В

VOGUE UA - - JEWELLERY ДИЗАЙНЕР -

та­ких укра­ше­ни­ях про­ще про­сто­го под­дер­жи­вать свет­ские бе­се­ды: о них мож­но про­го­во­рить весь ве­чер. Вме­сте с тем это ин­тим­ное по­сла­ние для их вла­де­ли­цы – о люб­ви или се­мье, а кро­ме то­го, ис­то­рия мо­е­го сотрудничества с ху­дож­ни­ком. Да и мно­го че­го еще»,– Эли­за­бет­та Чи­при­а­ни, ры­же­во­ло­сая де­вуш­ка с фар­фо­ро­вой ко­жей, рас­ска­зы­ва­ет о том, как ста­ла де­лать и про­да­вать дра­го­цен­но­сти по эс­ки­зам со­вре­мен­ных ху­дож­ни­ков. Рас­ска­зы­ва­ет и мно­го сме­ет­ся – над тем, что со сво­и­ми «скульп­ту­ра­ми, ко­то­рые мож­но но­сить» раз­бо­га­те­ет «не рань­ше, чем че­рез 50 лет», а так­же над тем, как ей при­хо­дит­ся уго­ва­ри­вать ху­дож­ни­ков сде­лать нечто при­клад­ное из их арт-про­ек­тов.

Чи­при­а­ни изу­ча­ла ис­то­рию ис­кусств, бы­ла ку­ра­то­ром в Рим­ском музее со­вре­мен­но­го ис­кус­ства MACRO, а те­перь в Лон­доне, в рай­оне Мей­ф­эйр, в сво­ей соб­ствен­ной га­ле­рее Elisabetta Cipriani – Jewellery by Artists пе­ре­во­дит арт на язык зо­ло­та и дра­го­цен­ных кам­ней.

Пер­вые про­ек­ты она сде­ла­ла с ху­дож­ни­ка­ми, ко­то­рых зна­ла по работе в Ри­ме. Япо­нец Та­цуо Ми­яд­зи­ма из несколь­ких ви­дов зо­ло­та со­здал коль­ца с Led-дис­пле­ем, ко­то­рый по­ка­зы­ва­ет циф­ры от 1 до 9, что сим­во­ли­зи­ру­ет цик­лич­ность времени. Юж­но­аф­ри­кан­ский ху­дож­ник Кенделл Гирс при­ду­мал се­рию Stella Maris – бу­сы из зо­ло­та, в ко­то­рых каж­дая бу­си­на – это па­ра слеп­лен­ных вме­сте жен­ских сос­ков.

В 2009 го­ду Чи­при­а­ни от­кры­ла соб­ствен­ную га­ле­рею и на­ча­ла ра­бо­тать с топ-ма­сте­ра­ми: со­труд­ни­ча­ла с ита­льян­цем Энрико Кастеллани, ки­тай­цем Ай Вэй­вэ­ем и рос­сий­ским Ильей Ка­ба­ко­вым – пер­вы­ми име­на­ми сво­их стран. «Цена на ху­дож­ни­ка рас­тет – зна­чит, она рас­тет и на юве­лир­ное укра­ше­ние по его эс­ки­зам,– рас­ска­зы­ва­ет Эли­за­бет­та.– К при­ме­ру, стар­то­вая цена зо­ло­то­го брас­ле­та Вэй­вэя Rebar на пре­зен­та­ции в де­каб­ре это­го го­да со­став­ля­ла 50 ты­сяч ев­ро, а к июнь­ской вы­став­ке Design Miami/basel до­стиг­ла 200 ты­сяч. При этом все рав­но ку­пить укра­ше­ние ху­дож­ни­ка де­шев­ле, чем его ра­бо­ту: кар­ти­на Ильи Ка­ба­ко­ва сто­ит 600 ты­сяч, а его под­вес­ка – 50».

В ак­ти­ве Чи­при­а­ни – сотрудничество с 16 ху­дож­ни­ка­ми, а ее укра­ше­ния есть в кол­лек­ци­ях па­риж­ско­го Му­зея де­ко­ра­тив­но­го ис­кус­ства, нью-йорк­ско­го Му­зея ис­кус­ства и ди­зай­на MAD, пе­тер­бург­ско­го Эр­ми­та­жа, се­уль­ско­го му­зея «Мир юве­лир­ных из­де­лий»; кро­ме то­го, она пу­те­ше­ству­ет с га­стро­ли­ру­ю­щей вы­став­кой «От Пи­кассо до Кун­са: ху­дож­ник как юве­лир» кол­лек­ци­о­не­ра Ди­а­ны Вене.

