СА­МОЕ ОБСУЖДАЕМОЕ МЕ­СТО ХЕЛЬ­СИН­КИ – САУНА ЛОЙ­ЛУ. МНОГОУГОЛЬНОЕ ДЕРЕВЯННОЕ ОРИГАМИ 50% – БАР ОГРОМ­НОЙ ТЕРРАСОЙ НА 50% – САУНА

VOGUE UA - - NEWS -

от­крыл­ся в мар­те это­го го­да, и сю­да все так стре­мят­ся по­пасть, что про­сто зай­ти и сесть про­бле­ма­тич­но: мест по­чти ни­ко­гда нет. Ес­ли оста­вить в по­кое Ри­чар­да Мак­кор­ми­ка с его хай­пом, то в ре­сто­ран те­ат­ра Savoy нуж­но ид­ти, по­то­му что его ин­те­рьер в 1930-е го­ды со­здал сам Ал­вар Аал­то (его зна­ме­ни­тая кляк­со­вид­ная ва­за да­же на­зы­ва­ет­ся Savoy). Са­мые зре­лищ­ные ба­ры на кры­шах – в ре­сто­ране Ravintola Palace и в Solo Sokos Hotel Torni; по­ка под­ни­ма­ешь­ся на 14-й этаж, успе­ва­ешь рас­смот­реть мно­го ста­рин­но­го фин­ско­го ди­зай­на. Hietalahti Market Hall – фуд-корт на бло­ши­ном рын­ке. Ateljé Finne – ре­сто­ран с фин­ским фью­же­ном.

Фин­ны лю­бят по­ве­се­лить­ся. В пят­ни­цу ве­че­ром трез­вых в цен­тре нет во­об­ще: кто-то ша­та­ет­ся и па­да­ет, ко­го-то про­сто несут на ру­ках. По­сле по­езд­ки в Хель­син­ки ни­ка­ких ис­то­рий о том, что сла­вяне мно­го пьют, я слу­шать не же­лаю: у нас да­же близ­ко так не пьют. Но те, кто fashion, в цен­тре не тан­цу­ют. По вос­кре­се­ньям (бог зна­ет по­че­му имен­но по вос­кре­се­ньям) при­ня­то ез­дить в про­мыш­лен­ные ру­и­ны, в клуб Ääniwalli: му­зы­ка тут тя­же­лая, а пуб­ли­ка – са­мая мод­ная. Еще од­на пра­виль­ная точ­ка – Kaiku: огром­ный клуб­ный кон­гло­ме­рат, обу­стро­ен­ный в быв­ших ан­га­рах Nokia. Это це­лый го­род в го­ро­де: клу­бы тут рас­по­ло­же­ны кас­ка­дом, из од­но­го в дру­гой мож­но пе­ре­хо­дить пря­мо внут­ри, не вы­хо­дя на ули­цу; в од­ном иг­ра­ют ха­ус, в дру­гом – фанк, в тре­тьем – дис­ко и так да­лее; немыс­ли­мые тол­пы лю­дей, го­ры по­су­ды и окур­ков пря­мо на сто­лах, по­то­му что в пе­пель­ни­цы они про­сто не по­ме­ща­ют­ся,– это что-то ко­лос­саль­ное, клуб­ный Ва­ви­лон.

Са­мое обсуждаемое нын­че ме­сто в Хель­син­ки – сауна Лой­лу. На­хо­дит­ся она в со­вре­мен­ном, мод­ном и до­ро­гом рай­оне Мунк­ки­са­ари. Это не ста­рый го­род, а неболь­шой по­лу­ост­ров в неко­то­ром от­да­ле­нии от него, и жизнь тут вер­тит­ся во­круг во­ды: к мо­рю вы­хо­дят про­гу­лоч­ные до­рож­ки и ве­ре­ни­ца но­вых ка­фе, мо­ре – в па­но­рам­ных ок­нах кон­до­ми­ни­у­мов. Но ца­рит здесь Лой­лу: это многоугольное деревянное оригами на 50 % – бар с огром­ной террасой и на 50 % – сауна. Сауна то­же с ба­ром и террасой, толь­ко в этой ча­сти го­сти пьют свои коктейли и шам­пан­ское в ха­ла­тах. Осо­бый шик – оку­нуть­ся по­сле пар­ной не в бас­сейн, а в Се­вер­ное мо­ре, где в са­мые жар­кие ме­ся­цы тем­пе­ра­ту­ра не пре­вы­ша­ет +15 Я бы­ла в вос­тор­ге – и от ви­да, и от тер­ра­сы, и осо­бен­но от окон с ви­дом на мо­ре в па­рил­ках.

Еще один хель­синк­ский спе­ци­а­ли­тет – парк ат­трак­ци­о­нов Лин­нан­мя­ки. Аме­ри­кан­ские гор­ки и ка­ру­се­ли здесь та­кие же, как вез­де, но есть ат­трак­ци­он, ко­то­рый рань­ше мне ни­где не по­па­дал­ся: аме­ри­кан­ская гор­ка, на ко­то­рой ка­та­ют­ся в оч­ках вир­ту­аль­ной ре­аль­но­сти. Ка­бин­ка под­ни­ма­ет­ся вверх, а я вме­сто это­го ви­жу, как мой звез­до­лет взле­та­ет в небо; по­во­ра­чи­ва­ет на­ле­во – а я об­го­няю ко­ме­ту; па­да­ет вниз – а я пре­сле­дую вра­же­ский ко­рабль. На эту гор­ку сто­ит длин­ней­шая оче­редь, но ат­трак­ци­он то­го точ­но сто­ит.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.