В так­си я се­ла уже ве­че­ром, в аб­со­лют­ной тем­но­те. Мы еха­ли семь ча­сов че­рез пу­сты­ню Ка­ра­ку­мы и слу­ша­ли уз­бек­ские пес­ни

VOGUE UA - - LIVING -

к мо­е­му сто­лу, ста­ли по­зи­ро­вать на ка­ме­ру, улы­бать­ся, а по­том по­до­шли и при­гла­си­ли стан­це­вать вме­сте с ни­ми. Тут же ди­джей по­свя­тил мне пес­ню, а жен­щи­ны ста­ли учить тан­це­вать. Са­мое глав­ное в их тан­це – это пра­виль­но дви­гать ру­ка­ми: плав­но и кра­си­во пе­ре­би­рать ими в рай­оне вис­ков с од­ной и дру­гой сто­ро­ны. Не ме­нее важ­но смотреть в гла­за, под­ми­ги­вать друг дру­гу и улы­бать­ся.

На сле­ду­ю­щий день я се­ла на по­езд – и все­го че­рез три ча­са оказалась в Бу­ха­ре. Она, в от­ли­чие от Самарканда, вы­дер­жа­на в еди­ном ар­хи­тек­тур­ном сти­ле (все зда­ния – из обо­жжен­но­го кир­пи­ча), и да­же но­вострой­ки тут ак­ку­рат­но впи­са­ны в об­щий ланд­шафт.

Здесь ори­ен­ти­ру­ют­ся по «ку­по­лам» – кир­пич­ным тор­го­вым по­ме­ще­ни­ям с ку­по­ла­ми, ко­то­рые на­по­ми­на­ют ев­ро­пей­ские пас­са­жи. Мест­ные жи­те­ли, объ­яс­няя до­ро­гу, го­во­рят: «Про­хо­ди­те вто­рые ку­по­ла и по­во­ра­чи­ва­е­те на­ле­во». Сна­ча­ла я те­ря­лась, но вско­ре по­ня­ла, что так ори­ен­ти­ро­вать­ся дей­стви­тель­но очень про­сто. С XVI ве­ка до на­сто­я­ще­го вре­ме­ни в Бу­ха­ре со­хра­ни­лось че­ты­ре ан­сам­бля ку­по­лов.

Мой отель на­хо­дил­ся в чер­те ста­ро­го го­ро­да, в трех ми­ну­тах ходь­бы от пер­вых ку­по­лов. Я чув­ство­ва­ла се­бя прин­цес­сой из во­сточ­ной сказ­ки: про­хо­ди­ла пер­вые ку­по­ла – и по­па­да­ла на боль­шую пло­щадь Ля­би-ха­уз с во­до­е­мом, дву­мя неболь­ши­ми мед­ре­се и ха­на­кой (оби­те­лью для стран­ни­ков). На уг­лу пло­ща­ди у ста­ри­ка-про­дав­ца я вы­тас­ки­ва­ла из тан­ды­ра сам­су и сво­ра­чи­ва­ла к оте­лю.

Ве­че­ром в Бу­ха­ре ока­за­лось еще скуч­нее, чем в Са­мар­кан­де. Я ре­ши­ла по тра­ди­ции по­се­тить глав­ный ре­сто­ран го­ро­да. В Бу­ха­ре это Budreddin – вос­ста­нов­лен­ный ка­ра­ван-са­рай, ана­лог на­ше­го по­сто­я­ло­го дво­ра. Съ­ела ман­ты из ба­ра­ни­ны, плов и шаш­лык из те­ля­ти­ны – ко­неч­но, это не са­мая ди­е­ти­че­ская еда, но, по­чув­ство­вав ее аро­мат, удер­жать­ся я не смог­ла. За со­сед­ним сто­лом от­ме­ча­ла день рож­де­ния уз­бек­ская се­мья, вся – от ба­бу­шек до мла­ден­цев. По­няв, что я ту­рист­ка, они при­сла­ли мне ароматную уз­бек­скую ды­ню – уго­ще­ние «от на­ше­го сто­ла ва­ше­му».

