КРУГЛОЕ ДЕЛО

Жем­чуг в кол­лек­ци­ях со­вре­мен­ных юве­ли­ров

VOGUE UA - - NEWS -

Яна­ча­ла ра­бо­тать с жем­чу­гом по­сле рож­де­ния сы­на. Ду­маю, жем­чуг бли­зок бе­ре­мен­ным. Из пес­чин­ки в уст­ри­це вы­рас­та­ет жем­чу­жи­на – всё как с ре­бен­ком», – го­во­рит дат­ский юве­лир Со­фи Бил­ле Бра­ге. Ее про­стые серь­ги чет­ких ли­ний и ла­ко­нич­ные коль­ца Sophie Bille Brahe с жем­чу­гом, со­здан­ные сов­мест­но с япон­ским брен­дом Sacai, про­да­ют­ся в Dover Street Market. Са­ма же Со­фи уве­рен­но впи­са­лась в пле­я­ду мод­ных юве­лир­ных ди­зай­не­ров, ра­бо­та­ю­щих в жан­ре ми­ни­ма­лиз­ма и уме­ло об­ра­ща­ю­щих­ся с кон­сер­ва­тив­ной пер­ла­мут­ро­вой клас­си­кой.

О при­род­ных ин­стинк­тах го­во­рит и япон­ка Мизу­ки Гольц, ос­но­ва­тель­ни­ца брен­да Mizuki Jewelry. Ди­зай­нер пред­по­чи­та­ет всем ви­дам жем­чу­га ба­роч­ный – асим­мет­рич­ной фор­мы, ше­ро­хо­ва­тый. Ей нра­вит­ся, как он до­пол­ня­ет хо­лод­ную про­сто­ту со­вре­мен­ных юве­лир­ных укра­ше­ний. Для глад­ко­го клас­си­че­ско­го жем­чу­га Мизу­ки ищет осо­бую фор­му, ко­то­рая поз­во­ля­ет ему «жить на те­ле». Ее серь­ги Marquis в ви­де ро­счер­ка двух ли­ний, внут­ри ко­то­рых осе­ла

Мод­ные ЮВЕЛИРНЫЕ ДИ­ЗАЙ­НЕ­РЫ

уме­ло ра­бо­та­ют с КОН­СЕР­ВА­ТИВ­НОЙ ПЕР­ЛА­МУТ­РО­ВОЙ КЛАС­СИ­КОЙ

круп­ная кап­ля пер­ла­мут­ра, но­сят все – от Ми­шель Оба­мы до гол­ли­вуд­ских стар­ле­ток. Ди­зай­нер на­ста­и­ва­ет на «близ­кой связи» укра­ше­ния с но­си­те­лем и лю­бит, ко­гда пер­ла­мутр иг­ра­ет с кон­ту­ра­ми те­ла.

Иде­аль­ная ме­та­фо­ра чув­ствен­но­сти жем­чу­га – в укра­ше­ни­ях ита­льян­ки Лии ди Гре­го­рио. Лия на­шла для него но­вую по­зи­цию: пря­чет жем­чу­жи­ны внут­ри коль­ца и брас­ле­та – и они все вре­мя со­при­ка­са­ют­ся с ко­жей. Ди­зай­нер счи­та­ет свои дра­го­цен­но­сти «скрыт­но жен­ствен­ны­ми» и на­зы­ва­ет в пас­сив­ном за­ло­ге be touched («быть тро­ну­тым»).

О том, как эро­ти­чен жем­чуг, вспом­ни­ли не се­го­дня. По­иск в Google по­сто­ян­но вы­да­ет фра­зу о том, что Баль­зак срав­ни­вал жем­чуг с плот­ски­ми удо­воль­стви­я­ми, хо­тя это пря­мая ци­та­та из «Зо­ло­той ро­зы» Кон­стан­ти­на Па­у­стов­ско­го. В по­ве­сти о при­ро­де твор­че­ства при­во­дит­ся рас­сказ о Баль­за­ке: его вы­мыш­лен­ная ис­то­рия об осту­пив­шей­ся мо­наш­ке Жанне из аб­бат­ства N в од­ном из ро­ма­нов на­шла про­дол­же­ние в жиз­ни – на­сто­я­щая мо­наш­ка при­е­ха­ла про­сить пи­са­те­ля пе­ре­пи­сать ис­то­рию. «Что­бы ва­ше мо­ло­дое те­ло, пре­крас­ное, как жи­вой жем­чуг, узна­ло, что та­кое ра­дость и лю­бовь» – с та­ки­ми сло­ва­ми он вы­го­нял Жан­ну на ули­цу. Ис­то­рия для Жан­ны за­кон­чи­лась хо­ро­шо – у нее на­ча­лась но­вая жизнь. А в ар­се­на­ле жем­чу­га по­яви­лась оче­ред­ная ме­та­фо­ра.

