Я

VOGUE UA - - INVOGUE инсайдер -

не ти­пич­ный мод­ный че­ло­век. Я – офи­цер ООН. Я ра­бо­тал в Гане, Бур­ки­на-фа­со, Ма­ли, Га­и­ти, Ке­нии, Уган­де – со­зда­вал luxury-про­дук­ты в ме­стах экс­тре­маль­ной бед­но­сти. Люди, вы­жи­ва­ю­щие на па­ру дол­ла­ров в день,– ка­кое от­но­ше­ние они име­ют к мо­де? Что об­ще­го меж­ду ди­зай­не­ром до­ро­гих су­мок и жен­щи­ной ма­саи, жи­ву­щей на краю све­та?» – Си­моне Чи­при­а­ни лю­бит на­чи­нать свои мно­го­чис­лен­ные пуб­лич­ные вы­ступ­ле­ния с во­про­сов. От­вет – он сам и его про­ект Ethical Fashion Initiative (EFI), ко­то­рый «объ­еди­ня­ет таланты ми­ра мо­ды с те­ми, кто хо­чет ра­бо­тать и из­ме­нить свою жизнь».

Ethical Fashion Initiative – флаг­ман­ская про­грам­ма Меж­ду­на­род­но­го тор­го­во­го цен­тра (ITC), со­здан­ная при под­держ­ке ООН и Все­мир­ной тор­го­вой ор­га­ни­за­ции в 2009 го­ду. Ее за­да­ча – внед­рить ар­ти­за­наль­ное ма­стер­ство жи­те­лей Чер­но­го кон­ти­нен­та в ев­ро­пей­скую мо­ду и вдох­но­вить ди­зай­не­ров на ис­поль­зо­ва­ние в сво­их кол­лек­ци­ях руч­но­го тру­да аф­ри­кан­ских умель­цев. Идея при­шла к Чи­при­а­ни по­сле по­езд­ки в Эфи­о­пию: его ужас­ну­ла здеш­няя бед­ность и од­но­вре­мен­но по­ра­зи­ло бо­гат­ство ре­мес­лен­ных тра­ди­ций.

О цен­но­сти ар­ти­за­наль­но­го про­из­вод­ства Си­моне знал не по­на­слыш­ке. Во-пер­вых, он ро­дил­ся в Ита­лии – стране, по­да­рив­шей ми­ру мно­же­ство до­ро­гих ве­щей руч­ной ра­бо­ты. Во-вто­рых, тру­дил­ся в ко­же­вен­ной ин­ду­стрии и за­ни­мал­ся ор­га­ни­за­ци­ей про­из­вод­ства – сна­ча­ла в Ита­лии, а по­сле во Вьет­на­ме, Ин­дии, Ин­до­не­зии, Ки­тае, Ту­ни­се и Марокко.

За 10 лет ра­бо­ты он за­ра­зил сво­и­ми иде­я­ми Ви­вьен Ве­ствуд (они со­труд­ни­ча­ют уже 14 се­зо­нов), Стел­лу Мак­карт­ни, Кон­су­э­ло Ка­сти­льо­ни и Силь­вию Вен­ту­ри­ни Фен­ди, во­влек в мас­штаб­ное про­из­вод­ство Sass & Bide, Karen Walker, Osklen, Camper и United Arrows. С его по­да­чи глав­ный ре­дак­тор ита­льян­ско­го Vogue Фран­ка Соц­ца­ни по­еха­ла в Аф­ри­ку, что­бы по­смот­реть на ко­опе­ра­ти­вы в Бур­ки­на-фа­со, спе­ци­а­ли­зи­ру­ю­щи­е­ся на тка­че­стве и окрас­ке тка­ней. В ре­зуль­та­те Фран­ка ста­ла под­дер­жи­вать Стел­лу Джин – ди­зай­не­ра с ита­льян­ско-бур­ки­ний­ски­ми кор­ня­ми, ко­то­рая де­ла­ет одеж­ду ев­ро­пей­ских тра­ди­ци­он­ных фа­со­нов из со­ткан­ных в Бур­ки­на-фа­со тка­ней. «Мы раз­ви­ва­ем су­ще­ству­ю­щие тра­ди­ции ма­стер­ства и на их ба­зе со­зда­ем ар­те­ли,– го­во­рит Чи­при­а­ни.– Об Аф­ри­ке толь­ко и слыш­но: вой­на, бед­ность, тер­ро­ризм, на­си­лие. Мы фор­ми­ру­ем про­ти­во­ядие этой нега­тив­ной волне: прак­ти­че­ски – со­зда­ем ра­бо­чие ме­ста, ин­фор­ма­ци­он­но – рас­ска­зы­ва­ем ми­ру о том, как мож­но по­мочь стра­нам тре­тье­го ми­ра».

