Ч

VOGUE UA - - SHOPPING -

то де­лаю? Иг­раю с ча­са­ми, при­хо­ди в го­сти» – так од­на­ж­ды при­гла­сил ме­ня к се­бе Жан-клод Би­вер, страст­ный кол­лек­ци­о­нер, ра­нее пре­зи­дент ча­со­вой ма­ну­фак­ту­ры Hublot, а те­перь – TAG Heuer. Его иг­ра с кол­лек­ци­он­ны­ми вин­таж­ны­ми ча­са­ми за­клю­ча­лась в том, что он брал уве­ли­чи­тель­ное стек­ло, от­кры­вал кор­пус, рас­смат­ри­вал ме­ха­низм и на­сла­ждал­ся тем, как он сде­лан. На­сто­я­щие кол­лек­ци­о­не­ры не но­сят вин­таж­ных ча­сов: для них глав­ное – ими об­ла­дать. При нос­ке кор­пус ред­ких эк­зем­пля­ров мож­но по­ца­ра­пать, мож­но раз­бить стек­ло. Да­же по­ли­ров­ка сни­жа­ет их сто­и­мость, не го­во­ря уже о ре­мон­те.

Боль­шая часть вин­таж­ных ча­сов в ма­га­зи­нах и у со­мни­тель­ных ди­ле­ров – неори­ги­наль­ны. Это мо­де­ли, в ко­то­рых по­ме­ня­ли кор­пус, стрел­ки или де­та­ли на фир­мен­ные, но бо­лее позд­не­го го­да вы­пус­ка,– или из­го­то­ви­ли их на за­каз. По­доб­ный ре­монт за­ме­тен лишь про­фес­си­о­на­лам, но имен­но он не поз­во­ля­ет го­во­рить о 100-про­цент­ной ори­ги­наль­но­сти ча­сов. По­это­му, преж­де чем по­ку­пать вин­таж­ные ча­сы (я счи­таю та­ко­вы­ми мо­де­ли воз­рас­та от 30 до 60 лет), сто­ит тща­тель­но изу­чить во­прос. На­сто­я­щим кол­лек­ци­о­не­рам ин­те­ре­сен не­боль­шой сег­мент ча­сов, глав­ные кри­те­рии от­бо­ра для них – мар­ка, со­сто­я­ние из­де­лия и ме­ха­низм. К при­ме­ру, ча­сы ма­ло­из­вест­ной ма­ну­фак­ту­ры Universal Genève мо­гут сто­ить до 100 ты­сяч ев­ро – из-за ред­ко­го ка­либ­ра и огра­ни­чен­ной се­рии вы­пус­ка. А мо­дель 1980-х го­дов Rolex Daytona с фар­фо­ро­вым ци­фер­бла­том и брил­ли­ан­та­ми – 200 ты­сяч про­тив 10 ты­сяч 30 лет на­зад. Сей­час та­ких Rolex оста­лось все­го три: од­ни у ме­ня, еще двое – у се­мьи, при­бли­жен­ной к ита­льян­ско­му ав­то­мо­биль­но­му кла­ну Аньел­ли. Все куп­ле­ны на аук­ци­о­нах.

В аук­ци­он­ных тор­гах я участ­вую боль­ше де­ся­ти лет и убе­дил­ся, что на этом рын­ке мо­жет со­зда­вать­ся ис­кус­ствен­ный ажи­о­таж. Са­ми ма­ну­фак­ту­ры за­ин­те­ре­со­ва­ны в этом: по су­ти, это ре­кла­ма вне­вре­мен­ной цен­но­сти их из­де­лий и со­зда­ние ис­кус­ствен­но­го де­фи­ци­та. К при­ме­ру, Patek Philippe с 1975 го­да по­ку­па­ет свои куль­то­вые хро­но­гра­фы с веч­ным ка­лен­да­рем. Ес­ли они вы­ста­вят на про­да­жу свою кол­лек­цию, це­на на эти ча­сы упа­дет в че­ты­ре ра­за.