Са­мая лю­би­мая свя­за­на с нит­кой жем­чу­га. Глав­ная жем­чуж­ная дра­го­цен­ность – оже­ре­лье – не толь­ко пра­виль­ный ат­ри­бут lady-like и хо­ле­ный кон­сер­ва­тизм в чи­стом ви­де, но и на­зва­ние для ви­да сек­са. И по­сто­ян­ный участ­ник арт-фан­та­зий: еще Хель­мут Нью­тон го­во­рил, что бур­жу­аз­ные де­вуш­ки на­мно­го эро­тич­нее сек­ре­тарш, и лю­бил ис­поль­зо­вать жем­чуг в сво­их съем­ках.

Из Япо­нии, кро­ме без­упреч­но ров­но­го куль­ти­ви­ро­ван­но­го мор­ско­го жем­чу­га Акойя, при­шел ни­ше­вой ки­но­жанр «ама­экс­пло­тей­шен» (ама – на­зва­ние древ­ней по­чет­ной про­фес­сии жен­щин-ны­ряль­щиц, до­бы­ва­ю­щих пер­ла­мут­ро­вые бу­си­ны). Ко­стю­мом им тра­ди­ци­он­но слу­жи­ли на­бед­рен­ная по­вяз­ка и нож, вы­гля­де­ли они до­воль­но эф­фект­но, и в 1950- е го­ды вы­шла се­рия трил­ле­ров об от­важ­ных по­лу­об­на­жен­ных де­вуш­ках. Глав­ным в них бы­ли под­вод­ные ба­ле­ты. Как пи­са­ли кри­ти­ки, эро­ти­че­ский эф­фект до­сти­гал­ся бла­го­да­ря пред­чув­ствию опас­но­сти, угро­жа­ю­щей ны­ряль­щи­цам, – так что эти филь­мы да­же без оче­вид­ных сцен сек­су­аль­но­го ха­рак­те­ра бы­ли иде­аль­ной муж­ской фан­та­зи­ей. Ны­ряль­щи­ца-ама да­же бы­ла де­вуш­кой Бон­да в филь­ме «Жи­вешь толь­ко два­жды» 1967 го­да.

Впро­чем, мож­но со­сре­до­то­чить­ся на бо­лее прак­тич­ных свой­ствах жем­чу­га. Мо­ло­дые ди­зай­не­ры лю­бят ис­поль­зо­вать его в панк­со­че­та­ни­ях: к при­ме­ру, Пейдж Но­вик укра­ша­ет им длин­ные серь­ги-па­лоч­ки, а Сас­кия Ди­ез ис­поль­зу­ет как за­стеж­ку на под­вес­ках для до­сти­же­ния необ­хо­ди­мой сте­пе­ни небреж­но­сти в об­ра­зе. «Жем­чуг у ли­ца – из­вест­ный кос­ме­ти­че­ский при­ем, – го­во­рит мне укра­ин­ский юве­лир Оль­га Вейс­берг и пред­ла­га­ет при­ме­рить па­ру жем­чуж­ных се­ре­жек. – Со­зда­ет изу­ми­тель­ный эф­фект си­я­ния ко­жи».

ЖЕМ­ЧУГ СЕ­ГО­ДНЯ – это фа­миль­ная ре­лик­вия и укра­ше­ние пер­вых ле­ди, ак­сес­су­ар гол­ли­вуд­ских звезд и ат­ри­бут для секс-про­во­ка­ций

Серь­ги, жел­тое зо­ло­то, прес­но­вод­ный жем­чуг, Mizuki

1. Брас­лет Lightb, бе­лое зо­ло­то, жем­чуг Акойя, Lia Di Gregorio. 2. Серь­ги, жел­тое зо­ло­то, брил­ли­ан­ты, жем­чуг, Paige Novick. 3. Серь­ги Petite Boucle Kelly и Boucle Kelly, жел­тое зо­ло­то, жем­чуг, Sophie

Bille Brahe. 4. Серь­ги Honeycomb, бе­лое зо­ло­то, брил­ли­ан­ты, жем­чуг Акойя, Mikimoto. 5. Коль­цо Be Touched, жел­тое зо­ло­то, жем­чуг Акойя, Lia Di Gregorio

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.