Д

VOGUE UA - - CULTURE -

вы­кла­ды­ва­ли пес­ни в соц­се­ти и пи­са­ли раз­ным лю­дям в Ки­е­ве – хо­те­ли, что­бы те по­слу­ша­ли и по­со­ве­то­ва­ли, как нам раз­ви­вать­ся даль­ше».

чу­до в том, что The Elephants и их му­зы­ка – доб­рая, немно­го ме­лан­хо­лич­ная – мгно­вен­но вы­зы­ва­ют сим­па­тию. пер­вой к ним про­ник­лась сим­па­ти­ей ди­зай­нер и сти­лист ле­ся па­то­ка, ко­то­рая год на­зад услы­ша­ла де­мо­за­пи­си ре­бят в соц­се­тях. па­то­ка рас­ска­за­ла о них по­дру­ге и кол­ле­ге ле­ре ле­виц­кой, ле­виц­кая, в свою оче­редь, де­ли­кат­но под­су­ну­ла за­пи­си The Elephants ев­ге­нию фи­ла­то­ву, ко­то­рый со­гла­сил­ся стать саунд-про­дю­се­ром де­бют­но­го аль­бо­ма. в Ки­е­ве у ре­бят бы­ли и дру­гие пред­ло­же­ния, су­лив­шие им и ев­ро­пей­ские га­стро­ли, и вы­год­ные кон­трак­ты. «но мы же не де­ти. Ка­кие га­стро­ли?!»

«я еще не встре­чал 18-лет­них ре­бят, ко­то­рые пи­шут та­кую му­зы­ку»,– воз­буж­ден­но го­во­рит фи­ла­тов, ку­ря си­га­ре­ту за си­га­ре­той.– му­зы­ка стиль­ная, по­тен­ци­аль­но хи­то­вая – том­ный во­кал, фол­ко­вые мо­ти­вы. «я уви­дел, что мне и со­чи­нять ни­че­го не на­до: мы про­сто взя­ли их го­то­вые ком­по­зи­ции, до­ба­ви­ли аран­жи­ров­ки – и все. но са­мое ин­те­рес­ное на­ча­лось, ко­гда ре­бя­та спу­стя па­ру ме­ся­цев по­сле на­ше­го зна­ком­ства при­сла­ли но­вые пес­ни и ви­део. За­пи­сан­ные до­ма, в ма­лень­кой ком­на­туш­ке, на iphone, на фоне «школь­но­го» пись­мен­но­го сто­ла – это бы­ли го­то­вые тре­ки для аль­бо­ма. моя за­да­ча – не на­вре­дить им: свою ра­бо­ту я строю во­круг них са­мих, во­круг их ха­риз­мы, ко­то­рая цеп­ля­ет с пер­во­го зву­ка».

вме­сте с дмит­ри­ем и вла­ди­сла­вом мы при­ез­жа­ем в сту­дию к фи­ла­то­ву непо­да­ле­ку от Ки­е­во-пе­чер­ской лав­ры: ко­гда они здо­ро­ва­ют­ся, вид­но, что фи­ла­тов очень вдох­нов­лен эти­ми са­мо­род­ка­ми. в пер­вые же пять ми­нут саунд-про­дю­сер рас­пи­сы­ва­ет The Elephants бли­жай­шие за­да­чи и тут же вру­ча­ет дмит­рию но­вую ги­та­ру – «За­бе­решь до­мой, те­бе на этой бу­дет удоб­нее ра­бо­тать». The Elephants мол­чат и ки­ва­ют: за­мет­но, что ре­бя­та оша­ра­ше­ны сва­лив­шей­ся на них уда­чей. на мой во­прос о том, как они се­бя чув­ству­ют по­сле то­го, как все за­кру­ти­лось, ре­бя­та че­ка­нят хо­ром: «страш­но!». «страш­но упу­стить та­кой шанс?» – «нет, страш­но под­ве­сти лю­дей, ко­то­рые в те­бя по­ве­ри­ли. мы те­перь по­сто­ян­но ду­ма­ем: нель­зя по­зо­рить фи­ла­то­ва».

