Р

VOGUE UA - - JEWELLERY тренд -

ез­вя­щи­е­ся на ко­рал­ло­вых по­ля­нах жа­бы, под­ве­шен­ные на це­поч­ке иг­ри­вые птич­ки-кро­ли­ки, вы­гля­ды­ва­ю­щие изо рта ма­мон­та че­ло­ве­че­ские го­ло­вы, ске­ле­ты ру­са­лок в ти­а­ре,– мир, до­стой­ный ки­сти Бос­ха, жи­вет в укра­ше­ни­ях не­за­ви­си­мых юве­лир­ных брен­дов. Не­ле­пые сю­же­ты хоть и да­ле­ки от ми­ло­вид­ных ба­бо­чек и ро­ко­вых пан­тер, тре­бу­ют от кли­ен­та та­кой же пла­те­же­спо­соб­но­сти, а сверх то­го – еще и из­ряд­но­го чув­ства юмо­ра. И все же, чем быст­рее ме­ня­ют­ся юве­лир­ные трен­ды, тем проч­нее смеш­ное ста­но­вит­ся нор­мой. Изощ­рен­ные без­де­луш­ки всту­па­ют в кон­ку­рен­цию с фун­да­мен­таль­ной клас­си­кой – эст­рад­ны­ми яр­ки­ми ита­льян­ски­ми укра­ше­ни­я­ми, пре­тен­ци­оз­ны­ми и сен­ти­мен­таль­ны­ми фран­цуз­ски­ми, круп­но­ка­рат­ны­ми аме­ри­кан­ски­ми. Сме­лее все­го с сю­же­та­ми экс­пе­ри­мен­ти­ру­ют неза­ви­си­мые ди­зай­не­ры, не обре­ме­нен­ные бренд­бу­ка­ми ста­рин­ных юве­лир­ных до­мов.

«Дра­го­цен­но­сти вос­при­ни­ма­ют­ся слиш­ком се­рьез­но, они ча­сто че­рес­чур клас­си­че­ские и скуч­ные. Мне нра­вят­ся ве­щи с сек­ре­том, ко­то­рый не сра­зу бро­са­ет­ся в гла­за, а оста­ет­ся из­вест­ным толь­ко мне и вла­дель­цу укра­ше­ния»,– го­во­рит ни­дер­ланд­ский юве­лир Би­би ван дер Вель­ден, со­зда­тель­ни­ца од­но­имен­но­го брен­да Bibi van der Velden. В 2006 го­ду она на­ча­ла де­лать кол­лек­ции, в ко­то­рых изоб­ра­жа­ла ту­чи, обе­зьян и че­ло­ве­че­ские ла­до­ни, сме­ши­вая бив­ни ма­мон­та, ита­льян­ские вин­таж­ные ко­рал­лы, япон­ский неф­рит и кры­лья жу­ков-ска­ра­бе­ев. «Мне ка­жет­ся, мы на­блю­да­ем гран­ди­оз­ную сме­ну вку­сов в юве­лир­ном ми­ре: необыч­ных укра­ше­ний хо­тят не юве­ли­ры, а кли­ен­ты»,– убеж­де­на Би­би.

«Мы жи­вем в эпо­ху эко­но­ми­че­ских кри­зи­сов, по­это­му юмор крайне ва­жен. Важ­но удив­лять, со­зда­вать меч­ты и мо­мен­ты сча­стья»,– го­во­рит ис­пан­ский ди­зай­нер Глен­да Ло­пез, ос­но­вав­шая свой бренд в 2010 го­ду. Кол­лек­ции Glenda Lopez – Fancy Popcorn и Pop Food – вос­пе­ва­ли фаст­фуд, и о них за­го­во­рил весь мир. Пол­го­да на­зад Глен­да пред­ста­ви­ла кол­лек­цию Candy Crush Saga, по­свя­щен­ную иг­ре-го­ло­во­лом­ке про раз­но­цвет­ные кон­феты. Поп-арт в ее укра­ше­ни­ях пред­став­лен в луч­ших тра­ди­ци­ях уо­р­хо­лов­ских ба­на­нов: зо­ло­тые хот-до­ги на коль­цах под­кра­ше­ны крас­ной эма­лью, а гра­на­ты изоб­ра­жа­ют на­чин­ку пиц­цы на брас­ле­тах.