Те­перь Си­моне взял­ся рас­ска­зы­вать не толь­ко об аф­ри­кан­ских ре­мес­лах, но и о ди­зай­не­рах. EFI уже два­жды устра­и­ва­ли показ че­ты­рех ди­зай­не­ров на глав­ной вы­став­ке муж­ской мо­ды Pitti Uomo – в июле 2015-го и ян­ва­ре 2016-го. Эти­че­ский ас­пект учли да­же в ка­стин­ге: сре­ди мо­де­лей бы­ло несколь­ко бе­жен­цев, ко­то­рых нашла парт­нер­ская ор­га­ни­за­ция Laimomo, за­ни­ма­ю­ща­я­ся про­бле­ма­ми ми­гран­тов.

«У ме­ня связь пло­хая, я сей­час в Кон­го – на­ла­жи­ваю ра­бо­ту ткац­ко­го ко­опе­ра­ти­ва»,– из­ви­ня­ет­ся пе­ре­до мной пи­ар­щи­ца EFI Хлое Му­каи. Она за­лез­ла на крышу, что­бы по­го­во­рить со мной по «Скай­пу» и об­су­дить де­та­ли раз­го­во­ра с Чи­при­а­ни. «Наш глав­ный по­сыл – это не бла­го­тво­ри­тель­ность, это ра­бо­та,– спе­шит объ­яс­нить она.– Мы по­мо­га­ем лю­дям са­мим улуч­шить свою жизнь».

Хлое при­во­дит мно­же­ство при­ме­ров. Мой лю­би­мый – о жен­щине из Ру­ан­ды, ко­то­рая чудом пережила ге­но­цид, сбе­жа­ла в Ке­нию с тре­мя детьми и устро­и­лась в ко­опе­ра­тив по про­из­вод­ству хол­що­вых су­мок. Те­перь она воз­глав­ля­ет ар­тель из 30 че­ло­век, ее де­ти учат­ся в шко­ле, и са­ма она то­же.

Или о ко­опе­ра­ти­ве «Ко­ко­ро­че» в Уган­де, ко­то­рый ра­бо­та­ет с 2009 го­да. Ту­да вхо­дят ис­клю­чи­тель­но жен­щи­ны, в успех ко­то­рых шо­ви­ни­сти­че­ское об­ще­ство ве­рить от­ка­зы­ва­лось. Гля­дя на успе­хи ко­опе­ра­ти­ва, мест­ный му­ни­ци­па­ли­тет пред­ло­жил ор­га­ни­зо­вать ло­каль­ное ар­ти­за­наль­ное про­из­вод­ство и со­здать фаб­ри­ку. «Они ста­ли неза­ви­си­мы­ми и те­перь са­ми опре­де­ля­ют свою жизнь»,– ра­ду­ет­ся Хлое.

