Обык­но­вен­ный че­ло­век Мкларк,

VOGUE UA - - NEWS -

инув­шей осе­нью ев­ро­пей­ская, и преж­де все­го лон­дон­ская мод­ная об­ще­ствен­ность го­ря­чо об­суж­да­ла вы­став­ку с го­во­ря­щим на­зва­ни­ем Vulgar в лон­дон­ском Цен­тре ис­кусств Бар­би­кан. Ку­ра­тор Джу­дит

в чьем по­служ­ном спис­ке вы­став­ки в ант­вер­пен­ском Му­зее мо­ды Momu и лон­дон­ском Му­зее Вик­то­рии и Аль­бер­та, работа с Louis Vuitton и Chloé, вит­ри­ны Selfridges и про­чие эпо­халь­ные fashion-про­ек­ты, при­ду­ма­ла ее вме­сте со сво­им му­жем – пси­хо­ана­ли­ти­ком и пи­са­те­лем Ада­мом Фил­лип­сом. Вме­сте они раз­мыш­ля­ли о раз­ных зна­че­ни­ях сло­ва «вуль­гар­ность», а по­том Кларк во­пло­ти­ла их идеи в экс­по­зи­ции одеж­ды из раз­ных эпох и стран: от пла­тьев при­двор­ных дам кон­ца XVIII ве­ка и ве­щей фран­цуз­ских кре­стьян до безум­ных на­ря­дов Ви­вьен Ве­ствуд, Джо­на Га­лья­но и Жан-по­ля Го­тье. Боль­шин­ство по­се­ти­те­лей вы­став­ки (вклю­чая ме­ня), по­пав ту­да, чув­ство­ва­ли рас­те­рян­ность: все ожи­да­ли зо­ло­тых рю­шей, ро­зо­вых мини-юбок и ост­ро­но­сых са­пог на шну­ров­ке и шпиль­ках в 15 см, а в пер­вых за­лах бы­ли вы­став­ле­ны экс­по­на­ты, ко­то­рые со­вре­мен­но­му гла­зу ка­жут­ся эле­гант­ны­ми и изящ­ны­ми, – от ан­ти­квар­ных ве­е­ров до пла­тьев ма­дам Гре и Эль­зы Скиа­па­рел­ли. Та­ким об­ра­зом Кларк под­чер­ки­ва­ла, на­сколь­ко пред­став­ле­ния о вуль­гар­но­сти раз­ли­ча­ют­ся в раз­ные эпо­хи и как они в ко­неч­ном сче­те от­но­си­тель­ны и пе­ре­мен­чи­вы.

Спу­стя несколь­ко недель по­сле открытия вы­став­ки гря­ну­ли аме­ри­кан­ские вы­бо­ры, и сло­во vulgar, неча­сто, в об­щем-то, ис­поль­зу­е­мое в ан­глий­ском язы­ке, вдруг на­вод­ни­ло всю ан­гло­языч­ную прес­су – ра­зу­ме­ет­ся, в ка­че­стве ха­рак­те­ри­сти­ки све­же­из­бран­но­го пре­зи­ден­та. В день по­сле вы­бо­ров я на­счи­та­ла его 17 раз, кра­ем гла­за чи­тая бри­тан­ские и аме­ри­кан­ские сай­ты. «Вы как в во­ду гля­де­ли с на­зва­ни­ем», – на­пи­са­ла я сво­ей по­дру­ге – ку­ра­то­ру и по­мощ­ни­це Кларк. «И не го­во­ри. Ка­жет­ся, мы всту­па­ем в эпо­ху Vulgar», – мрач­но по­шу­ти­ла она в от­вет. На­до ска­зать, что в мо­де эта эпо­ха на­ча­лась уже неко­то­рое вре­мя на­зад, – толь­ко не в том смыс­ле, в ка­ком это сло­во по­ни­ма­ют лю­ди, ожи­да­ю­щие от вы­став­ки в Бар­би­кане зо­ло­тых рю­шей. Изна­чаль­ное зна­че­ние это­го сло­ва в ла­ты­ни – «обык­но­вен­ный», или «про­сто­лю­дин»; по­на­до­би­лось несколь­ко сто­ле­тий, что­бы оно при­об­ре­ло свое се­го­дняш­нее зна­че­ние – «кри­ча­щий», «без­вкус­ный», «пош­лый». И ес­ли от­кро­вен­но­го дур­но­вку­сия в мо­де мы уже дав­но не на­блю­да­ем (по­след­нее де­ся­ти­ле­тие про­хо­дит под зна­ком скан­ди­нав­ско­го ми­ни­ма­лиз­ма, сдер­жан­но­сти и про­ду­ман­но­сти; мар­ка Céline – сим­вол со­вре­мен­ной мо­ды и хо­ро­ше­го вку­са од­но­вре­мен­но), то от­сы­лок к одеж­де «обыч­ных лю­дей» хоть от­бав­ляй.

Взять, к при­ме­ру, стиль норм­кор, о ко­то­ром все го­во­ри­ли три с неболь­шим го­да на­зад. Сло­во с тех пор под­за­бы­лось, но идея жи­вет и раз­ви­ва­ет­ся: фут­бол­ки с над­пи­сью DHL на по­ка­зах Vetements, да и вся сти­ли­сти­ка Дем­ны Гва­са­лии – яр­кий то­му при­мер. Ге­ро­я­ми осенне-зим­ней ин­с­та­грам-кам­па­нии мар­ки Dolce & Gabbana с хе­ш­те­гом #realpeople ста­ли раз­но­ра­бо­чие, за­вер­бо­ван­ные на стро­и­тель­ных участ­ках. На по­ка­зе Кри­сто­фе­ра Кей­на вес­на-ле­то – 2017 мо­де­ли хо­ди­ли в шле­пан­цах Crocs, а во­об­ще за­си­лье шле­пан­цев (все ча­ще по­верх нос­ков) и тре­ни­ро­воч­ных шта­нов в мо­де про­дол­жа­ет­ся уже несколь­ко се­зо­нов. Все это – от­сыл­ки к одеж­де «обыч­ных» лю­дей. Та­ких лю­дей ко­гда-то на­зы­ва­ли

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.