У па­риж­ско­го юве­ли­ра Ли­дии Кур­тей иной под­ход: она пред­ла­га­ет вспом­нить о тон­ком фран­цуз­ском юмо­ре. В ее укра­ше­ни­ях есть серд­ца на зам­ках, влюб­лен­ные кро­ли­ки, хо­дя­чие де­ре­вья и вы­лу­пив­ши­е­ся из яй­ца ске­ле­ты. Сво­ей ин­но­ва­ци­ей она счи­та­ет «во­пло­ще­ние юмо­ра в дра­го­цен­ных кам­нях» – а кам­ни юве­лир лю­бит ред­кие и круп­ные. Ли­дия счи­та­ет, что лю­бовь к стран­ным укра­ше­ни­ям – это услов­ный ре­флекс, и убеж­де­на, что его мож­но вы­ра­бо­тать. Тем бо­лее ес­ли эти изделия вы­пол­не­ны пре­вос­ход­ным об­ра­зом в ма­стер­ских у луч­ших па­риж­ских юве­ли­ров, с ко­то­ры­ми со­труд­ни­ча­ют по­чтен­ные брен­ды с Ван­дом­ской пло­ща­ди. «Мои ве­щи по­э­тич­ны и яр­ки. Цве­ты, ово­щи и за­бав­ный бес­ти­а­рий – все это не толь­ко ве­се­ло, но и яв­ля­ет­ся во­пло­ще­ни­ем фран­цуз­ско­го ма­стер­ства,– го­во­рит па­ри­жан­ка, ди­зай­нер брен­да Garnazelle Се­лин Ри­ве. Garnazelle на фран­цуз­ском – «ля­гуш­ка», по­то­му жа­бы всех ва­ри­а­ций ска­чут по ее ис­кус­но сде­лан­ным юве­лир­ным ве­щам. Ри­ве со­зда­ла свой бренд в 2004 го­ду с мис­си­ей «по­шат­нуть тра­ди­цию вы­со­ко­пар­но­го юве­лир­но­го ми­ра». И де­ла­ет это так успеш­но, что в этом го­ду за­пу­сти­ла ком­мер­че­скую ли­нию неболь­ших за­бав­ных укра­ше­ний GAYA by Garnazelle с же­лу­дя­ми, серд­ца­ми и гла­за­ми.

«Я на­ча­ла де­лать укра­ше­ния, по­то­му что не мог­ла най­ти экс­цен­трич­ные и с чув­ством юмо­ра»,– го­во­рит швей­цар­ский юве­лир и быв­ший ди­зай­нер ин­те­рье­ров Сю­зан­на Суз, ко­то­рая про­ве­ла юность в Нью-йор­ке в ком­па­нии ху­дож­ни­ков Жан-ми­ше­ля Бас­кия и Джеф­фа Кун­са. По ле­ген­де, свое первое укра­ше­ние она со­зда­ла 15 лет на­зад, и Эли­за­бет Тей­лор, уви­дев его на ди­зай­не­ре в ре­сто­ране, тут же по­до­шла и ку­пи­ла из­де­лие. С тех вре­мен у Суз оста­лось коль­цо-ко­ро­на с ля­гуш­кой внут­ри. И сей­час Сю­занне не из­ме­ня­ет чув­ство юмо­ра: она пред­став­ля­ет серь­ги-шан­де­лье­ры в фор­ме кан­де­лябров, за­пон­ки в ви­де таб­ле­ток, брош­ки-му­хо­мо­ры и серь­ги – ми­ше­ни для дро­ти­ков. «За­бав­ные ве­щи обыч­но про­да­ют­ся быст­рее. Моя по­дру­га прин­цес­са Гло­рия фон Турн-и-так­сис но­сит са­мые безум­ные укра­ше­ния. Это все­гда вы­гля­дит экс­тра­ва­гант­но, но со вку­сом».

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.