Глав­ная за­да­ча EFI на ме­стах – разыскать ма­сте­ров и ор­га­ни­зо­вать ар­тель. За­тем нуж­но обес­пе­чить ее ра­бо­той, за­ин­те­ре­со­вав ди­зай­не­ра или мод­ный дом в со­зда­нии сов­мест­ной кол­лек­ции или ли­нии,– и сле­дить за тем, что­бы ме­ха­низм ра­бо­тал как ча­сы. Пер­вое про­из­вод­ство они ор­га­ни­зо­ва­ли в Ке­нии, те­перь их ко­опе­ра­ти­вы есть в Бур­ки­на-фа­со, Эфи­о­пии, Гане, Га­и­ти, Ке­нии, Ма­ли, а так­же в Кам­бод­же. За­да­ча об­ще­ми­ро­во­го уров­ня – раз­ви­вать эти­че­ски ори­ен­ти­ро­ван­ные про­из­вод­ства и осо­знан­ное fashion-по­треб­ле­ние. Это­му бы­ла по­свя­ще­на се­рия лек­ций и круг­лых сто­лов The Hand in Fashion, ко­то­рые Си­моне Чи­при­а­ни про­вел вме­сте с нью-йорк­ским Тех­но­ло­ги­че­ским ин­сти­ту­том мо­ды в фев­ра­ле. «Мы бы­ли пер­вы­ми, кто на­чал и – глав­ное – про­дол­жа­ет за­ни­мать­ся ор­га­ни­за­ци­ей эти­че­ски ори­ен­ти­ро­ван­ных про­из­водств. Мож­но най­ти ма­сте­ров, дать им од­но­ра­зо­вый за­каз – и что даль­ше? Мы ра­бо­та­ем по­сле­до­ва­тель­но». За про­шед­шие три го­да EFI обес­пе­чи­ли ра­бо­той 1000 ма­сте­ров, устро­и­ли 7000 се­мей, при­влек­ли к со­труд­ни­че­ству 17 мод­ных до­мов и 41 ин­тер­на­ци­о­наль­но­го бай­е­ра.

На мой во­прос, не хо­тят ли они за­дей­ство­вать по­тен­ци­ал укра­ин­ских тка­чей и вы­ши­валь­щиц, Чи­при­а­ни го­во­рит, что на та­ко­го ро­да ло­каль­ные ини­ци­а­ти­вы его сил по­ка не хва­та­ет. Сей­час в его фо­ку­се толь­ко Аф­ри­ка, в пла­нах – Пе­ру, Мек­си­ка и, воз­мож­но, Бра­зи­лия. «По­ни­ма­е­те, Ев­ро­па – это ци­ви­ли­за­ция, Азия – это раз­ви­тие и ин­ду­стри­а­ли­за­ция, а Аф­ри­ка – вне ми­ра в прин­ци­пе: аф­ри­кан­ские стра­ны до сих пор жи­вут за счет экс­пор­та сы­рья, а это по­ка­за­тель край­ней бед­но­сти».

«Я из по­ко­ле­ния бе­би-бу­ме­ров. Ино­гда нас на­зы­ва­ют мил­ле­ни­а­ла­ми, но это все чушь. На­сту­пи­ло вре­мя край­ней ин­ди­ви­ду­а­ли­за­ции. Все се­бя вы­пя­чи­ва­ют в соц­се­тях, все толь­ко и го­во­рят: я, я, я. Глав­ное, что сей­час це­нит лю­бое по­ко­ле­ние,– это ин­ди­ви­ду­аль­ность. Сре­ди про­че­го люди хо­тят знать, кто имен­но сде­лал то, что они по­ку­па­ют. Им нравится чувствовать связь с те­ми, кто сде­лал их ве­щи» – вы­во­ды Чи­при­а­ни ино­гда бо­лее эмо­ци­о­наль­ны, неже­ли ло­гич­ны. Но, несмот­ря на это, ехать за ним в Аф­ри­ку ор­га­ни­зо­вы­вать но­вую ар­тель хо­чет­ся еще боль­ше.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.