Мо­да

VOGUE UA - - BEAUTY -

на ано­рек­сию» оста­лась в про­шлом, счи­та­ет мое окру­же­ние – кол­ле­ги, дру­зья, зна­ко­мые (а ес­ли чест­но, то и я са­ма). Сей­час и прав­да не слыш­но скан­да­лов с уволь­не­ни­ем чрез­мер­но ху­дых мо­де­лей; ни­кто не де­ла­ет «пи­ще­вых» ка­минг-аутов, как это без кон­ца про­ис­хо­ди­ло в «ну­ле­вых»; прес­са не со­вер­ша­ет гром­ких раз­об­ла­че­ний. Бо­лее то­го, ка­жет­ся, что кон­цеп­ция при­ня­тия сво­е­го те­ла body positive окон­ча­тель­но по­бе­ди­ла. Реклам­ные кам­па­нии plus size брен­дов Lane Bryant и Melissa Mccarthy взры­ва­ют Ин­тер­нет, для ка­лен­да­ря Pirelli и об­лож­ки аме­ри­кан­ско­го Vogue сни­ма­ют ак­три­су «в те­ле» Эми Шу­мер, а кук­лу Бар­би – впер­вые в ис­то­рии – вы­пус­ка­ют в об­ра­зе пыш­но­те­лой кра­са­ви­цы. Не­смот­ря на эти бла­гост­ные но­во­сти, ста­ти­сти­ка ужа­са­ет. Ва­ле­рий Па­то­нич, ру­ко­во­ди­тель Цен­тра Revocanda, един­ствен­ной в стране кли­ни­ки по ле­че­нию пи­ще­вых рас­стройств, от­крыв­шей­ся пол­то­ра го­да на­зад, го­во­рит, что в Укра­ине ано­рек­си­ей боль­ны от 3 до 5 % лю­дей – пре­иму­ще­ствен­но де­вуш­ки. Бу­ли­ми­ей (при­сту­па­ми нерв­но­го па­то­ло­ги­че­ско­го об­жор­ства) стра­да­ют до 10 % лю­дей. По­тен­ци­аль­ные па­ци­ен­ты пси­хо­те­ра­пев­тов есть в каж­дой шко­ле, осо­бен­но в вы­пуск­ных клас­сах. Ма­ло то­го, ес­ли рань­ше пи­ще­вые рас­строй­ства ди­а­гно­сти­ро­ва­ли у под­рост­ков, то сей­час они встре­ча­ют­ся у 9–11-лет­них де­тей. «Са­мой млад­шей па­ци­ент­ке цен­тра,– рас­ска­зы­ва­ет Па­то­нич,– бы­ло шесть лет». Прав­да, стра­да­ла она не ано­рек­си­ей, а при­сту­па­ми пе­ре­еда­ния.

Кол­ле­ги из рос­сий­ско­го Allure не так дав­но опуб­ли­ко­ва­ли текст Со­ни Тар­ха­но­вой, до­че­ри Ка­ри­ны Доб­ро­твор­ской – пре­зи­ден­та и ре­дак­ци­он­но­го ди­рек­то­ра по раз­ви­тию брен­дов Condé Nast International. Со­ня мно­го лет бо­ро­лась с лиш­ним ве­сом, ви­дя пе­ред со­бой при­мер мод­ной, успеш­ной и строй­ной ма­мы. Клю­че­вые сло­ва – «мно­го лет»: ко­гда Со­ня ра­бо­та­ла над ста­тьей, ей бы­ло 13. Спе­ци­а­ли­сты по ле­че­нию РПП го­во­рят, что, ес­ли ре­бе­нок с дет­ства ви­дит, как кто-то из ро­ди­те­лей огра­ни­чи­ва­ет се­бя в еде, си­дит на ди­е­тах и веч­но сра­жа­ет­ся за иде­аль­ную фи­гу­ру, риск пи­ще­вых рас­стройств у него по­вы­шен. Ма­мы та­ких де­во­чек ча­ще все­го очень друж­ны с детьми. Они ум­ны, иро­нич­ны и неред­ко под­шу­чи­ва­ют над сво­им об­ра­зом жиз­ни. Им и в го­ло­ву не при­хо­дит, что, гля­дя на них, де­ти фор­ми­ру­ют ис­ка­жен­ное от­но­ше­ние к еде и пред­став­ле­ние о вза­и­мо­от­но­ше­ни­ях с те­лом.

При­мер ро­ди­те­лей – не един­ствен­ный фак­тор, ко­то­рый вле­чет риск раз­ви­тия РПП. Вы­со­ки шан­сы за­бо­леть у тех, кто ак­тив­но за­ни­ма­ет­ся спор­том, сле­дит за раз­ме­ром пор­ций (взве­ши­ва­ет еду или при­ки­ды­ва­ет на глаз, сколь­ко мож­но съесть, а сколь­ко сто­ит оста­вить на та­рел­ке), недо­во­лен сво­им те­лом. Ес­ли при этом в об­ще­стве транс­ли­ру­ет­ся мысль «кра­си­вая – зна­чит ху­дая» (это ха­рак­тер­но для Се­вер­ной Аме­ри­ки и Ев­ро­пы), то шан­сов остать­ся в доб­рых от­но­ше­ни­ях с едой и в ла­ду с со­бой ни­чтож­но ма­ло. Ано­рек­сия счи­та­ет­ся пре­иму­ще­ствен­но «го­род­ским» рас­строй­ством, бу­ли­мия ча­ще встре­ча­ет­ся в про­вин­ции, где воз­мож­но­стей по­лу­чить адек­ват­ную по­мощь по­чти нет. Врач, пси­хо­лог Та­тья­на На­за­рен­ко, гла­ва ас­со­ци­а­ции вра­чей и пси­хо­ло­гов, спе­ци­а­ли­зи­ру­ю­щих­ся на РПП, го­во­рит, что се­го­дня бу­ли­мия – бо­лезнь взрос­лых жен­щин. По­сле со­ро­ка они осо­зна­ют, что жиз­нен­ные дра­мы (се­мья, ка­рье­ра, день­ги) по­за­ди, и при­ни­ма­ют­ся ис­кать внеш­не­го вра­га, с ко­то­рым мож­но бы­ло бы со­стя­зать­ся на рав­ных. Этим вра­гом ста­но­вит­ся еда, ко­то­рую жен­щи­ны ис­треб­ля­ют, а дра­мой – чув­ство ви­ны, стра­да­ния от лиш­не­го ве­са и про­чие про­ис­те­ка­ю­щие из пе­ре­еда­ния бе­ды.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.