имен­но об этом The Elephants ду­ма­ли в фев­ра­ле, ко­гда их при­гла­си­ли вы­сту­пить в клу­бе Atlas на кон­цер­те-три­бью­те дэ­ви­ду Бо­уи вме­сте с опыт­ны­ми му­зы­кан­та­ми. «по­ка они спе­ли од­ну пес­ню, мы с фи­ла­то­вым чуть не по­се­де­ли»,– го­во­рит ле­виц­кая. а дмит­рий по со­ве­ту ле­ры, вый­дя на сце­ну и уви­дев ты­ся­чу че­ло­век в за­ле, за­крыл гла­за и пред­ста­вил, что он иг­ра­ет у се­бя на кухне. по­мог­ло. Так мо­ло­дые му­зы­кан­ты вы­ду­мы­ва­ют свои ма­лень­кие при­е­мы, что­бы боль­шая сце­на не ка­за­лась та­кой страш­ной.

сей­час у The Elephants две за­да­чи – во-пер­вых, сдать сес­сию, во-вто­рых, го­то­вить­ся к жи­вым вы­ступ­ле­ни­ям. фи­ла­тов не скры­ва­ет, что The Elephants по­нра­ви­лись ему не толь­ко по­то­му, что они класс­ные и ис­крен­ние; для него под­держ­ка этой груп­пы – сво­е­го ро­да му­зы­каль­ный пат­ри­о­тизм. «“ого, как у нас уме­ют” – я хо­чу, что­бы ре­ак­ция на укра­ин­ских ар­ти­стов у слу­ша­те­ля бы­ла имен­но та­кой. у лей­б­ла VIDLIK есть за­да­ча – спо­соб­ство­вать фор­ми­ро­ва­нию но­вой укра­ин­ской сце­ны. и это еще од­на при­чи­на, по ко­то­рой я по­мо­гаю The Elephants». мит­рий и вла­ди­слав учат­ся на пер­вом курсе ин­сти­ту­та, по­это­му на съем­ку в Ки­ев смо­гут при­е­хать толь­ко в воскресенье. им по 18 лет, и я по­обе­ща­ла их ро­ди­те­лям: ни­ка­ко­го шоу-биз­не­са, по­ка они не сда­дут сес­сию»,– вполне се­рьез­но го­во­рит мне по те­ле­фо­ну ди­рек­тор груп­пы ле­ра ле­виц­кая. ле­виц­кая – опыт­ный ме­не­джер, ко­то­рая мно­го лет ра­бо­та­ла кон­церт­ным ди­рек­то­ром у джа­ма­лы, а сей­час отве­ча­ет за ор­га­ни­за­ци­он­ные де­ла в про­ек­тах ONUKA и The Maneken, но я чув­ствую, что юные The Elephants – слу­чай для нее осо­бен­ный. Так же, впро­чем, как и для все­го лей­б­ла VIDLIK, ко­то­рый не­дав­но ос­но­ва­ли фи­ла­тов и на­та жиж­чен­ко, ли­дер ONUKA. де­ло в том, что The Elephants – пер­вые но­вые ар­ти­сты лей­б­ла, и от­вет­ствен­ность на них воз­ло­же­на двой­ная.

идея это­го ма­те­ри­а­ла по­яви­лась у нас слу­чай­но. «по­слу­шай, ка­кую му­зы­ку пи­шут сту­ден­ты!» – от­пра­ви­ла я ссыл­ку на один из тре­ков The Elephants глав­но­му ре­дак­то­ру Vogue UA ма­ше цу­ка­но­вой, ко­то­рая лю­бит му­зы­ку и сле­дит за но­вы­ми груп­па­ми. «да­ша, это секс. да­вай пи­сать о них»,– мгно­вен­но от­ре­а­ги­ро­ва­ла ма­ша. The Elephants про­из­во­дят вау-эф­фект – слож­но по­ве­рить, что та­кую стиль­ную му­зы­ку со­чи­ня­ют непро­фес­си­о­на­лы, да еще и те, ко­то­рым толь­ко-толь­ко ис­пол­ни­лось 18.