Мне встре­ча­лись раз­ные кол­лек­ци­о­не­ры. Для ко­го-то важ­на до­ку­мен­та­ция и ори­ги­наль­ная ко­роб­ка как до­ка­за­тель­ство аутен­тич­но­сти. Для ко­го-то – ка­че­ство ме­ха­низ­ма, а со­сто­я­ние кор­пу­са зна­че­ния не име­ет. Кто-то ищет Rolex Paul Newman Daytona, при­чем по­ку­па­ет их в сред­нем со­сто­я­нии, ре­мон­ти­ру­ет и уве­ря­ет окру­жа­ю­щих, что ча­сы обо­шлись втрое до­ро­же. Кто-то счи­та­ет, что ку­пить ко­стюм­ные вин­таж­ные ча­сы мож­но де­шев­ле, чем ори­ги­на­лы. Та­кое мне­ние оши­боч­но. Нуж­но учи­ты­вать то, что цен­ность 1000 дол­ла­ров се­го­дня и 20 лет на­зад – раз­ная. Ес­ли кто-то на­ме­рен ку­пить ча­сы за 2 000–4 000 ев­ро и со­би­ра­ет­ся их но­сить, то нуж­но пом­нить о про­бле­мах с ре­мон­том, ко­то­рые обя­за­тель­но воз­ник­нут. Ра­зу­ме­ет­ся, не сто­ит за­бы­вать и об эс­те­ти­ке: вин­таж­ные ча­сы – это мо­де­ли с кор­пу­сом 33–36 мм, то­гда как сей­час са­мый рас­про­стра­нен­ный муж­ской раз­мер – 42 мм.

Мой со­вет – при­смот­реть­ся к но­вым аван­гард­ным брен­дам, ко­то­рые со­зда­ют ис­клю­чи­тель­ные ве­щи. К при­ме­ру, про­из­ве­де­ния Ри­ша­ра Мил­ля – та­лант­ли­во­го ча­сов­щи­ка, бли­ста­тель­но­го мар­ке­то­ло­га и ди­зай­не­ра. Его мо­дель хро­но­гра­фа с тур­бий­о­ном Richard Mille RM 008 2004 го­да вы­пус­ка сто­и­ла око­ло 200 ты­сяч ев­ро, се­го­дня уже вдвое до­ро­же. В но­яб­ре 2015 го­да на же­нев­ском аук­ци­оне Phillips од­на из пер­вых мо­де­лей F. P. Journe Tourbillon Souverain в пла­ти­но­вом кор­пу­се диа­мет­ром 38 мм ушла за 200 ты­сяч ев­ро, то­гда как в 1999-м они сто­и­ли 60 ты­сяч. Сто­ит об­ра­тить вни­ма­ние на бренд MB&F ге­ни­аль­но­го мар­ке­то­ло­га Мак­си­ми­ли­а­на Бюс­се­ра: я счи­таю, что в этом го­ду он вы­пу­стил на­сто­я­щую кол­лек­ци­он­ную мо­дель в со­ав­тор­стве с вы­да­ю­щим­ся ча­сов­щи­ком Ала­ном Зиль­бер­штей­ном, ко­то­рый, увы, за­крыл свой бренд 11 лет на­зад.

Не нуж­но так­же за­бы­вать, что ча­сы мо­гут иметь эмо­ци­о­наль­ную цен­ность, ко­то­рая ино­гда важ­нее ре­аль­ной. Ча­сы Panerai ли­ми­ти­ро­ван­ной се­рии с кор­пу­сом из чер­ной Pvd-ке­ра­ми­ки, в ко­то­рых я при­ни­мал ро­ды у же­ны, для ме­ня бо­лее цен­ны, чем, к при­ме­ру, но­ми­наль­но бо­лее до­ро­гие Harry Winston Opus V, со­здан­ные ча­сов­щи­ком Фе­лик­сом Ба­ум­гарт­не­ром спе­ци­аль­но для ме­ня: в се­рии бы­ло 45 мо­де­лей, мои сде­ла­ны вне се­рии с пер­со­наль­ной гра­ви­ров­кой.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.