Во­сенне-зим­ней

VOGUE UA - - JEWELLERY -

кол­лек­ции ди­зай­не­ру Ли­лии Лит­ков­ской по­на­до­би­лись укра­ше­ния, ко­то­рые вы­жив­шие по­сле авиа­ка­та­стро­фы мог­ли бы при­ду­мать из остат­ков раз­бив­ше­го­ся лай­не­ра и под­руч­ных средств. За та­ки­ми укра­ше­ни­я­ми Лит­ков­ская об­ра­ти­лась к ху­дож­ни­це Зи­на­и­де Ли­ха­че­вой: она уже экс­пе­ри­мен­ти­ро­ва­ла с ма­те­ри­а­ла­ми, из ко­то­рых арт-объ­ек­ты в тра­ди­ци­он­ном по­ни­ма­нии не со­зда­ют. «Я на­зы­ваю их «ан­ти­ма­те­ри­а­ла­ми» – зо­лу из ко­ст­ро­вой ча­ши, пыль, со­бран­ную в сту­дии за неде­лю, а так­же нит­ки, ворс из ки­сто­чек, лес­ку»,– го­во­рит Ли­ха­че­ва, под ру­ко­вод­ством ко­то­рой твор­че­ский кол­лек­тив ее сту­дии More Names де­лал объ­ем­ные круп­ные «на­мыста». Их мож­но но­сить как укра­ше­ния, а мож­но рас­смат­ри­вать как са­мо­сто­я­тель­ные арт-объ­ек­ты – к при­ме­ру, на по­ка­зе Litkovskaya мо­де­ли про­сто но­си­ли их в ру­ках.

Эти укра­ше­ния – про­дол­же­ние про­ек­тов «Лю­бовь» и «Тво­ре­ние» (2012), в ко­то­рых Ли­ха­че­ва де­ла­ла мас­штаб­ные скульп­ту­ры из гип­са, де­ре­ва, смо­лы, соломы, стек­ла и шер­сти.

В этот раз ап­сай­клин­гу – твор­че­ской пе­ре­ра­бот­ке ненуж­ных ве­щей – под­верг­лись отходы, ко­то­рые арт-сту­дия про­из­ве­ла за неде­лю. «В про­цес­се ра­бо­ты укра­ше­ния об­ре­ли до­пол­ни­тель­ный смысл,– го­во­рит Ли­ха­че­ва.– Я по­ня­ла, что пыль – это иде­аль­ный ак­ку­му­ля­тор па­мя­ти: в ней оста­ет­ся след от все­го и всех, кто ока­зы­вал­ся в тво­ем про­стран­стве. Де­та­ли уходят, а па­мять оста­ет­ся».

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.