на тот мо­мент я тол­ком не зна­ла, как The Elephants вы­гля­дят и что со­бой пред­став­ля­ют. все, что ви­де­ла,– чер­но-бе­лые фо­то ре­бят в со­ци­аль­ных се­тях из се­рии «я и па­цан­чи­ки»: се­рые сум­ские мно­го­этаж­ки, об­шар­пан­ные подъ­ез­ды и двое фак­тур­ных пар­ней в джин­сах и ху­ди – ну про­сто го­то­вые мо­де­ли для го­ши руб­чин­ско­го. Ко­гда спу­стя неде­лю я жда­ла ре­бят у сто­лич­но­го ста­ди­о­на цска, где у нас бы­ла на­зна­че­на съем­ка, успо­ка­и­ва­ла се­бя: ну и что, что фо­то «вкон­так­те» у них «па­цан­ские», за­то му­зы­ка ка­кая! но пе­ре­жи­ва­ла я зря: при­е­ха­ли до­маш­ние, хо­ро­шо вос­пи­тан­ные пар­ни, ко­то­рые в те­че­ние все­го ин­тер­вью об­ра­ща­лись ко мне на «вы». ис­то­рия The Elephants – та­кая се­бе сказ­ка о Зо­луш­ке. они – обыч­ные сту­ден­ты. дмит­рий цы­га­нен­ко – вы­со­кий кра­си­вый брю­нет, об­щи­тель­ный и рас­су­ди­тель­ный, учит­ся на ре­а­би­ли­то­ло­га в пе­да­го­ги­че­ском уни­вер­си­те­те и меч­та­ет спа­сать лю­дей. вла­ди­слав Ка­ре­пин – мол­ча­ли­вый сту­дент-про­грам­мист, у него стриж­ка-ежик и дерз­кое вы­ра­же­ние ли­ца. оба – про­фес­си­о­наль­ные спортс­ме­ны: дмит­рий де­сять лет за­ни­мал­ся гим­на­сти­кой, вла­ди­слав – ка­ра­те. Ко­гда они еще бы­ли детьми, как-то син­хрон­но об­на­ру­жи­ли на чер­да­ках в до­ме у сво­их ба­бу­шек ста­рые за­пы­лен­ные ги­та­ры. му­зы­ка ста­ла для пар­ней хоб­би, а еще – спо­со­бом убе­жать от су­ро­вой дей­стви­тель­но­сти про­вин­ци­аль­но­го укра­ин­ско­го го­ро­да.

Ко­гда дмит­рию цы­га­нен­ко бы­ло 14, ро­ди­те­ли по­да­ри­ли ему мод­ную элек­тро­ги­та­ру. «мы ре­ши­ли: бу­дем де­лать свою груп­пу. на­шли ка­кой-то уны­лый под­вал, на­зва­ли это ре­пе­ти­ци­он­ной ба­зой, при­гла­си­ли де­воч­ку-ба­ра­бан­щи­цу. иг­ра­ли «пан­ку­ху» – Sex Pistols, Blink-182». сей­час The Elephants со­чи­ня­ют мод­ный ин­ди-рок, но панк, го­во­рят, остал­ся в ду­ше. Ко­гда бум на панк про­шел, ре­бя­та про­дол­жи­ли со­би­рать­ся до­ма и со­чи­нять соб­ствен­ную му­зы­ку, ак­ком­па­ни­руя се­бе на ги­та­ре и за­пи­сы­вая тре­ки на iphone. «мы

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.