­ду сни­мать са­ма».

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.