«Люб­лю, что­бы укра­ше­ния бы­ли эле­гант­ны­ми и без­упреч­но сде­лан­ны­ми»,– го­во­рит Эли­за­бет­та. Тра­ди­ци­он­но ра­бо­та вы­гля­дит так: ху­дож­ник де­ла­ет эс­киз, а она по­мо­га­ет во­пло­тить его в жизнь, под­ска­зы­вая еще на ста­дии за­мыс­ла, что нуж­но сде­лать, что­бы ми­ни-ше­дев­ры мож­но бы­ло еще и но­сить,– и ищет юве­ли­ра. Со сво­им лю­би­мым рим­ским юве­ли­ром Ми­за­ре­лем Вал­ли, с ко­то­рым они сде­ла­ли не один про­ект, Чи­при­а­ни по­зна­ко­ми­лась бла­го­да­ря ита­льян­ско­му ху­дож­ни­ку Джор­джио Ви­нья. По эс­ки­зам Джор­джио, на­при­мер, они сде­ла­ли те­ку­чие, слов­но из плав­ле­но­го ме­тал­ла, ко­лье и серь­ги, а по за­мыс­лу нем­ки Ре­бек­ки Хорн – фак­тур­ные ра­куш­ки-коль­ца и брас­ле­ты из кра­шен­но­го вруч­ную зо­ло­та.

Осо­бая ис­то­рия слу­чи­лась с укра­ше­ни­ем Ильи Ка­ба­ко­ва. Как-то его же­на Эми­лия по­ка­за­ла Эли­за­бет­те эс­ки­зы брас­ле­та и коль­ца: муж по­да­рил их в ви­де кар­ти­ны, и они про­жда­ли 19 лет, что­бы стать ре­аль­ным укра­ше­ни­ем. Чи­при­а­ни на­шла ис­пан­ское ате­лье Masriera, ма­сте­ра ко­то­ро­го дела­ют уди­ви­тель­ные ве­щи в сти­ле ар-ну­во, Илья Ка­ба­ков сам вы­брал от­тен­ки эма­ли и дра­го­цен­ные кам­ни для брас­ле­та и коль­ца. За­тем сет до­пол­ни­ли под­вес­кой и серь­га­ми – Ка­ба­ко­вы по­да­ри­ли его сво­ей до­че­ри.

«Каж­дый про­ект – как мой пер­со­наль­ный виш-лист. Не все­гда лег­ко убе­дить ху­дож­ни­ков сде­лать укра­ше­ние – ча­ще все­го это со­вер­шен­но но­вый для них опыт. Но ре­зуль­тат то­го сто­ит»,– го­во­рит Чи­при­а­ни. По за­ко­нам арт-жан­ра каж­дая се­рия ли­ми­ти­ро­ва­на – не бо­лее 12 ве­щей. А по за­ко­ну серд­ца Эли­за­бет­та каж­дый раз остав­ля­ет се­бе один эк­зем­пляр.

Вкус к укра­ше­ни­ям у нее на­след­ствен­ный. Отец был ан­ти­квар­ным ди­ле­ром, и в се­мье бы­ло при­ня­то ба­ловать жен­щин дра­го­цен­но­стя­ми. Чи­при­а­ни уже пе­ре­шли по на­след­ству брас­лет с ру­би­на­ми и брил­ли­ан­та­ми BVLGARI (ко­то­рый отец Эли­за­бет­ты по­да­рил ее ма­те­ри в честь рож­де­ния до­че­ри), ан­глий­ская кор­саж­ная брошь с аме­ти­стом на­ча­ла XX века и несколь­ко ан­ти­квар­ных ве­щей Buccellati, круп­ные и по­ро­ди­стые: мел­кие в се­мье не при­вет­ству­ют.

Ин­сайт у Чи­при­а­ни слу­чил­ся, ко­гда она уви­де­ла дра­го­цен­но­сти ав­тор­ства Да­ли, Пи­кассо и Бра­ка. «Пе­ред рож­де­ни­ем до­че­ри я ре­ши­ла, что хо­чу за­ни­мать­ся имен­но юве­лир­ны­ми укра­ше­ни­я­ми, ко­то­рые со­зда­ют ху­дож­ни­ки,– го­во­рит Эли­за­бет­та.– Это был мой се­бе по­да­рок пе­ред тем, как стать ма­те­рью. И к то­му же для ме­ня все­гда бы­ло важ­но об­щать­ся с ху­дож­ни­ка­ми на­пря­мую – воз­мож­но, имен­но по­это­му я во­об­ще за­ня­лась со­вре­мен­ным ис­кус­ством».

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.