Я

VOGUE UA - - NEWS -

с дет­ства меч­та­ла тан­це­вать в American Ballet Theatre,– го­во­рит одес­сит­ка Кри­сти­на Шев­чен­ко, си­дя на под­окон­ни­ке сво­ей квар­ти­ры на Ман­х­эт­тене, из ко­то­рой от­кры­ва­ет­ся го­ло­во­кру­жи­тель­ный вид на Нью-йорк.– Из­за Ми­ха­и­ла Ба­рыш­ни­ко­ва в первую оче­редь. Он мой лю­би­мый тан­цов­щик: еще ре­бен­ком я чи­та­ла о том, как он уехал из СССР, как мно­го из­ме­нил в ABT, и все­гда хо­те­ла тан­це­вать в этой труп­пе». Кри­стине – 28 лет, ее ку­ми­ру – 68: она при­со­еди­ни­лась к ABT по­чти че­рез 20 лет по­сле то­го, как от­ту­да ушел Ба­рыш­ни­ков, но с Ми­ха­и­лом все-та­ки по­зна­ко­ми­лась.

Уже во­семь лет Кри­сти­на тан­цу­ет в од­ной из са­мых из­вест­ных ба­лет­ных ком­па­ний ми­ра, и это ее вто­рой се­зон в ка­че­стве со­лист­ки. Даль­ше – толь­ко са­мая выс­шая сту­пень, меч­та всех тан­цов­щи­ков,– principal, то есть ве­ду­щий со­лист. У Шев­чен­ко, как ока­за­лось во вре­мя ин­тер­вью, этот ста­тус уже по­чти в кар­мане. «Вес­ной я стан­цую первую пар­тию в ка­че­стве principal – Кит­ри в «Дон Ки­хо­те», а по­том – «Жи­зель». Я так счаст­ли­ва!» – бур­но же­сти­ку­ли­ру­ет она, рискуя сва­лить­ся с под­окон­ни­ка. На все во­про­сы о сек­ре­тах успе­ха смеш­ли­вая Кри­сти­на толь­ко улы­ба­ет­ся и от­ве­ча­ет об­щи­ми фра­за­ми – мол, нуж­но быть пер­фек­ци­о­ни­стом, а еще – не сда­вать­ся, а еще – быть го­то­вой прыг­нуть вы­ше соб­ствен­ной го­ло­вы.

Боль­ше о сек­ре­тах успе­ха Шев­чен­ко зна­ют кри­ти­ки, ко­то­рые от­сле­жи­ва­ют ее пре­мье­ры и мо­мен­таль­но ре­а­ги­ру­ют ре­цен­зи­я­ми в The Wall Street Journal и The New York Times. Они счи­та­ют, что Шев­чен­ко – об­раз­цо­вая клас­си­че­ская ба­ле­ри­на с же­лез­ной за­кал­кой рус­ской тан­це­валь­ной шко­лы, а еще – очень ар­ти­стич­ная и оба­я­тель­ная де­вуш­ка. За­кал­ка у Кри­сти­ны олим­пий­ская: ее па­па, успеш­ный гим­наст, от­дал трех­лет­нюю дочь в шко­лу олим­пий­ско­го ре­зер­ва, где не бы­ло ни вы­ход­ных, ни по­бла­жек. Де­ло бы­ло в Одес­се: се­мья Кри­сти­ны жи­ла в са­мом цен­тре, на Де­ри­ба­сов­ской, и каж­дый день па­па во­дил ее в зна­ме­ни­тую 59-ю спор­тив­ную шко­лу на Ка­нат­ной. А по вы­ход­ным – в Опер­ный: по­дру­га Кри­сти­ни­ной ма­мы бы­ла ба­ле­ри­ной, и де­воч­ку по бла­ту пус­ка­ли в свя­тая свя­тых – за ку­ли­сы те­ат­ра. «В че­ты­ре го­да я по­смот­ре­ла из-за ку­лис «Спя­щую кра­са­ви­цу» – и обо­мле­ла. Это бы­ло так кра­си­во! То­гда, ви­ди­мо, я и по­ня­ла под­со­зна­тель­но, чем хо­чу за­ни­мать­ся в жиз­ни».

При­выч­ка мно­го хо­дить пеш­ком у Кри­сти­ны из одес­ско­го дет­ства. Те­перь пеш­ком она хо­дит на тре­ни­ров­ки и ре­пе­ти­ции. Тем бо­лее что от ее про­стор­ной, свет­лой квар­ти­ры на Ман­х­эт­тене до Юни­он-сквер, где на­хо­дят­ся ре­пе­ти­ци­он­ные сту­дии ABT,– чет­верть ча­са ходь­бы, а еще две ми­ну­ты – и Лин­кольн-центр, где те­атр да­ет свои спек­так­ли. «Гу­ляю – и до­пол­ни­тель­но тре­ни­рую но­ги»,– шу­тит ба­ле­ри­на. Поклонники, кста­ти, счи­та­ют, что это са­мая кра­си­вая часть

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.