Тре­тьим пунк­том в мо­ем уз­бек­ском пу­те­ше­ствии был го­род Хи­ва. Же­лез­но­до­рож­но­го сообщения с Хи­вой нет, по­это­му я ре­ши­ла ту­да до­е­хать на так­си. (На­лич­ные дол­ла­ры здесь по­мо­га­ют вый­ти прак­ти­че­ски из лю­бой за­труд­ни­тель­ной си­ту­а­ции. Ме­нять их выгодно не в бан­ке, а на ба­за­ре: этой опе­ра­ции ра­ды все, вплоть до про­дав­цов ле­пе­шек.) В так­си я се­ла уже ве­че­ром, в аб­со­лют­ной тем­но­те. Мы еха­ли семь ча­сов че­рез пу­сты­ню Ка­ра­ку­мы и слу­ша­ли уз­бек­ские пес­ни. Оста­нов­ку сде­ла­ли все­го од­ну – в безы­мян­ном при­до­рож­ном ка­фе, где сна­ча­ла я от еды брезг­ли­во от­ка­зы­ва­лась, но в ито­ге съ­ела вкус­ней­ший ме­до­вик и сам­су.

«Ви­ди­те огонь­ки сле­ва вда­ле­ке? – спро­сил во­ди­тель – Это уже Турк­ме­ни­стан». От это­го за­хва­ты­ва­ет дух: от­кры­ва­ешь Google Maps – и по­ни­ма­ешь, что ты неиз­вест­но где. Сле­ва – да, Турк­ме­ни­стан, но ря­дом во­об­ще нет ни од­но­го на­се­лен­но­го пунк­та в ра­ди­у­се 200 ки­ло­мет­ров.

Хи­ва – го­ро­док на­столь­ко кро­шеч­ный, что да­же на кар­те его труд­но рас­смот­реть. Этот в про­шлом важ­ней­ший пункт на Ве­ли­ком шел­ко­вом пу­ти пре­вра­тил­ся в го­род-му­зей: уз­кие улоч­ки с мо­ще­ны­ми до­ро­га­ми ве­дут к двор­цам, ме­че­тям, мед­ре­се, мав­зо­ле­ям, ми­на­ре­там и ка­ра­ван-са­ра­ям.

Пе­ред ми­на­ре­том Каль­та-ми­нар в ви­де огром­ной толстой тру­бы я за­сты­ла как вко­пан­ная. Это од­на из са­мых уди­ви­тель­ных по­стро­ек в Хи­ве. Во-пер­вых, Каль­та-ми­нар – един­ствен­ный ми­на­рет, пол­но­стью де­ко­ри­ро­ван­ный май­о­ли­кой (на фоне бе­же­во-се­рой архитектуры го­ро­да он за­ме­тен из лю­бой его точ­ки), во-вто­рых, он ши­ро­чен­ный, ну а в-тре­тьих, у него стран­ные про­пор­ции: ми­на­рет та­кой ши­ри­ны дол­жен быть зна­чи­тель­но вы­ше и сужать­ся квер­ху.

Ока­за­лось, что за его неза­вер­шен­но­стью кро­ет­ся дра­ма­тич­ная сред­не­ве­ко­вая исто­рия. Бу­хар­ский хан узнал, что в Хи­ве долж­ны по­стро­ить са­мый вы­со­кий ми­на­рет в мире, и тай­но до­го­во­рил­ся с ма­сте­ром, что­бы тот по за­вер­ше­нии ра­бо­ты при­е­хал в Бу­ха­ру и по­стро­ил ми­на­рет еще вы­ше. Од­на­ко об этом услы­шал хи­вин­ский хан и ре­шил во­об­ще убить ма­сте­ра. Стро­и­тель узнал об этом и уехал, оста­вив ми­на­рет неза­вер­шен­ным.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.